2020-07-16 20:50:37
Континентальная хоккейная лига

“Динамо”. Знакомство. Доминик Фурх. Сложно сравнивать меня с Гашеком. Второго Доминатора уже не будет

“Динамо”. Знакомство. Доминик Фурх. Сложно сравнивать меня с Гашеком. Второго Доминатора уже не будетРешив укрепить вратарский рубеж перед стартом нового сезона, минское “Динамо” подписало контракт с чехом Домиником ФУРХОМ. 30-летний голкипер прилетел в белорусскую столицу во вторник и уже присоединился к новой команде.



Опыта у этого парня хватает, в том числе и КХЛовского. Уроженец Праги долгое время защищал цвета тамошней “Славии”, прежде чем отправиться в 2015 году в “Авангард”. В Омске тезка и соотечественник знаменитого Доминика Гашека провел три сезона, а затем год отыграл за “Северсталь”. В 2019-м Фурх покинул Россию и отбыл в шведский “Эребру”, сезон в котором ему не удалось завершить из-за пандемии коронавируса.
Помимо того, Доминик неоднократно привлекался в сборную Чехии, в составе которой ездил на чемпионаты мира-2016 и -2017, а также Олимпиаду-2018. В интервью корреспонденту “ПБ” новоиспеченный динамовец подробно рассказал о своей карьере.

— Будем говорить по-английски или по-русски?
— Давай лучше на “инглише”. Хотя после четырех лет жизни в России неплохо освоил язык. Для чеха он не такой уж сложный, многие слова похожи. Но за год в Швеции подзабыл — придется учить заново. Последние сезоны в КХЛ пару раз давал интервью на русском, однако сейчас немного стесняюсь.

— Как первые дни в Минске?
— Все нормально. В среду проходил медосмотр, а на следующий день провел первую тренировку в новой команде.

— Когда получил предложение от “Динамо”?
— В июне. Узнал об этом варианте от своего агента Алеши Пилко. Потом поговорил с Крэйгом Вудкрофтом. Созванивались пару раз. Главный тренер рассказал, как мы будем работать, какой он видит команду. Эти беседы и помогли принять решение. Ведь я стремился вернуться в КХЛ.

— Есть ощущение, что на тебя рассчитывают как на первого номера?
— Да.

— Что тебе известно о других динамовских голкиперах?
— Помню Дэнни Тэйлора. Играли друг против друга, когда он выступал за “Сибирь”.

— Лично из новых одноклубников кого-то знал?
— Нет. Даже по фамилиям мог перечислить лишь пару иностранцев — Паре, того же Тэйлора. Мне и сейчас тяжело всех запомнить. В первые недели в этом плане будет непросто. Но ничего, постепенно познакомлюсь с ребятами.

— В “Динамо” раньше были хоккеисты и тренеры из Чехии. Может, консультировался с кем-то из них?
— Нет, потому что с ними не знаком. Хотя в курсе, что в Минске играли Збынек Иргл и Лукаш Крайчек, а Марек Сикора в свое время был коучем.

— Выступая в КХЛ, ты ведь приезжал в Минск. Какие-то матчи с “Динамо” отложились в памяти?
— Ох, мне порой сложно вспомнить игры даже сразу после их окончания... Так что подробности тех встреч уже забылись. Однако могу сказать, что мне всегда нравилась минская арена. Люблю такие дворцы — новые, современные, большие. Атмосфера здесь всегда на уровне, приятно играть.

— Удавалось тогда прогуляться по Минску? Может, видел что-то интересное?
— Мы ведь приезжали лишь на один-два дня. Если было свободное время, могли выбраться в какой-нибудь ресторан, вот и все. И сейчас пока ничего в городе толком не посмотрел. Но не беда, наверстаю.

— Ты родился в Праге. Расскажи о своей семье.
— В хоккей играл только старший брат, да и то до 15 лет. Потом бросил. Я женат, есть двухлетний сын. Родные должны приехать в Минск в сентябре и остаться на весь сезон. Надеюсь, все будет нормально.

— Хоккеем занялся по примеру брата?
— Да, он начал раньше. Причем сначала я не защищал ворота. Был нападающим — хотя в раннем возрасте амплуа размыты. Иногда не поймешь, кто играет в атаке, а кто обороняется. Однако не прошло и года, как переквалифицировался в голкипера. Однажды попробовал — получилось. До сих пор те же ощущения — мне нравится.

— Наверное, твоим кумиром детства был Доминик Гашек?
— Точно. Классный голкипер, да еще и тезка. Когда я пришел в хоккей, сборная Чехии с Гашеком выиграла олимпийское золото Нагано-1998. А потом симпатизировал разным другим вратарям. Сейчас кумира нет, но по манере игры импонирует канадец Кэри Прайс.

