2020-05-28 21:02:31
Континентальная хоккейная лига

Новые реалии. Как гранды пытаются влезть под жесткий потолок зарплат

Новые реалии. Как гранды пытаются влезть под жесткий потолок зарплатВ КХЛ большие перемены. Время нынче такое, что трудно сказать точно, когда и с каким составом участников стартует 13-й сезон. Но он в любом случае станет уникальным.


Таковым его делают жесткие финансовые рамки в виде пола и потолка зарплат в размере 270 и 900 миллионов российских рублей соответственно (примерно 3,8 и 12,6 млн долларов по актуальному курсу).

Больше, но жестче
Ограничительные меры существовали и ранее. Занятно, что, согласно регламенту, в минувшем сезоне потолок даже “пробил дно” — 800 млн рублей. Но его можно было превышать благодаря налогу на роскошь, чем охотно пользовались гранды, выводившие из-под учета Ковальчука, Дацюка и других высокооплачиваемых звезд. Вдобавок под ограничение попадали только голые оклады — без командных премий, индивидуальных надбавок, материальной помощи и любого рода разовых выплат, которые порой превышали собственно оклады.
Но таких лазеек больше нет. Отныне большинство бонусов учитываются наряду с окладами (хотя есть исключения). И никакого налога на роскошь. А верхнюю планку (900 млн) разрешено превышать не более чем на два процента. И то это послабление потом аукнется в трех последующих сезонах. В частности, в первом сезоне клуб, переступивший черту (до двух процентов), утратит под потолком сумму, равную трехкратному размеру превышения. Заступать за двухпроцентный порог запрещено категорически и чревато утратой места на карте КХЛ.
Что до исключений, то под потолком не учитываются суммы вознаграждений за попадания в топ-3 снайперов, бомбардиров, самых результативных защитников, самых полезных игроков по системе “плюс-минус”, за звание лучшего вратаря чемпионата, а также за значимые командные достижения, как то попадание на пьедестал по итогам второго этапа сезона (плей-офф).
Есть еще парочка поблажек. Так, если раньше под потолком учитывалась зарплата игрока, проведшего хотя бы один матч за основную команду, то теперь жалованья хоккеистов на двусторонних контрактах выводятся из-под потолка на время, пока тот командирован в “фарм” или надолго застрял в списке травмированных. Наконец, решено не включать в общую кассу доходы игроков в возрасте 21 года и моложе.

Армейский контраст
О намерении ужесточить меры, призванные сузить дистанцию между богатыми и бедными, КХЛ заговорила давно, предоставив клубам уйму времени на подготовку к новым реалиям. В конце зимы 2020-го совет директоров все-таки утвердил изменения в регламенте. И утвердил, надо признать, не без сопротивления. Большинство клубов, разумеется, одобрило нововведения. По той простой причине, что жалованья хоккеистов в КХЛ, очевидно, завышены, и жесткий потолок — действенный способ сбить спесь с переоцененных мастеров и сэкономить часть средств, черпаемых, по сути, из государственной казны. Тем не менее встречались и оппозиционеры, ратовавшие за перенос жестких требований на потом либо за значительные поблажки. Они попросту оказались не готовы к реформе, думая, что с приближением часа икс ее надобность отпадет.
Сильнее всех взъерепенился ЦСКА, что легко объяснимо. По неофициальным данным, в сезоне-2019/20 у армейцев была двухэтажная “платежка” — 1,75 млрд рублей! Неудивительно, что именно чемпионы воспротивились ужесточению — для них это слишком резкий шаг, больно бьющий по амбициям. То, что всем предоставили как минимум два года на поэтапное сокращение довольствий, ЦСКА не волновало. Заручившись поддержкой прославленных ветеранов, в числе которых оказался глава ФХР Владислав Третьяк, и прикрываясь святыми интересами сборной России, которой-де необходимы наигранные связки под чемпионаты мира и Олимпиады, ЦСКА инициировал голосование за послабление требований, предлагая поднять потолок… в полтора раза. Однако КХЛ не пошла на поводу клуба-чемпиона и высокопоставленных лиц из его окружения. Не менее состоятельные конкуренты, не говоря уже о середняках и бедняках, не поддержали гегемона.
Акцентируем внимание на позиции СКА. Черпая из бездонной скважины под названием “Газ- пром”, невский ХК долгие годы и до сих пор богатейший в Старом Свете. И он, тратя в минувшей кампании те же 1,75 млрд рублей на зарплаты, точно такой же пострадавший, как и московские одноклубники. Но разница все же имеется. В отличие от собратьев по оружию СКА принял новую вводную с покорностью слуги, не смеющего воспротивиться прихоти хозяина. Это при том, что в президиуме КХЛ право первого голоса имеет Геннадий Тимченко, а главный тренер питерского клуба Алексей Кудашов по совместительству рулит “Красной машиной” и как будто больше всех заинтересован в сохранении костяка в СКА.
Нежелание войти в армейскую коалицию определенно добавляет СКА вистов в глазах болельщиков. Раньше политика клуба, скупающего всех и вся, не вызывала ничего, кроме раздражения, и многочисленные неудачи трибуны встречали с воодушевлением и злорадством. Питерцы и сейчас преследуют цель завоевать Кубок Гагарина. Но методы ее достижения изменились. В Северной Пальмире выбрали более благородный путь — с акцентом на долгосрочную перспективу. Там теперь активно развивают молодежь, благо Россия — страна огромная, и заполучить желанного талантливого юниора для могущественного СКА не проблема.
Фундамент для жизни в условиях жесткого потолка на берегах Невы начали закладывать с прошлого сезона. После “серебряного”, почти “золотого”, для россиян молодежного (U-20) чемпионата мира доверие к юной поросли в СКА достигло пика. В Чехии делегаты от армейского клуба проявили себя с наилучшей стороны. И неспроста тренерский штаб пополнил Валерий Брагин — один из главных спецов по работе с молодежью в самой большой стране мира. Того и гляди, вскоре Брагин пойдет на повышение, заменив Кудашова во главе СКА.
ЦСКА же в сложившейся ситуации ничего не остается, как резать по живому, предлагая игрокам войти в положение и перезаключить контракты — разумеется, на гораздо менее выгодных для них условиях. Кто-то, как старожилы Андронов или Телегин, пошли на уступки, тем самым присягнув в верности армейцам, а с другой стороны — признав, что оплата их труда в прежние годы была неадекватной. Кто-то, как новоиспеченный “ястреб” Толчинский (в том же направлении собрался и чех Секач) или теперь уже невский армеец Вей, ушли туда, где просто готовы платить больше. А кто-то, как Сорокин, Григоренко или Капризов, использовали ситуацию как удобный повод махнуть за океан. Да, в Америке они на первых порах не заработают столько, сколько могли бы в ЦСКА даже в эру “коронакризиса”, но перспектива прельщает. Равно как и пример Панарина, который уж больно лихо вырос в суперзвезду планетарного масштаба и нынче кладет на банковский счет больше всех среди россиян.
Впрочем, если отъезд Григоренко — дело решенное (подписание контракта с “Коламбусом” — лишь формальность), то Сорокин с Капризовым могут передумать и задержаться в Москве. Если следующий сезон НХЛ и вправду стартует не раньше января, то игровой простой этого тандема грозит растянуться на десяток месяцев. В таком случае определенно лучше остаться в ЦСКА. По завершении чемпионата КХЛ они успеют сыграть и в НХЛ, а заодно “спалят” контракты новичков, не сулящие финансовой выгоды.

