2010-06-07 20:59:10
Сборные

Институт сборных. Белорусские фараоны поневоле

Институт сборных. Белорусские фараоны поневолеПоследние месяцы с отечественным хоккеем скучать не приходилось. Ожидания мгновенных революционных шагов по наведению порядка и реорганизации доставшегося в наследство хозяйства от принявшего бразды правления Евгения Ворсина постепенно трансформировались в живой интерес к тому, как быстро новый рулевой склонит на свою сторону хоккейную общественность. И мягкими, ненавязчивыми методами сотрудничества загонит всех белорусских функционеров в одну лодку.




Два последних посещения заседаний исполкома федерации оставили гнетущее впечатление. Большинству клубных руководителей ближе к телу дела (правда, в отдельных случаях уместно говорить, мелочные делишки) подведомственных хозяйств. Да и многим сейчас не до консолидации: после стольких лет наумовской тирании (прежний руководитель отечественного хоккея вмиг заставлял умолкнуть любого желавшего поговорить) наступила ворсинская оттепель. Вместе с которой кто-то вспомнил о забытых было ораторских способностях и принялся напоминать о себе постоянными пустыми комментариями на любую тематику.
В подобном майском балагане благополучно утонули и вопросы целесообразности создания института национальных сборных. Для видимости подискутировав по поводу недавних германских гастролей парней Эдуарда Занковца, в дальнейшем руководители клубов с явной апатией прослушали об апрельском фиаско юношеской дружины на мировом первенстве в компании сильнейших. И облегченно вздохнули, когда тема “молодежки” была затронута вскользь и не стала предметом детального рассмотрения. Посему можно констатировать, что в своем большинстве нынешние белорусские клубные управленцы Евгению Ворсину не помощники. Поговорить о текущих делах, поспорить о регламенте чемпионата страны, поплакаться в кулуарах об ущемлении прав со стороны минской “Юности”, пожаловаться на очередное урезание финансирования — это всегда пожалуйста. А вот поработать на общее благо — та еще проблема. Каждый, задумываясь о предложении совместной работы, в первую очередь начинает размышлять о том, какую личную выгоду несет новый проект. При этом многие забывают о простой взаимосвязи: раз деньги на содержание хоккейных команд выделяются из государственного бюджета, значит, и финансируемые из него же команды обязаны в первую очередь работать на интересы страны, а не удовлетворять амбиции отдельно взятых тренеров или управленцев.

