2019-08-15 21:26:40
Континентальная хоккейная лига

“Динамо”. Знакомство. Дрю Шор. В Минске мне понравилось еще на чемпионате мира-2014

“Динамо”. Знакомство. Дрю Шор. В Минске мне понравилось еще на чемпионате мира-2014Новичок минского “Динамо” Дрю ШОР десять лет назад был выбрал “Флоридой” на драфте НХЛ под 44-м номером. В сильнейшей лиге мира центрфорвард провел за “Флориду”, “Калгари” и “Ванкувер” 94 матча, в которых набрал 26 очков (9+17).


Успел американец поиграть и в швейцарских “Клотене” и “Цюрихе”, а часть прошлого сезона отработал в КХЛовском “Куньлуне”. Теперь же уроженец Денвера оказался в Минске, знакомом ему еще по выступлению за сборную США на чемпионате мира-2014. Прилетев в нашу страну в субботу, несколько дней спустя Шор дал интервью “ПБ”.


— Твои впечатления о первых днях в Минске?
— Очень красивый город, отличная арена. Познакомился с одноклубниками — похоже, хорошие ребята. Думаю, каждый из нас нацелен успешно провести стартующий вскоре сезон. А в Минске я уже бывал, если не ошибаюсь, семь лет назад. Приезжал со сборной США на чемпионат мира.

— В 2014 году.
— Точно. Значит, прошло пять лет. Но с тех пор ни разу здесь не бывал. Город изменился, заметно разросся. По крайней мере тогда напротив арены не было всех этих домов — может, поэтому у меня такое впечатление. А вообще, Минск мне понравился уже в 2014-м, и это стало одним из факторов того, что сейчас решил подписать с “Динамо” контракт.

— Для хоккеиста переход в новую команду — большой стресс?
— Есть немного. Но в Северной Америке игроки часто меняют клубы, так что я привык. В “Динамо” меня приняли хорошо, здесь комфортно.

— Ты прилетел из родного Денвера?
— Да, в субботу вечером. Добирался транзитом через Мюнхен. Разница во времени, конечно, пока ощущается — первые пару ночей было сложно уснуть. Но по опыту прошлых сезонов я знаю, что через несколько дней организм привыкнет.

— Как провел летний отпуск?
— В основном был дома в Денвере. У нас маленькая дочка, ей два года, так что уделял ей много времени. И, конечно, тренировался, готовился к новому сезону.

— Как возник вариант с “Динамо”?
— Часть прошлого сезона я отыграл за “Куньлунь”, и первый КХЛовский опыт мне понравился. Понял, что могу добиться успеха в этой лиге, поэтому захотел в ней остаться. Были разные варианты, я разговаривал со многими людьми и в итоге остановился на Минске. В плане города, организации и так далее это оптимальный выбор. Сюда можно привезти семью — думаю, жена с дочкой прилетят через месяц или два.

— Вернуться в Китай не мог?
— Существовал и такой вариант, и я много думал об этом. Но в конце концов оказался в “Динамо”, чему только рад.

— Крэйг Вудкрофт наверняка знал тебя по чемпионату Швейцарии. Это сыграло роль при переходе?
— Конечно. Мы раньше не были знакомы, тем не менее я выходил на лед против его команд. Сейчас поговорил с Крэйгом по телефону еще до подписания контракта. Думаю, Вудкрофт — хороший тренер, который способен выжать из команды максимум. Надеюсь, под его руководством выиграем много матчей.

— Михаила Грабовского помнишь по НХЛ?
— Я играл против него. Знаком и с парой хоккеистов, которые выступали вместе с Михаилом за “Торонто”. Думаю, это большое приобретение для “Динамо”. Грабовский добился успеха в НХЛ, к тому же он совсем недавно закончил карьеру и отлично понимает менталитет игроков.

— Других белорусов в НХЛ ты знал?
— Естественно, имел представление, кто такие братья Костицыны. Оба — отличные мастера. Еще помню Салея, который неплохо проявил себя в “Колорадо” — клубе из моего родного города.

— С кем был знаком из нынешнего состава “Динамо”?
— С Граньяни, который в восторге от возвращения в Минск. Он говорил о городе так много приятного!

— Твое лучшее игровое качество?
— Думаю, видение площадки и умение пасовать. При этом я разносторонний центральный нападающий, который может не только атаковать, но и обороняться, способен помочь команде в меньшинстве и противостоять ведущим звеньям соперника.

— Какой результат в сезоне сделает тебя счастливым?
— Наша цель — выйти в плей-офф. Для этого желательно успешно стартовать в чемпионате. По первым впечатлениям, в составе много классных мастеров. Надеюсь, сыграемся и выступим хорошо.

— Можешь подробнее вспомнить минский чемпионат мира-2014?
— Было весело, мне понравилось. Жаль только, что в четвертьфинале мы уступили сборной Чехии. Но организация была на уровне — красивая арена, чудесные болельщики.

