2011-04-13 21:05:22
Легионеры

Belarus Canadiens. На словацкий трамплин за американской мечтой

Belarus Canadiens. На словацкий трамплин за американской мечтойНынче в стане национальной сборной Беларуси, помимо “российского” легиона, пребывает еще и “канадский”. И речь, понятно, не об НХЛовцах. 18-летний защитник Роман ГРАБОРЕНКО, выступающий в Главной юношеской лиге Квебека (QMJHL), и 20-летний нападающий Игорь РЕВЕНКО из Западной хоккейной лиги (WHL) — перспективная отечественная молодежь, играющая за океаном.


Отправятся ли ребята уже на ближайший чемпионат мира? Ответ во многом зависит от их выступления в пятничном и субботнем спаррингах со сборной Дании. В преддверии поединков хоккеисты поведали нам о своем заокеанском житье- бытье.


— Как оцените завершившийся сезон?
Игорь. Для меня он сложился неоднозначно. Травмы помешали проявить себя и показать все, на что способен. Поэтому не могу занести чемпионат в актив, все же надеялся, что выступлю лучше. Но и не скажу, что откровенно провалился.
Роман. Для меня, по большому счету, сезон оказался удачным. Особенно первая его часть. Правда, тоже вмешалась травма. Потом, естественно, потребовалось время, чтобы вернуться на прежний уровень. Успел даже сыграть в плей-офф. По статистике я четвертый защитник в команде, но особого внимания на цифры не обращаю. Мы закончили сезон лишь на шестнадцатом месте, довольно много пропускали, и поэтому у меня не очень хороший показатель полезности. Кстати, травма помешала выступить на молодежном чемпионате мира. Я тогда только-только восстановился и просто не успел вовремя добраться до сборной.

— Вы уже не первый год выступаете в Канаде. Какие отличия отметите в сравнении с белорусским хоккеем?
И. В первую очередь отношение со стороны руководства клуба и тренерского штаба к игрокам. Скажем, проблемы с амуницией, которые у нас периодически случаются, там невозможны. Ну и, само собой, игра. Причем говорю не только о размерах площадки, но и об отношении хоккеистов к делу. Все понимают, что если не будут биться, то у них нет будущего в хоккее. Придется идти работать на заправку...

— Многие специалисты в числе главных проблем белорусского молодежного хоккея называют отсутствие выстроенной системы воспитания талантов. И довольно часто приводят в пример канадский подход к этому вопросу.
Р. У каждой школы он свой, но суть везде одна. Просто там ко всему относятся очень профессионально, более серьезно. Если ты хороший игрок, то тебя ценят. Стараются решать все вопросы, чтобы не возникало проблем и ты полностью мог сосредоточиться на тренировках и матчах.
И. Там нет понятия “школа” в нашем традиционном представлении. Просто есть множество команд всех возрастов, выступающих в различных лигах и турнирах. Я общался с ребятами, которые играли в тех лигах и пробивались из них в НХЛ. Они с детства готовятся к трудностям. В моей команде есть парень, который с шести лет каждый год ездит на своеобразные предсезонки.
Хотя они так же отличаются от белорусских. У нас это как происходит: собирают команду, и все игроки делают одни и те же упражнения на протяжении месяца-двух. У них по-другому: родители платят, и немало, личным тренерам и сами заказывают, какой компонент игры своего ребенка они хотели бы улучшить. Будь то скорость, точность броска или реакция. Причем эти тренеры не просто какие-то случайные люди, а профессионалы. Если ты хочешь заниматься хоккеем и у родителей есть средства...
Р. Да, очень многое определяет финансовое положение родителей. Не все могут себе позволить нанять для ребенка личного тренера.

— Насколько популярны матчи ваших лиг?
Р. Все зависит от команды. Но если брать в среднем по лиге, то как минимум три-четыре тысячи собирается. Наибольший интерес на старте сезона, а к его середине публики становится меньше. Также многое зависит от города, в котором базируется клуб. В моем, даже несмотря на то что мы частенько проигрывали, собиралось не меньше четырех тысячи зрителей.
И. У нас, по канадским меркам, каток маленький. Всего на три с небольшим тысячи человек. На игры “регулярки” обычно собиралось по две-две с половиной тысячи. Но в этом сезоне мы впервые с 2006 года вышли в плей-офф, и интерес объяснимо взлетел, трибуны забивались до отказа. Конечно, в таких крупных городах, как Калгари или Эдмонтон, где есть профессиональные команды в НХЛ, интерес у местных болельщиков к минорным лигам ниже.

— Каков уровень лиг?
Р. Сложно оценить двумя словами, они разные. Вот у Игоря более силовая лига. А у нас, скорее, более техничная.

— А если сравнивать с белорусскими или российскими?
Р. Это тем более тяжело. МХЛ, как бы ее ни пиарили и что бы ни говорили, рядом не стояла.

