2019-08-22 21:24:13
Сборные

Тема на двоих. Назначение Захарова. В ожидании голых финок

Оговорюсь сразу, сегодняшнему оппоненту по “Теме на двоих” я дам очень мало зацепок для споров и возражений. Потому как сам совершенно не настроен выступать в роли ярого сторонника или противника третьего назначения Михаила Захарова на пост главного тренера хоккейной сборной Беларуси.


Более того, при большом желании отыщу в истории спортивных назначений немало случаев, когда именно третье восхождение на трон оказывалось наиболее удачным. И однозначного ответа, каким гением для нашего хоккея, злым или добрым, является многолетний рулевой “Юности”, тоже не имею.
С Михаилом Захаровым мы почти ровесники. Я старше его на каких-то тринадцать месяцев. И вся история белорусского хоккея, начиная с момента, когда он выкарабкался с задворков второй лиги чемпионата СССР, неразрывно связана с этим персонажем. Михаил был одним из лидеров крикуновского “Динамо”. Того самого, которое в сезоне-1989/90 вошло в десятку лучших клубов страны. По своей сути это гораздо круче, чем попадание в плей-офф КХЛ по нынешним временам. Кстати, именно в том сезоне впервые стали публичным достоянием организаторские способности Михаила, выходящие за рамки просто хоккеиста.
Борьба за десятое место была нешуточная и разрешилась только на финише первого этапа. В предпоследнем туре за восьмое место гарантированно зацепился московский “Спартак”, а на две оставшиеся вакансии претендовали три клуба: минское “Динамо” и горьковское “Торпедо” с 28-ю очками, и челябинский “Трактор” с 26-ю. Минчане играли в Челябинске, и ничейный результат в очном противостоянии конкурентов гарантировал им заветную путевку во второй этап. Но и поражение не было фатальным. В случае равенства очков команду спасала закрутка из трех клубов, где наши хоккеисты имели бы преимущество по личным встречам. Другими словами, нам было достаточно, чтобы горьковчане не набрали очков в своем последнем матче. А играли они в Москве с “Крыльями Советов”. И вот Михаил Захаров, находясь в Челябинске, отправляется на телеграф с целью позвонить на базу “крылышек”, чтобы попросить тамошних друзей ни в коем случае не расслабляться, а сыграть по-спортивному принципиально. Москвичи не подвели, хотя их победа оказалась всего лишь дополнительной страховкой. Свое счастье “Динамо” добыло самостоятельно, в принципиальном матче сыграв вничью с “Трактором”.
Может, я и не запомнил бы этот эпизод, если бы память не пристегнула его к еще одному из того же чемпионата. В то время я работал в Москве и старался не пропускать соревнований, когда в этот город приезжали наши белорусские команды. Хоккейный матч второго этапа между “Крыльями Советов” и “Динамо” стал первым, когда я оказался в ледовом дворце в Сетуни, по тем временам очень комфортном и уютном. Так вот со всей ответственностью заявляю, в тот день команды сыграли “договорняк”. Имитация борьбы была только в первых двух периодах, после которых минчане вели пару шайб. А в третьей двадцатиминутке “Динамо” просто встало. Нападающие за красную линию не стремились, а защитники услужливо расступались перед соперниками. Драматургия, выражаясь словами Валерия Лобановского, была не плохой, а отсутствовала полностью. Как результат — поражение. После финальной сирены арена быстро опустела. Ушли с трибун зрители, отправились в раздевалку хоккеисты. И только Михаил Захаров подъехал к бортику, за которым располагался Игорь Дмитриев, и о чем-то долго по-дружески беседовал с тренером... Наверное, стоит упомянуть и то, что на первом этапе “Динамо” сенсационно взяло у “Крыльев” четыре очка из четырех.
Очень скоро после этого Беларусь, а вместе со страной и ее хоккей, стали суверенными. Мы все с нетерпением ждали, когда наша сборная проделает путь сквозь сито низших дивизионов до элиты мирового хоккея. Хорошо помню фразу Михаила Захарова из той поры: “Мечтаю хотя бы раз сыграть на чемпионате мира в группе “А”. Но он не просто мечтал, а делал для этого все, что было в его силах. Успев отведать легионерских хлебов, он всегда по первому зову приезжал в сборную. Отдохнуть во время чемпионатов мира где-то на курорте, было не для него. С собою он привозил клюшки и неведомые на наших просторах заокеанские хоккейные хитрости. Говорят, что его первый конфликт с Андреем Сидоренко случился из-за того, что тренер наотрез отказался просить судей замерить клюшки у игроков словацкой сборной в матче, где на кону был выход в группу “В”.
Короче говоря, путь наверх у белорусских хоккеистов оказался не таким быстрым. И когда у нас не получилось за один год преодолеть второй дивизион, стало понятно: мечте хоккеиста Захарова сбыться не суждено. Попросту не позволит возраст. Именно тогда на свет появилось памятное письмо игроков сборной против тренера Сидоренко. О моральных аспектах этого демарша спорить можно бесконечно. Но давайте признаем факты, которые лежат на поверхности. Во-первых, в тот раз это был открытый ход без всякой закулисной составляющей. Во-вторых, лично сам Захаров результатами сбора подписей никак не воспользовался, он стал всего лишь членом тренерского штаба Анатолия Варивончика. А третье, и, пожалуй, самое главное то, что именно та сборная Беларуси с обновленным тренерским штабом была самой сильной на нашем с вами веку. Первые сезоны в группе “А” и Олимпиада в Нагано не идут ни в какое сравнение с тем, что мы имеем сейчас.
Единственное, чего я как болельщик не могу простить Захарову, так это его ванкуверский вояж. И совсем неважно, был он инициатором тех событий или просто воспользовался плодами. Олимпийские игры — самое святое, что есть в спорте. И попадать на Игры за чужой счет очень большой грех. Свою Олимпиаду Захаров проиграл на квалификации в Риге. Обидно, досадно, но игровые виды были бы неинтересны, если бы в них не случались подобные камбэки. А Глен Хэнлон заслужил свою, повысив рейтинг сборной Беларуси до того уровня, что в Ванкувер та попала вообще без отбора. И порой кажется, что яма, в которую наш хоккей угодил в последнее десятилетие, в том числе и кара за ту несправедливость.
В тренере Захарове перемешано и хорошее, и плохое. К хорошему прежде всего нужно отнести преданность хоккею. Майбахи и знакомства вторичны по отношению к игре и спортивным результатам. Если бы было иначе, он давно заседал бы в парламенте или был хозяином министерского кабинета. Но пример Вячеслава Фетисова не для него. К плохому — неумение взять на себя ответственность за неудачи. Или публично высказываемое неверие в собственных хоккеистов накануне ответственного турнира.
Чего ждать всем нам от нового назначения Михаила? Прежде всего какого-то движения. Там, где он, никогда не бывает тихо. Хочется верить, что человеческий антагонизм главного тренера сборной по отношению к минскому “Динамо” пойдет на пользу всему белорусскому хоккею. И именно это, на мой взгляд, самое пикантное на сегодняшний день. А еще, уверяю всех, хоккейная жизнь станет чуточку веселее. Потому как голые финки непременно еще вернутся!



Комментарии (0)