Разруха за ширмой

В плане консолидации куда больше позитива осталось от недавнего тренерского совета. И хотя взгляды вчерашних партнеров по сборной нынче кардинально разнятся, начинающие наставники имеют представление о том, в каком направлении необходимо двигаться, чтобы вывести белорусский хоккей из тупика. Правда, пока основное внимание по-прежнему уделяется национальной команде. Но красиво оформленная вывеска уже давно пускает многим пыль в глаза и обманывает сторонних наблюдателей.
Выжимая последние соки из поколения, заставшего еще советскую школу подготовки, суверенные руководители белорусского хоккея вспоминали о резерве нечасто. И даже увеличение количества натурализованных россиян в главной команде страны никого не пугало. Да и с чего пугаться-то, ведь старшая сборная с горем пополам периодически выходила в плей-офф на чемпионатах мира. Однако без преувеличения провальный сезон-2009/10 вынуждает трезво оценить ситуацию в нашем хозяйстве. Предновогодняя виктория минского “Динамо” на швейцарском Кубке Шпенглера да уже традиционный триумф на “Кубке Полесья” — что мертвому припарка.
В идеале последнее соревнование должно и вовсе выступать в качестве испытательного полигона для ближайшего резерва национальной сборной. Однако домашний статус турнира обязывал белорусов побеждать из года в год любой ценой. А именно — игнорированием молодых амбициозных ребят и постоянной эксплуатацией уже сформировавшихся исполнителей. Многие из которых давно уперлись в потолок и остановились в развитии.
Пошли по пути наименьшего сопротивления и нынешние наставники национальной сборной. Памятуя о рижском постолимпийском взлете Глена Хэнлона, его ученики четыре года спустя решили повторить трюк. Тогда как многие сборные, претендующие на место в восьмерке лучших, не побоялись омолодить (кто-то вынужденно, кто-то осознанно) свои составы и начали готовиться к Олимпиаде-2014. Поэтому майские слова Эдуарда Занковца о желании остаться у руля сборной и начать работу по введению свежей крови воспринимались как запоздалое просветление. Но один-то серьезный международный турнир, на котором можно было бы проверить в деле большую группу ребят и предоставить право некоторым молодым игрокам засветиться перед скаутами из КХЛ или НХЛ, уже потерян.
Наверняка Эдуарду Занковцу и его верному помощнику Владимиру Цыплакову известно об отношении к ним со стороны большинства белорусских тренеров и специалистов. Посему понятно их желание утереть нос критикам посредством успешного выступления на чемпионате мира. А, оплошав, пришлось демонстрировать чудеса изворотливости и убеждать, что, мол, отныне будем работать по-новому. Что же мешало наставникам сразу заявить о наступлении новой эры в сборной? Ведь еще перед отъездом в Германию Эдуард Занковец мог запросто обезопасить себя от очередных наездов и критических комментариев. Нужно было всего лишь громогласно сообщить общественности, что он не собирается гнаться за сиюминутными результатами, а намерен поработать на долгосрочную перспективу. И взять на чемпионат мира не только Стефановича (кстати, экстренно вызванного в Минск после травмы Антоненко), Готовца и добавившегося в ростер по ходу турнира Дрозда, но и отменно проявившего себя на финише сезона Демкова, а также преобразившегося в арендной ссылке в орском “Южном Урале” Кислого, продолжившего прогрессировать Белинского, вновь убедившего в недюжинных плеймейкерских способностях Михайлова (Владимир, правда, на финише сезона травмировался), взявшегося после долгих кутежных лет за голову и преобразившегося в “Юности” Яновского.
Но чтобы знать об этих ребятах, за ними необходимо следить. А как это сделать, когда находишься вдали от Беларуси и черпаешь из интернета лишь сухую статистическую информацию? Поэтому Эдуарду Занковцу пришлось выжимать последние соки из уставшего Алексея Угарова, искать стимулы для Алексея Калюжного, мысленно прорабатывавшего новые варианты трудоустройства, надеяться, что напоследок хлопнут дверью ветераны Руслан Салей и Андрей Мезин, верить в настырность и снайперские способности Грабовского.