— Отчего же, сборная МХЛ “Красные Звезды” ездила в турне по Северной Америке и выиграла четыре матча из пяти.
И. Честно говоря, не знаю, с кем они там играли. С нашими лигами точно нет. А потом вернулись и сказали, что “сделали” канадцев. Ну правильно: те лиги в России ведь никто не знает.

— Обычно неканадскую хоккейную молодежь подселяют в местные семьи. Как чувствуете себя в подобной атмосфере?
Р. Многое зависит от людей, но в Канаде в этом плане уже есть устоявшиеся традиции. Люди просто сообщают клубу, что готовы взять игрока. Я живу в семье, которая на протяжении уже четырнадцати лет, что существует наш клуб, принимает ребят. Хозяева по-хорошему больны хоккеем, стараются не пропускать мои игры. Относятся просто прекрасно: кормят, убирают, помогают. В общем, делают все возможное, чтобы чувствовал себя в чужой стране как можно комфортнее.
И. Я уже три года живу в одной семье канадцев, успел к ним прикипеть. Они ко мне, кажется, тоже. Я ведь у них первый, кого они решились принять. За это время мы стали очень близкими друзьями, и я уже чувствовал себя там как дома.

— Адаптация далась трудно?
Р. Конечно, ведь ты в совсем юном возрасте оказываешься в чужой стране, где говорят на другом языке. Мне очень помогала семья, в которой жил. С ее помощью выучил английский. Бывало, они просто показывали: это чашка, а это ковер... В моем городе в ходу и французский, но вообще провинция считается англоязычной.
И. У меня та же история, только франкофонов нет. Еще было довольно трудно привыкнуть к местной еде. В бытовом плане именно язык и кухня стали самыми трудными испытаниями.

— Не лезли мысли, что зря покинул родной дом?
Р. Немного не так: изначально я ехал с прицелом на одну лигу, но в нее не попал. Поэтому было все равно, где жить, главное — пробиться в хоккей. Я ведь с детства мечтаю играть в НХЛ.

— В молодежных лигах почти не платят. Трудности в связи с этим возникают?
Р. Деньги высылают родители. Первый год не зарабатываешь вообще ничего. Лишь потом тебе начинают платить, но тех денег хватает разве что на карманные расходы.

— Еще один повод вернуться в Беларусь...
Р. Нет. Пока трачу деньги, но это окупится. Лучше потерять сейчас. В этом, возможно, и кроется разница между нашим и американским хоккеем. У нас игроки сразу требуют: “Давай деньги”. За океаном все по-другому. Конечно, там и семьи живут гораздо лучше белорусских, и местные ребята особого внимания деньгам не уделяют. Тем более не думаю, что если бы были хорошие контракты в АХЛ, игроки так рвались бы в НХЛ.
И. Что до меня, то не уверен, что был бы сейчас на сборе национальной команды, если бы вернулся в Беларусь, скажем, два года назад.

— Вопрос, нынче острый для всей страны: когда приехали, валюту поменяли?
И. Я — пятьдесят долларов. Но не в обменнике — мама моей девушки попросила ей продать.
Р. Немного канадских поменял, остальные на карточке. Нечего сдавать на самом деле — там много и не заработаешь.

— Следующий сезон начнете на старом месте?
И. Я уже не прохожу по возрасту в свою лигу, поэтому не знаю, что будет дальше.
Р. А я пока остаюсь в “Кейп-Бретоне”. Возвращаться в Беларусь точно не планирую.

— Чемпионат мира может стать трамплином для будущей карьеры. На ваш взгляд, вы уже достойны места в главной команде страны на этом турнире?
Р. Пока рано об этом размышлять. Впереди еще две игры с датчанами. Думаю, тренеры дадут шанс проявить себя.

— В матчах с чехами нельзя было не заметить твои силовые приемы.
Р. Если бы в Европе мне разрешили играть в силовой хоккей — это был бы большой плюс. Я уже привык к этому. Даже удаление получил как раз из-за того, что действовал грубовато. Хотя не сказал бы, что явно нарушил правила. Тем более по канадским понятиям.

— То есть по сравнению с Канадой...
Р. ...небо и земля. Там просто “убивают” друг друга на льду, и это нормально. А тут чуть-чуть подтолкнул — и две минуты. За что?..

— Силовую борьбу можно назвать твоей сильной стороной?
Р. Пожалуй. То, что я учусь так играть, поможет в деле реализации НХЛовской мечты. В Северной Америке это очень важно.

— К тафгайству не склоняешься?
Р. Нет, все-таки тафгай — человек, который постоянно дерется, это его работа. А моя — играть в хоккей. Но если придется подраться, никаких проблем — трижды я сходился врукопашную. Бывает, сыграл жестко, и тебя начинают провоцировать. Иногда приходится отвечать.