— В 1990 году, когда ты родился, Гашек уже был известен. Может, тебя и назвали в его честь?
— Ха, нет. Мои родители не настолько интересовались хоккеем. Доминик — довольно распространенное имя в Чехии.

— Доминатором тебя не называют?
— Если только иногда и в шутку. Тяжело сравнивать меня с Гашеком. Он уникален, и Доминатором уже не будет никто.

— Сложно быть в Чехии голкипером с именем Доминик?
— Не сказал бы. Хотя, когда приезжаю в новую команду, журналисты каждый раз задают вопросы на эту тему. Ха-ха, даже надоело.

— С Гашеком знакомы?
— Один раз встречались. Такая история: в детстве у меня была майка с номером и фамилией Гашека, часто ее носил. И вот почти двадцать лет спустя на одном чемпионате мира мне удалось встретиться с тезкой, и он поставил на ней автограф. Было очень приятно. Можно сказать, сбылась детская мечта.

— На родине ты выступал только за пражскую “Славию”. Хорошо помнишь дебют в этой команде?
— Неплохо. Мне тогда было лет 17. Не ждал, что приму участие в матче, тем не менее вышел на лед. Кажется, мы тогда победили.

— В “Славии” ты задержался надолго...
— До 25 лет. До определенного периода не видел причин что-то менять. В этом клубе меня все устраивало. Но спустя какое-то время захотелось чего-то нового. Был доволен, что уехал в КХЛ.

— Как тебе это удалось? Ведь “Славия” в тот год выступила неудачно и вылетела из чешской элиты, а ты, выходит, пошел на повышение.
— Сам не знаю. Играл, как получалось — и в итоге поступили предложения от клубов Континентальной лиги. Причем мной интересовался не только “Авангард”, но и “Адмирал”. Сравнив команды, их репутацию и перспективы, легко сделал выбор в пользу Омска.

— Там ты провел три года. Как их оценишь?
— В целом неплохо. Но лучшим сезоном, пожалуй, стал первый.

— А какие впечатления оставили выступления за “Северсталь”?
— Там провел всего год, и он вышел непростым. Мы не так уж часто побеждали, а постоянно проигрывать психологически тяжело.

— После красавицы Праги жизнь в Омске и Череповце не угнетала?
— Омск — нормальный город. Не Прага, разумеется, однако там неплохо. В Череповце не очень, но клуб создал для меня приличные условия. Все же я туда приехал, чтобы играть в хоккей, и в ходе сезона много времени проводил с командой на выездах. А вот семье приходилось сложнее.
Вообще, конечно, и в КХЛ есть красивые города. Те же Санкт- Петербург и Москва, хотя российская столица уж слишком большая. Они отличаются от Праги, это мегаполисы другого типа, но побывать там интересно.

— В Праге в свое время тоже создали команду КХЛ. Ходил на матчи “Льва”?
— Только один раз, когда он в финале Кубка Гагарина принимал “Металлург” из Магнитогорска. Меня в “Лев” никогда не приглашали, хотя с удовольствием попробовал бы там силы. Для чешских игроков это был хороший шанс пробиться в КХЛ.

— Чеху легко освоиться в России?
— Уж точно намного проще, чем американцу. Менталитет близок к нашему. В чем отличие? Ну, например, в том, что в России нужно каждый день здороваться со всеми за руку. Не знаю, как это работает во время коронавируса, но раньше было так. Для меня это непривычно. В Чехии обычно заходишь в раздевалку и просто говоришь “привет”. Рукопожатия нужны, если ты с кем-то знакомишься или давно не видел человека.

— Что еще тебя удивляло?
— В Омске поразили дороги — они плохие. А еще сибирские зимы. С ума сойти, минус 35 градусов! В Чехии ничего подобного не бывает. На российском морозе порой не выдерживал на улице больше десяти минут.

— Что в России ты попробовал впервые в жизни?
— Борщ! Он классный, мне очень нравится. И еще блины с мясом. В Чехии они не популярны, там я ел только сладкие блинчики.

— А алкоголь?
— Водку пробовал и раньше. Но в России ее любят, тогда как в Чехии, как известно, предпочитают пиво. Хотя не могу сказать, что в российских городах видел много пьяных.

— В твоих КХЛовских клубах ведь были белорусы. Знаешь, кто именно?
— В “Авангарде” — Андрей Стась. И главный тренер Андрей Скабелка. У меня с ним сложились нормальные отношения. Да и вообще с коучами обычно нет особых проблем. А в “Северстали”… Там были белорусы?

— Владислав Кодола.
— А, точно! Сейчас вспомнил, что во время международных пауз он уезжал в вашу сборную.

