2004-08-30 14:32:55
Афины-2004

ГРЕБЛЯ НА БАЙДАРКАХ И КАНОЭ. Не думай о секундах свысока…

ГРЕБЛЯ НА БАЙДАРКАХ И КАНОЭ. Не думай о секундах свысока…

Привычно выбравшись из домика в журналистской деревне в шестом часу утра в шортах и легких майках, мы поежились от холода. В пятницу, если верить прогнозу “Euronews”, в афинской тени было 37 градусов. Посмотреть на термометр как-то не удосужились, но готовы в это поверить.




Зато суббота, венчавшая гребную программу Олимпиады, по местным меркам получилась северной — всего 22 градуса при чувствительном северо-западном ветре, разогнавшем с местных гор поэтическую дымку, зато сделавшем весьма зрелищными церемонии награждения медалистов. К счастью, на этом празднике жизни не обошлось без участия белорусов.


МАКСИМалист Опалев


О резкости изображения пришлось пожалеть один-единственный раз. Во время чествования гребцов, ставших призерами Олимпиады в каноэ-одиночках на дистанции 500 метров, на Максима Опалева было больно смотреть. Россиянин стоял на подиуме мрачнее тучи и, едва закончились торжества, снял немилую ему бронзовую медаль. Не соберись на канале столько народу — он, наверное, зашвырнул бы ее в воду. Как и четыре года назад в Сиднее, российский спортсмен не смог завоевать золото. И по всему было видно, что другой награды он не признает. На Играх в Австралии одиннадцатикратному чемпиону мира помешал внезапно подувший боковой ветер, сейчас — необъяснимый сбой, случившийся метров за сто до финиша.


Вот ведь как бывает: для одних бронза становится ранящим душу воспоминанием, для других остается несбыточной мечтой. Вот уже который старт белорусу Александру Жуковскому не хватает совсем чуть-чуть, чтобы дотянуться до пьедестала. Как и на чемпионате Европы в Познани, он стал четвертым, уступив победителю, немцу Андреасу Диттмеру 1,520 секунды. Правда, о медальных притязаниях нашего каноиста можно было говорить лишь во время второй половины дистанции. На старте Жуковский “засиделся” и на отметке 250 метров был только пятым. К тому времени между возглавлявшим гонку Опалевым и его ближайшими преследователями образовался внушительный интервал — корпус лодки с небольшим просветом. Испанец Давид Каль проигрывал Максиму 1,54, Диттмер — 2 секунды. Но не зря немецкий спортсмен славится своим финишным спуртом. Как надо включать крейсерскую скорость, он продемонстрировал еще на Играх-2000, вынудив Опалева довольствоваться серебром. Вот и сейчас настырный немецкий гребец сначала зацепился за корму россиянина, а затем сантиметр за сантиметром стал его “съедать”. В критический момент, когда от Опалева ждали двух-трех длинных гребков, тот стал “топтаться” на месте. Диттмер первым пересек финишную черту и победно вскинул руку. Вторым был Давид Каль. Всю дорогу немец с испанцем “сторожили” друг друга, а заключительные 250 метров уже Давид у Андреаса сидел на хвосте и благополучно справлялся с ролью “шпиона”. Опалев финишировал третьим: поняв, что удача его оставила, он машинально и даже безвольно работал веслами. Но предыдущего запаса хватило, чтобы оказаться впереди белоруса.


То ли олимпийские победы Диттмера стали делом обыденным — афинское золото для него уже третье по счету, — то ли с наступившим похолоданием закончился купальный сезон, но на этот раз никто не бросился в воду, чтобы поздравить новоиспеченного чемпиона. Хотя в Сиднее родная сестра Андреаса Аня, которая тоже занимается спортом, не усидела на берегу. Действующей триатлонистке ничего не стоило доплыть до братца и заключить его в объятия.


Ложный фальстарт


Когда на старте спринтерского заезда мужских байдарок-двоек Роман Петрушенко и Вадим Махнев так же, как и Жуковский, проявили нерасторопность, душа ушла в пятки. Как же так?! Наши парни, собиравшиеся побороться за золото с немецким экипажем, вынужденно смирились с ролью догоняющих?! Мало того, что внушал опасения ветер, ставший дуть со скоростью 18 метров в секунду, так еще и эта оказия!