— Тогда ты не мог и представить, что однажды будешь здесь играть за “Динамо”?
— Честно говоря, нет. Иногда жизнь делает странные повороты. Пять лет назад КХЛ вообще не было в моей повестке дня. Но сейчас я здесь — и воспоминания о 2014-м облегчили принятие решения о переезде.

— То был твой единственный чемпионат мира. Других шансов не возникало?
— В 2015-м возможность представилась, я тогда провел очень хороший сезон. Но в итоге в сборную не попал. В Америке сейчас много классных мастеров, в том числе выступающих в НХЛ, поэтому пробиться в национальную команду непросто.

— Шестое место в 2014-м сочли в США плохим результатом?
— Сейчас наш хоккей достаточно силен для того, чтобы ставить задачу побеждать на каждом турнире. Шестое место — явно не тот результат, к которому мы стремились. Но все ведь решилось в одном матче с чехами. Это не Кубок Стэнли, где проводят серьезные серии до четырех побед.

— Тогда в Минске ты записал видео, где поздравил маму с Днем матери...
— Мне об этом здесь уже говорили, но я сам совершенно позабыл. Вообще это традиция — каждый год поздравляю маму с праздником. Она столько сделала, чтобы мы с братьями стали хоккеистами... Наверное, действительно снял видео в Минске, но уже ничего не помню.

— Чему тебя научил опыт в “Куньлуне”?
— Понял, что представляет из себя КХЛ. По-моему, эта лига подходит моему стилю. В Китае нас тренировал Курт Фрэйзер — великолепный специалист. Это большое приобретение для клуба. Думаю, с Куртом китайцы достойно выступят в новом сезоне. У человека солидный опыт в НХЛ, отличное понимание игры.

— Знаешь, что в свое время Фрэйзер тренировал сборную Беларуси?
— Серьезно? Впервые слышу. Забавно, он нам ничего не рассказывал.

— С китайской культурой познакомился?
— А как же. Раньше я никогда не был в этой стране. Сейчас же пожил в Пекине и Шанхае — города совсем разные, но оба красивые. Увидел Китайскую стену — незабываемое впечатление. Слышал о ее размерах, но лишь когда видишь своими глазами, понимаешь, как она велика. В Пекине, правда, мы провели всего четыре-пять дней на финише сезона, а до этого базировались в Шанхае. Огромный город, чем-то похожий на Нью-Йорк. Тоже очень много людей и небоскребов.

— Это не напрягает?
— Немного, но я же бывал в Нью-Йорке и прочих мегаполисах. Шанхай — чудесный город.

— Как тебе китайская еда?
— Нас везде кормили на высшем уровне — и в Пекине, и в Шанхае. Интересный опыт. Но каких-то чересчур экзотических блюд я не пробовал, с ума не сходил.

— Сколько слов знаешь по-китайски?
— Ни одного. Честно говоря, в “Куньлуне” я даже лучше выучил русский — там в тренерском штабе несколько россиян. Знаю слов двадцать. Фразы типа “Меня зовут Дрю”... Последнее слово, которое запомнил — “клюшка”. Хочу серьезно заняться русским. Надеюсь, в конце сезона сможем пообщаться с вами на нем.

— Кстати, Дрю — твое полное имя?
— По паспорту я Дэвид Эндрю Шор. Просто моего отца тоже зовут Дэвид, поэтому меня так никто не называл — только Дрю, сокращенно от Эндрю.

— Твои родители живут в Денвере?
— Да. Конечно, я по ним скучаю. Но ведь даже в Северной Америке в ходе сезона видел их нечасто — все время разъезды. Уже привык, хотя летом стараюсь общаться с родными как можно чаще.

— Что бы ты посоветовал увидеть и сделать в Денвере?
— У нас очень красивые горы. Зимой многие катаются на лыжах и сноуборде. Еще можно поиграть в гольф, порыбачить, просто погулять.

— У тебя ведь три младших брата — и все хоккеисты...
— Верно. В нашей семье все дети занялись одним видом спорта. Когда мы были маленькими, “Колорадо Эвеланш” стал одним из сильнейших клубов НХЛ. Хоккеем заинтересовались даже те, кто раньше ничего о нем не знал — как мои родители. Отец играл в лакросс, мама выросла во Флориде и занималась теннисом. Но “Колорадо” дважды выиграл Кубок Стэнли, они увлеклись. Меня отдали в хоккей, а затем уж и моих братьев. И на матчи “Эвеланш” мы ходили — правда, не на финалы Кубка Стэнли. На решающие сражения билеты стоили слишком дорого.

— В Денвере есть команды во всех ведущих североамериканских спортивных лигах. Какая их них первая по популярности?
— Наверное, “Бронкос” из американского футбола. А “Эвеланш” на втором месте. Кстати, я внимательно слежу за всеми нашими клубами.

— Кто из четырех братьев Шор самый талантливый?
— Ха, каждый из нас назовет самого себя. Но вообще самый младший, Бейкер, очень перспективный. Хотя парню всего 18 лет, он только пошел в колледж.