Вспомнив о преемственности

Впрочем, аховое положение со свежей кровью в национальной сборной — следствие пренебрежения к делам в юношеской и особенно молодежной командах страны. Отсутствие четкого представления прежних руководителей относительно задач для младших сборных привело к тому, что в полной мере так и не был раскрыт потенциал поколения ребят 1988-90 годов рождения, которое, по мнению многих отечественных наставников и специалистов, по таланту ничем не уступает генерации-1968-70. Той самой, что выстрелила на Олимпиаде-2002 в Солт-Лейк-Сити. Не лучше обстояли дела и с “молодежками” более ранних созывов.
Удивляет нынче другое. Почему в прежние годы, когда белорусский хоккей находился под влиянием североамериканских методик развития, нынче вышедшие на первый план специалисты не думали о таком понятии, как преемственность сборных, а тихо-мирно занимали должности в штабах Глена Хэнлона и Курта Фрэйзера? Почему еще по итогам молодежного чемпионата мира 2007 года, когда наша дружина под руководством Занковца потеряла прописку в компании сильнейших, Эдуард Константинович предпочел сконцентрироваться на делах взрослой сборной и работе в питерском СКА? Почему Владимир Цыплаков заговорил о необходимости построения пирамиды национальных команд сейчас, а не после казанского провала с юношами в апреле 2008-го? Вопросов намного больше, нежели ответов.
Впрочем, сейчас не время для поиска правых и виноватых. Иначе в склоках и пустых спорах потратим время, которое следует направить в русло плодотворной совместной работы. Правда, неприятно удивляет пока одно: на последнем тренерском совете наши специалисты решили, что преемственность в сборных — это дело только молодежной и национальной команд. А как быть юношеской дружине? Как ей работать на благо отечественного хоккея? Не возникнет ли у сегодняшних юношей проблем при адаптации на более взрослом уровне?
Ведь столько лет поработав под руководством заокеанских специалистов и наверняка почерпнув немало полезного, и Эдуард Занковец, и Владимир Цыплаков должны знать о принципах подготовки резерва в Северной Америке. Схожих тактических построений и концепций игры придерживаются как отдельно взятый исполнитель, так и команды в целом во всех возрастных категориях. По схожему пути развития в конце 90-х годов прошлого столетия пошли швейцарцы. Последние лет пять аналогичную методику внедрили и датчане.
За примерами далеко ходить не будем — возьмем сборную Швейцарии, с которой пути белорусов частенько пересекаются на разных уровнях. Гостившая в июле 2009-го в Беларуси “молодежка” и оставившая с носом в апреле юношеская сборная альпийцев по игре ничем не отличаются от своей старшей сестры: те же вязкие оборонительные редуты, те же быстрые контрвыпады, те же слаженные действия в большинстве и меньшинстве, та же ставка на надежность голкиперов. И какой бы яркой личностью ни был паренек, каким бы талантом ни обладал, он обязан подчиниться интересам команды. Зато по мере взросления без труда приспособится к требованиям наставника любой сборной.

Устранение проблем

Включать юношескую сборную (а вместе с ней и младшие команды семнадцати-, шестнадцати-, и пятнадцатилеток) в единую пирамиду необходимо еще по одной простой причине. У белорусских дружин всех возрастов (как и у упоминавшихся швейцарцев) есть одна отличительная черта. Наши команды измельчали в габаритах. Потому и вынуждены были — не от хорошей жизни — изменить тактический рисунок игры.
Легкая кавалерия, без устали летающая по площадке, уже не представляет серьезной опасности для оппонентов. Ведь действия Угарова, Калюжного или Грабовского (в национальной сборной), Лопачука, Левши или Скабелки (в юношеской) предугадать легко. Ребята способны закладывать виражи в углах да за воротами, на скорости взрывать оборону соперников по флангам и пытаться прорваться для броска на пятачок. Но для ведения позиционного нападения они не годны.
Хаотичной беготней можно закружить голову неискушенным в серьезных баталиях венграм, утомить возрастных казахстанцев, но не ввести в заблуждение дисциплинированных датчан, немцев или швейцарцев. Те нейтрализуют наших шустрых “малышей” незатейливым, но действенным способом: силовым вытеснением подальше от ворот. Расшатать-растащить народ с пятачка, откуда белорусским “лилипутам” легче всего поразить неприятельскую “рамку”, удается не всегда.
А разнообразить атакующий арсенал сборной проблематично вследствие ограниченного выбора фактурных исполнителей. Индивидуальные экспромты с броском со средней дистанции наподобие тех, что порой выдавал в Кельне Михаил Стефанович, ставили соперников в тупик, но оказывались лишь исключением из правил. Даже входящие ныне в обойму национальной дружины Михалев и Стась-средний при их габаритах не обладают поставленным сильным броском со средней дистанции и (как четко показывают международные турниры) не обучены играть в силовое давление.
А ведь ребят с хорошими антропометрическими данными на юношеском уровне достаточно, чтобы, изучив сегодняшние проблемы национальной сборной, поставить четкие задачи на работу с ближайшим резервом. Который пока ограничен юношами-восемнадцатилетками. Говорить о создании полноценного института сборных (U-14, U-15, U-16 и U-17) можно будет только со следующего сезона. Несмотря на все разработки и задумки, осуществление этого проекта, который позволил бы по швейцарско-датскому подобию подводить любую сборную к ее дебюту на международной арене в течение трех лет, нынче не представляется возможным из-за отсутствия финансов. Да, идея получила моральную поддержку со стороны Минспорта и руководства страны, однако материальная подпитка обещана лишь к январю 2011-го.