Как выяснилось позже, белорусы решили, что был дан фальстарт и все лодки отправят на “дубль два”. Тем более что на чемпионате мира-2003 в Гейнсвилле не сработало стартовое устройство, а на чемпионате Европы-04 в Познани у испанского дуэта байдарочников не выдержали нервы. На замедленном повторе с большого экрана мы не углядели нарушения правил. Куда очевиднее был фальстарт у австралийца Натана Беггали во время финала байдарок-одиночек. Тот зачерпнул веслами воду, когда остальные гребцы находились в нейтральной позиции. На его рывок с места в карьер арбитры никак не отреагировали, и уже с начала гонки представитель Зеленого континента получил фору. В итоге только канадец Адам ван Куверден сумел отнять у Беггали — “угонщика автомобиля” славу пилота Формулы-1.


Вот и в заезде байдарок-двоек австралийцы не замешкались на старте. На середине дистанции Клинт Робинсон и Натан Беггали отметились третьими, уступая 0,52 секунды лидерам, немцам. Поляки Марек Твардовски и Адам Высоцки отставали от Рональда Раухе и Тима Вискоттера на 0,51 секунды. Белорусская лодка шла четвертой — минус 0,58. Однако к тому времени наши гребцы окончательно пришли в чувства. Видно, не напрасно перед выходом на старт они взбодрились — смочив в воде ладони, похлопали себя по щекам. Петрушенко — Махнев набрали обороты и на последних метрах сделали “фехтовальный” выпад вперед. Тем не менее сказать однозначно, попали белорусы в призеры либо нет, было нельзя: четыре экипажа финишировали в пределах секунды. Радостную весть наши парни узнали на суше: на 0,052 секунды они опередили поляков. Для сборной Беларуси эта медаль стала тринадцатой. И, видно, оттого, что здесь была замешана чертова дюжина, далась она так тяжело. Двенадцать лет понадобилось мастерам отечественной гребли на байдарках и каноэ, чтобы завоевать олимпийскую награду. Последний раз это произошло в 92-м, когда каноисты Александр Масейков и Дмитрий Довгаленок первенствовали в Барселоне. А успехи белорусских байдарочников датируются далеким 1980 годом, когда блистал Владимир Парфенович.


На награждении немец Рональд Раухе плакал: ему удалось поменять бронзу Сиднея на золото Афин. А белорусы, хотя и были счастливы, своих амбиций, похоже, не удовлетворили. За ложный фальстарт они готовы поквитаться в Пекине.


По девятой воде


После долгожданной медали, зная, что команда не вернется домой с пустыми руками, наблюдать за финалом каноэ-двоек было намного спокойнее. Из состояния благодушия группу белорусских болельщиков вывел тандем двух Александров — Курляндчика и Богдановича. Попав в число финалистов в два приема, через полуфинал, бобруйчане стартовали по девятой воде. Да так резво, что к середине “пятисотки” оказались третьими, уступая кубинцам — 0,61, а россиянам (кстати, тоже Александрам, Костоглоду и Ковалеву) — 0,43 секунды. Ориентироваться по лидерам белорусам, находившемся на краю правого фланга, было тяжело. Богданович — Курляндчик гребли изо всех сил, сражались, как львы. Но их усилий для медали оказалось недостаточно. Шесть экипажей закончили гонку почти одновременно. Бесстрастный фотофиниш поставил наш дуэт на шестое место. От золота белорусов отделили всего 0,580 секунды...


Результаты на табло появились не сразу, и когда китайцам сказали, что победа осталась за ними, удивлению спортсменов из Поднебесной не было предела. Еще несколько минут назад первый номер Мен Гуаньлян за что-то себя корил — стучал кулаком по лбу, дескать, дурья его башка. И вдруг — такая удача: не принимавшиеся в расчет спортсмены, высшим достижением которых можно назвать 4-е место на чемпионате мира-2003 на дистанции 200 метров да выигранный в этом году этап Кубка мира, стали олимпийскими чемпионами.


Королева Янич


Наши девушки — Анна Пучкова и Елена Беть — в заезде женских байдарок-двоек хотя и заняли девятое место, смотрелись достойно. А золото Олимпиады выиграли венгерки Каталин Ковач и Наташа Янич. Восьмикратная олимпийская чемпионка Биргит Фишер со своей напарницей Каролин Леонардт довольствовалась серебром.