— Еще один брат, Ник, в прошлом году выступал в КХЛ за “Магнитку”. Вы пересекались на льду?
— Не довелось. Сейчас, к слову, он подписал контракт с “Торонто”, и это здорово. Зависти нет — летом мы все время вместе тренировались, и мне хотелось, чтобы брат прибавлял. Никто не желает ему успеха в “Торонто” так же сильно, как я. Конечно, каждый игрок стремится попасть в НХЛ, но за Ника я действительно рад. Могу назвать себя его поклонником номер один.

— С братьями общаетесь часто?
— Каждый день. Говорим о хоккее, и не только о нем. Хотелось бы и поиграть вместе. Думал, уж в этом сезоне пересечемся с Ником в КХЛ, но он получил очень выгодное предложение от “Торонто”. Там подобрался приличный состав — надеюсь, замахнутся на Кубок Стэнли.

— В начале карьеры ты выступал за университет Денвера. А диплом получил?
— Да, в сфере бизнеса. Может, когда-то и пригодится. По завершении карьеры хотел бы остаться в хоккее. В какой роли, не знаю — тренера, менеджера, агента... Надеюсь, это будет нескоро — пока есть желание подольше поиграть.

— В НХЛ ты провел 94 матча. Какой из них наиболее памятный?
— Однажды я забросил две шайбы “Питтсбургу”, и мы выиграли. В составе соперника выступали Кросби, Малкин... Это моя лучшая игра в лиге.

— А впервые в НХЛ ты отличился при участии Джека Скилли...
— Точно, мы тогда играли вместе за “Флориду”. Знаю, Джек выступал за “Динамо” — как и мой друг Куинтон Хауден. Они оба расхваливали Минск, Хауден так вообще в восторге. Ничего плохого я не слышал. Да, прошлый сезон у команды получился сложным, но с организацией, как все говорят, здесь полный порядок.

— За океаном тебя постоянно переводили из основы в фарм-клуб и наоборот. Это напрягало?
— Естественно. Когда попробовал НХЛ на вкус и подумал, что можешь играть в сильнейшей лиге мира, возвращение в фарм воспринимается тяжело. Иногда так расстраиваешься, что это влияет на организм — и соответственно на игру.

— Легко ли далось решение уехать в Европу?
— Совсем нет. Но первый швейцарский сезон я отыграл очень хорошо, и в его конце меня позвали в “Ванкувер”. Думал, останусь там, однако получил заманчивое предложение из “Цюриха”. Может, стоило провести еще сезон в Ванкувере, но тогда сделал другой выбор, казавшийся наилучшим... В этом году тоже были мысли вернуться в НХЛ, однако очутился в Минске. Кто знает — может, еще и сыграю в НХЛ, мечта не умерла. Конечно, я не молодею, и все же есть ощущение, что за несколько лет в Европе сильно прибавил как хоккеист.

— Благодаря чему?
— Психологии и опыту. В Северной Америке, когда меня поднимали в основу, обычно ставили в третье-четвертое звено и давали мало времени. В Швейцарии же играл помногу, что добавляло уверенности.

— Жить там тоже нравилось?
— Да, очень красиво. Цюрих — одно из лучших мест на хоккейной карте Европы. И с командой мы ездили по разным странам. Проводили матчи Лиги чемпионов в Швеции, Финляндии, Австрии, Германии. В выходные иногда выбирались во Францию, Италию, Англию. В Европе мне как раз и нравится то, что там много стран, расположенных близко друг от друга. Час лету — и ты за границей.

— У тебя есть хобби?
— Люблю спорт в принципе. Часто играю в гольф, баскетбол. Обожаю теннис — это от мамы. Ну а так предпочитаю проводить время в семейном кругу.

— Поговорим о твоей родине. Как правление Дональда Трампа повлияло на Америку?
— Что-то поменялось. Хотя мне судить непросто: в последние годы в основном жил за границей. У каждого свое мнение о Трампе, но скажу так: быть президентом любой страны — очень тяжелая работа. Какое бы решение ты ни принял, одни люди будут довольны, а другие — нет.

— В последние недели мы слышали новости об очередных массовых убийствах в США. Тебя это пугает?
— Да, тем более что одно из них произошло в Колорадо. Такие известия жутко огорчают, ужасно жалко погибших. А у меня ведь маленькая дочка, и это заставляет волноваться еще больше. Подобное не должно случаться нигде. Но я не знаю, почему это происходит и как с этим бороться. Если бы знал — наверное, не играл бы в хоккей, а был бы во власти.

— Тем не менее многие называют США лучшей страной в мире. Согласишься?
— Мне нравится Америка, потому что я там родился. Все американцы гордятся своей страной, хотя, думаю, везде можно найти много плюсов и минусов. На нашей планете нет мест, где сплошной позитив. А в Штатах для меня самое хорошее то, что там живет моя семья.



Комментарии (0)