— Игорь, а что бы ты назвал своим коньком?
И. Наверное, работу с шайбой — что-то вроде плеймейкера в футболе, разыгрывающего. Увести на себя несколько соперников и отдать пас. Видимо, сильная сторона — передачи.

— Тяжело перейти с канадской площадки на европейскую?
И. После первой тренировки долго отойти не мог — прилетел только в пятницу, еще не успел акклиматизироваться. А площадка... Вышел на лед и сказал Роме: “Смотри, что-то не то. Какая-то она большая”. Думаю, все нормально будет, привыкну.
Р. Я еще тоже не привык. Представляю, как Игорю — в первые дни вообще очень сложно, а я уже больше недели тренируюсь. Нужно немного времени. К тому же защитникам тяжелее адаптироваться.

— Случались ли моменты, когда было действительно страшно, дрожали коленки?
И. Однажды. И не в Канаде, а в Словении на юношеском чемпионате мира. Играл тогда с ребятами на год старше. Это был не элитный дивизион, но все равно очень волновался — как-никак первый матч в сборной, против итальянцев. Правда, вышел всего на пару смен.
Р. А у меня такого, чтобы очень сильно нервничал, не было. Волнение, конечно, присутствовало перед важными матчами, которые имели определяющее значение. Но это проходит во время первой-второй смены — попадаешь в колею и уже никаких проблем не испытываешь.

— В Канаде за белорусским хоккеем внимательно наблюдали?
Р. В свободное время заходил на сайты, смотрел, как кто играет. В большей степени, естественно, за “Динамо” в КХЛ.
И. А я вот больше следил за ОЧБ. У меня там много знакомых играет, в основном в “Юности”. Смотрел также, как в МХЛ наши выступают.

— Насколько дружные коллективы в ваших клубах? Особенно интересно по сравнению с Беларусью.
Р. Думаю, все зависит от менталитета. Мне кажется, в Канаде с этим получше. В команде хорошие отношения, уважения больше, что ли…
И. И все равно там каждый сам за себя. Понимает, что сегодня он расслабится, и его место займет другой.
Р. Ну, это на льду. А вне его абсолютно нормально общаемся, дружим.

— После тренировок остается время на личную жизнь?
Р. У меня нет подруги.
И. А моя девушка дома.

— В Канаде?
И. Нет, у меня дом пока еще в Минске. Конечно, тяжело поддерживать отношения через океан, ведь видимся редко. Обычно когда летом приезжаю домой. Но как только получится, перевезу свою девушку в Канаду. Надеюсь, она согласится.

— Чем вообще занимаетесь в свободное время?
Р. В кино с командой ходим, еще куда-нибудь. Но, по большому счету, из-за постоянных переездов свободного времени не так уж и много.
И. Больше сплю и на “Playstation” играю.
Р. А у меня “X-Box”.

— В “NHL” играете?
И. В “Call of Duty” больше.
Р. Ну, это две самые популярные игры в Канаде.

— Какой бы рейтинг себе поставили по шкале “NHL”?
Р. А в 2011-м наши лиги есть. Правда, не помню, какой у меня рейтинг. Но выхожу в первой паре защитников.
И. Мой 69-й вроде. Играл даже сам за себя.

— Похож?
И. Да, вылитый. Жаль только, что в реальности забиваю реже, чем там.
— А в “живой” НХЛ на кого равняетесь?
Р. Там хватает примеров.
И. Нравится Джордан Эберле из “Эдмонтона”. Молодой игрок, с ним я еще в прошлом году выступал в одной лиге. Тогда смотрел на него и не понимал, как он это делает, и сейчас в НХЛ — то же самое. Еще Хемски, Семин. Ну и, разумеется, Кросби.

— А из белорусов кто импонирует?
И. Мне — Грабовский.
Р. Аналогично. В этом сезоне он, конечно, прибавил прилично.
И. Хотя все они сильные...
Р. Точно. Людей, которые выступают в НХЛ, нельзя назвать слабыми. Тот, кто туда пробился, — уже мужик.

— Кстати, про Кросби. Кажется, он уже достиг популярности Гретцки...
И. По-моему, да.
Р. Без вопросов. Это очень сильный игрок, его все просто обожают.
И. Ну, как Граборенко в Беларуси. (Смеется.)

— А личные поклонницы на трибунах у вас есть?
И. Меня моя фанатка дома ждет.
Р. Несколько есть, наверное. Знаю болельщиц, которым нравлюсь. В хоккейном плане.
И. Да ладно...
Р. Серьезно! Они просто хоккей любят.


Восстановился после травмы спины и горит желанием отправиться на чемпионат мира словацкий защитник минского “Динамо” Петер ПОДГРАДСКИ. “Я отдыхал неделю и чувствую себя неплохо. Начал заниматься на льду и буду биться за место в составе сборной Словакии, чтобы поехать на чемпионат мира. Впереди у нас матч со шведами, которые представляют элиту мирового хоккея”, — заявил Подградски.



Комментарии (0)