В субботу 22-летняя Янич стала королевой бала. Известно, что в Венгрии этот вид спорта очень популярен, о чем свидетельствовало обилие красно-бело-зеленых флагов, заполнивших трибуны на “Шиниасе”. Так вот при том, что в стране хватает своих гребчих, бывшая югославка пришлась ко двору. В Афинах Наташа стала двукратной олимпийской чемпионкой, уверенно выиграв накануне заезд байдарок-одиночек. О запасе сил, оставшемся у спортсменки после финиша, говорит зажигательная “румба”, которую Янич станцевала прямо в лодке. Приплясывала она на берегу и даже на подиуме не могла устоять на месте. Побеждать на вдохновении дано только королевам.


Надо печь торт


Маме Вадима Махнева ЛАРИСЕ СЕРГЕЕВНЕ мы звонили в два приема. Вначале сразу после гонки, чтобы просто поздравить с медалью и не мешать это сделать другим, а чуть позже — чтобы пообщаться. По ее собственному признанию, в этот день слово “спасибо” она сказала больше, чем за всю предыдущую жизнь. Такое внимание вполне объяснимо: у мастера спорта международного класса, начальника учебно-спортивного отдела РЦОП по водным видам спорта друзей, интересующихся Олимпиадой, не перечесть.


— Лариса Сергеевна, признайтесь, вы смотрели заезд как мама или как бывшая спортсменка?


— И то, и другое. Еще оценивала гонку как личный тренер Вадима.


— Вот как? В таком случае выполнил ли сын тренерскую установку?


— Выполнил, только со стартом что-то не сложилось. Вообще-то он порадовал меня еще в пятницу, когда наш квартет стал шестым на “тысяче”. В тот день сын перекрыл достижение отца: Геннадий Махнев на Олимпиаде-80 был восьмым в составе байдарки-четверки на дистанции 1000 метров. Мои спортивные достижения он превзошел еще раньше. В 77-м также в четверке я заняла третье место на первенстве Европы среди юниоров, в 78-м стала четвертой на чемпионате мира среди взрослых, гонялась на одних турнирах вместе со знаменитой немкой Фишер... Так вот Вадим пару лет назад, вернувшись с медалью с чемпионата мира, мне заявил: “Ну что, мама, я тебя обставил?!” Могу сказать, что мои мечты только начали сбываться. У этих парней расцвет еще впереди.


— С какого возраста вы стали приобщать наследника к своему любимому виду спорта?


— Если разобраться, с греблей он познакомился еще до того, как появился на свет. В мае 79-го я выступала на чемпионате СССР, а родился Вадим в декабре. Потом муж, каждое лето работавший тренером по байдарке, брал его с собой в лагеря — на Вячу, на Озера Гродненской области. Там и научил грести.


— Своим наметанным глазом после трансляции из Афин вы сразу поняли, что белорусы попали в призы?


— Что вы! Я, как и все, ждала официальных результатов. И в этом заезде, и в финале каноэ-двоек все шли по носам. Вначале думала, что наша байдарка вторая или четвертая.


— До Олимпиады говорили, что у второго номера белорусов лишний вес. Как боролись с искушением положить сыну лакомый кусочек?


— В году я видела Вадима, наверное, дней двадцать, так что от домашней пищи он уже отвык. Постоянно был на сборах — в Мозыре, Днестровске, Тирасполе. Даже если выпадала неделя отдыха, уезжал раньше — тренироваться сверх нормы. Сейчас Вадим очень похудел, хотя наш экипаж все равно тяжелее немецкого. Поэтому нам был бы на руку встречный, а не попутный ветер.


— С кем обменялись первыми впечатлениями?


— С дочкой Алиной. Она у меня занимается академической греблей, в Афинах победила в заезде среди запасных, стала “олимпийской чемпионкой”. Как узнали, что белорусы выиграли бронзу, закричали что было мочи. Поскольку в телевизоре не было звука, соседи, должно быть, испугались.


— Неужели вы его выключили? Вас не устроил комментарий?


— Да нет же. Неловко признаться, но накануне трансляции наш “ящик” замолчал. Этот телевизор муж когда-то привез еще из Германии, и он служил нам верой и правдой долгие годы, а в последнее время стал барахлить. Я его пару раз стукнула — не помогло. Побоялась, что еще и картинка пропадет, и набрала по сотовому брата. Тот положил телефон рядом со своим телевизором — так и следили за заездом.