— Минувший сезон ты провел в шведском “Эребру”. Как тебе?
— Хорошо. Доволен, что попробовал силы в тамошней лиге. По сравнению с КХЛ это что-то новое. И в самой Швеции освоиться было легко. Скандинавы ведь все знают английский, так что в изучении шведского необходимости не было. По-моему, это сложный язык.

— В хоккейном плане переезд из КХЛ в Швецию стал шагом назад?
— Скорее в сторону. Там другой тип хоккея. В КХЛ игроки любят играть красиво, владеть шайбой, проводить изящные комбинации. В Швеции же действуют довольно прямолинейно, зато скорости там, возможно, даже выше российских.

— Ворота “Эребру” теперь будет защищать Юнас Энрот, который несколько лет выступал в Минске. Знаком с ним?
— Лично нет. Но знаю, что он играл в “Динамо”.

— Из-за коронавирусной пандемии шведское первенство не удалось доиграть до конца. После этого ты быстро уехал в Чехию?
— Спустя неделю после того, как стало ясно: для “Эребру” сезон завершен. На родине нам с женой пришлось отбыть двухнедельный карантин. Странное ощущение, но хорошо, что это время мы провели в доме моих родителей. Там хотя бы можно выйти и погулять в саду. У нас же самих в Праге квартира с маленьким балконом, и находиться взаперти 14 дней в ней было бы тяжелее.

— Потом уже ограничений не было?
— Стало свободнее. Но все равно некоторые магазины и рестораны закрылись, и по возможности людей просили оставаться дома. Кстати, я лично знаю лишь одного человека, заболевшего этим вирусом. Сейчас, слава богу, с ним уже все в порядке.

— Как тебе удавалось поддерживать форму?
— У меня в Чехии есть тренер, который обычно помогает делать это во время отпуска. Он прислал программу занятий, и я придерживался ее даже во время карантина. А потом открылись тренажерные залы, и я начал туда ходить.

— Правда, что ты предпочитаешь площадки маленьких размеров?
— Не уверен, что “предпочитаю” — правильное слово. Но плюсы точно есть: там больше всего происходит, больше опасности и азарта. В общем, весело — не соскучишься.

— В 2006 году тебя задрафтовала “Филадельфия”...
— Это выдумка, меня никто и никогда не выбирал на драфте. Ты прочитал это в википедии? Как видишь, она может ошибаться. Потом, правда, я вел переговоры с некоторыми клубами НХЛ. Но серьезных предложений не было, поэтому никуда и не уехал. В Северной Америке по хоккейным делам был всего раз в жизни. Когда-то принимал участие в молодежном чемпионате мира в Оттаве.

— Во взрослую сборную Чехии тебя начали привлекать только после переезда в КХЛ...
— Верно. Так что выступления в России придали новый импульс моей карьере. Они помогли выйти на другой уровень, и на меня обратили внимание руководители национальной команды.

— На первом первенстве мира в 2016-м ты нередко выходил на лед, однако на следующий год, равно как и на Олимпиаде-2018, плотно осел в запасе. Почему так вышло?
— А вот спроси нашего тренера. В Чехии много сильных голкиперов, и он предпочел других. Что ж, это его выбор.

— Чем запомнилась поездка в Пхенчхан?
— Необычный турнир. На чемпионатах мира ведь только хоккей, а на Олимпиаде соревнуются представители разных видов спорта. В Корее мне удалось познакомиться с чешскими атлетами из других видов. Было интересно. Правда, объекты Игр располагались далеко друг от друга, и Олимпийская деревня была не одна, а две. Поэтому некоторых соотечественников увидеть не удалось.

— Обидно было уступить канадцам в матче за бронзу и остаться без наград?
— Естественно. Шансы на медаль были, но мы его не использовали. Это очень огорчило.

— Правда, что твоя супруга — тренер по теннису?
— Да, раньше она действительно этим занималась. Но потом мы начали переезжать с места на место, родился сын, и сейчас жена не работает.

— А тебя она к теннису приобщила?
— Выходил на корт раза два. В принципе получалось неплохо. Супруга, кстати, тоже как-то вышла на лед и попыталась пробить мне пару буллитов. Один раз даже забросила.

— Чем увлекаешься в свободное от хоккея время?
— Сейчас в основном занимаюсь семейными делами. Маленький ребенок отнимает много сил и времени. А раньше любил с друзьями поиграть в пляжный волейбол. В Чехии, понятно, моря нет, но корты с песком есть.

— Как опишешь свой характер?
— По-моему, я человек в целом спокойный. Достаточно тихий. В раздевалке много не говорю.

— А что скажешь о стереотипе, согласно которому голкиперы — люди со странностями?
— Думаю, ко мне это не относится. Я вполне нормальный, точно не сумасшедший. Хотя понимаю, почему многие считают, что вратари не от мира сего. Ведь постоянно приходится отбивать шайбу, которая летит на нас с большой скоростью...



Комментарии (0)