Легенда остается
В Восточной конференции КХЛ тоже хватает аристократов, привыкших жить на широкую ногу. “Ак Барс”, “Магнитка”, “Авангард” и “Салават Юлаев” — каждый из них обладает бюджетом, которого минскому или рижскому “Динамо” хватило бы лет на пять. И им тоже пришлось затянуть пояса.
Чисто умозрительно легче всех из зажиточного квартета оптимизация дается “Салавату”. Большим подспорьем стал, как ни странно, уход Умарка — беспрекословного лидера команды и главного кумира башкортостанских болельщиков на протяжении последних пяти лет. Линус делал свою работу отлично — и оценивалась она прилично. Думается, не согрешим против истины, предположив, что шведский виртуоз был самым высокооплачиваемым легионером в КХЛ. Конечно, потеря исполнителя топ-класса в расцвете сил бьет по юлаевским амбициям. Но было бы хуже, если бы уфимский клуб приложил максимум усилий (то бишь денег), чтобы сохранить знающего себе цену Умарка — в ущерб остальным винтикам командного механизма, которым пришлось бы довольствоваться крошками со шведского стола. А так теперь у “Салавата” ровный стабильный состав — без больших разбежек в зарплатах, что, в свою очередь, должно благоприятно повлиять на микроклимат в раздевалке.
С честью выбирается из сложившейся ситуации и “Металлург”. В отличие от “Салавата” он сумел сохранить свою главную звезду — Мозякина. “Легенда N 10 остается” — гласила надпись на иллюстрации к новости о том, что форвард-рекордсмен проведет в промцентре Южного Урала десятый подряд сезон.
При этом, по некоторым данным, зарплата лучшего бомбардира в истории российских чемпионатов усохла почти в четыре раза — со 180 млн рублей в год до 50 (за вычетом бонусов). Но не спешите обвинять клуб в неуважении к так много сделавшему для него ветерану. Наоборот, уральцы были вправе претендовать на более крупную “скидку”. Многодетному отцу Мозякину нечего обижаться хотя бы потому, что в предыдущие годы он получал деньги, несоизмеримые с отдачей на льду. Когда “Магнитка” была на коне, завоевав два Кубка Гагарина за три года, вклад Сергея в успехи действительно огромен. Но в последние три года игра команды и ее лидера в лучшем случае вызывают сочувствие. Что поделать — годы берут свое. В марте уроженцу Ярославля стукнуло 39…
Экс-одноклубник Мозякина по чемпионскому “Металлургу” Зарипов также не стал менять прописку, перезаключив контракт с “Ак Барсом”, и также на менее выгодных, чем прежде, условиях. Но в случае с единственным на планете пятикратным обладателем Кубка Гагарина стороны пришли к согласию гораздо раньше. Еще 30 апреля — за день до открытия рынка свободных агентов. Тогда как Мозякин поставил подпись лишь 26 мая, что свидетельствует о трудностях в переговорах.
Вообще же “Металлургу” как никому другому на Востоке пришлось играть на понижение. В бытность Геннадия Величкина вице-президентом клуба игроки клуба купались в шоколаде, пользуясь щедростью функционера. Можно вспомнить, как прошлым летом наш Дмитрий Буйницкий заключил трехлетний контракт на сумму, которая превышала зарплату в минском “Динамо” в несколько раз. Неудивительно, что вскоре после увольнения Величкина “Магнитка” рассталась с Буйницким и другими исполнителями, не оправдавшими щедрых авансов. Благо пришедший на смену Величкину Сергей Ласьков быстро зарекомендовал себя с наилучшей стороны и запустил процесс перестройки, за которым крайне интересно наблюдать.
Что до “Авангарда”, то он сегодня — эдакий восточный аналог СКА. Четкая стратегия на несколько лет вперед с постепенным выводом собственных воспитанников на заглавные роли. В наступающую эпоху жесткого потолка зарплат — самое то.



Комментарии (0)