Сила — в единстве?

Но это не означает, что работникам федерации можно спокойно дожидаться следующего года. Уже сейчас необходимо налаживать контакт с клубами, которые ой как противятся идее создания института сборных. Ведь если Евгений Ворсин создает свою пирамиду — всего отечественного хоккея, — то местечковые фараоны выстраивают собственные, отличные по композиции и задачам от основной. И конфликт интересов неизбежен.
Уже сейчас руководители клубов категорически против того, чтобы юниорские сборные функционировали на постоянной основе. Ведь в этом случае они потеряют своих ведущих ребят, без которых спад в детских чемпионатах страны неизбежен. А вместе с ними — и нагоняи за плохую работу в ДЮСШ. Причем вышестоящие руководители не станут слушать, что, мол, лидеров в сборные принудительно откомандировали, а без них тяжело. Вот каждый и печется о собственных интересах: что клубные боссы, что наставники школ.
Собирать же U-14, U-15, U-16 и U-17 на сессионной основе, как сейчас предлагает Евгений Ворсин, бессмысленно. Паренек за десять дней только приспособится к новым требованиям, как возвращается по месту приписки и забывает все, что получил в национальной команде. И так каждый месяц. Тогда как централизованная подготовка в течение сезона позволит сформировать ударные сочетания, не обращая внимания на клубные связки, или наиграть спецбригады большинства и меньшинства. То есть с младых лет уделить повышенное внимание тем компонентам хоккея, в которых нынче наметились проблемы в юношеской, молодежной и национальной сборных.
Очень важно, удастся ли Евгению Николаевичу достучаться до сознания руководителей отечественных команд. Да, сделать это будет очень непросто. Что отчасти подтвердилось на последнем заседании исполкома, когда слово взял наставник гродненского “Немана”. Дмитрий Кравченко (человек, кстати, незаслуженно игнорируемый в федерации в качестве кандидата для работы с юношеской или молодежной сборными). Он высказался в том духе, что всем нужно консолидироваться и следующую четырехлетку поработать сообща. При этом главком “Немана” обозначил и роль ФХРБ в этом процессе: мол, было бы хорошо, если бы федерация не отгораживалась от клубов, а помогала им различными методическими материалами, способствовала поездкам наставников на различные курсы повышения квалификации и тому подобное. Руководители же команд, послушав Кравченко скорее для приличия, затем вмиг переключились на свои дела.
Помочь Евгению Ворсину объединить всех в одно целое обязаны и наставники национальной дружины, раз уж они так ратуют за преемственность. Правда, в ведущих хоккейных державах мира институт сборных не зависит от отдельно взятого человека. Образно выражаясь, в тех же Канаде, Швеции или Финляндии тренеры — преходящее, а стратегия и тактика игры — вечное. Поэтому белорусам пора забыть, как выбивал для себя и под себя комфортные условия работы Михаил Захаров, как сдувались пылинки с Глена Хэнлона или Курта Фрэйзера, а выработать раз и навсегда такую стратегию развития, которая не зависела бы от амбиций и прихотей какого-либо тренера.
Что толку восхищаться гомельской пирамидой, когда в это же время скорыми темпами ветшает новополоцкая? Смысл Михаилу Захарову кивать на кривобокость гродненской пирамиды (которая за столько лет существования якобы не дала сборной ни одного игрока), когда в его вотчине предпочитают вспоминать былые заслуги, нежели воспитывать новых Андриевских, Микульчиков или Скабелок? Дело за малым: руководителям нашего хоккея необходимо разработать единые для всех нормы построения клубных, адаптированных под требования сборных пирамид, а затем четко следить за их выполнением. Иначе все продолжат жить по старинке и плясать, кто во что горазд.
А отдуваться за все просчеты в подготовке резерва будут наставники национальных команд.




Комментарии (0)