Когда мы набрали номер телефона родителей Романа Петрушенко в Калинковичах, трубку поднял его брат АНДРЕЙ:


— Мы все финалы смотрели по “Ладу”. Видели, что старт не получился, но потом по дистанции наши нагнали своих конкурентов. По окончании гонки не были уверены, что завоюем медаль. Несколько минут сидели в напряжении, зато потом мать батьку стала обнимать. Ну и посыпались звонки.


— Знаем, что ваша мама по профессии кондитер. А где работает отец?


— Охранником на стадионе.


— Значит, наш человек, из мира спорта. Калинковичи — небольшой городок, наверное, об успехе Романа там теперь знают все?


— Конечно, полгорода знакомых — кто позвонил, кто зашел в гости. Был даже такой казус. В нашем доме живет несколько семей Петрушенко — все однофамильцы. Так нашему соседу пришлось за нас принимать поздравления от одной женщины. Он ее терпеливо выслушал, а потом огорошил. “Это не ко мне, — сказал. — У меня дочери”.


— А вы, Андрей, часом, не спортсмен?


— Я тоже лет восемь занимался греблей, причем пришел в секцию после Ромы. Но потом понял, что это занятие не для меня. Не хватало здоровья, выносливости. Наш первый тренер Дмитрий Львович Клевакин в свое время нам сказал: “Из всех вас в большой спорт выйдут один-два человека”. Вот Рома это и доказал.


Маму Романа ТАМАРУ АЛЕКСАНДРОВНУ мы ненадолго оторвали от вечерней рабочей смены:


— Что еще добавить? Чувствовала, что должна быть медаль. Они ее заслужили. Я ведь вижу, как он в эту греблю вкладывает всю душу. Теперь сын в Мозыре, а раньше, когда был дома, приходил уставшим, одежда мокрая — несколько комплектов не успевали высохнуть. Две тренировки — утром и вечером, круглый год на сборах. Слава богу, их усилия не пропали даром.


— Вдали от столицы не было проблем с информацией? По ходу дела знали, как закончились предварительные заезды?


— Соревнования я видела не все, работа отвлекала. А вот “Дневники” с Олимпиады смотрела, сидела у экрана допоздна. Старший сын посылал Роме SMSки.


— В одном из последних “Дневников” Петрушенко-младший передал родным привет, в том числе и любимой девушке Катерине. Вы хотя бы знаете о ее существовании?


— А как же — уже пять лет встречаются.


— Красивая?


— Если для него красивая, для меня — тем более.


— Над праздничным тортом для сына уже колдуете?


— Я еще не осознала, что он призер Олимпиады. Поехал в Афины, как на “мир”, осталось ощущение чего-то обыденного.


— Что вы! Парни совершили прорыв в этом виде спорта, у нас так давно не было олимпийских медалей.


— В таком случае встретим как полагается.


Своя игра


Александр ЖУКОВСКИЙ одиноко сидел на причале, пока остальные участники гонки раздавали интервью журналистам, причем сдвинуть белоруса с места не удавалось даже призванным очистить дощатый пирс волонтерам. На удивление, каноист мгновенно откликнулся на просьбу корреспондента “ПБ” поговорить и, прихватив весло (отчего стало почему-то страшно и из списка отсеялись не очень приятные вопросы), отправился в микст-зону. Опасения оказались напрасными: настроение Александра было совсем не пасмурным.


— Наверное, уместно принести соболезнования...


— А каким я хотя бы финишировал?


— Четвертым, меньше 14 сотых отставания от бронзы.


— Ну что ж... Для этого сезона — мой результат. Чтобы бороться за призы, нужно слишком много везения. Надо, чтобы сразу несколько факторов сыграли в твою пользу, а такое бывает очень редко.


— Раз спросил у нас, значит, чувствовал, что не в призах оказался?


— Конечно. Даже при плотном финише понимаю, на какое место претендую.


— Как оцениваешь собственный старт?


— Провалил. Не знаю почему. Может, порыв ветра сбил.


— Как волна?


— Мне не мешала. В предварительных заездах было не очень приятно, а здесь дул попутный правый ветер.


— Не поздновато ли начал финишный рывок?


Пока сложно судить. Когда посмотрю видеозапись, станет ясно.


— Как тебе старт Опалева?


— Очень сильный. Даже не ожидал. У Диттмера получилось гораздо слабее.


— Были времена, когда ты даже попаданию в финал на чемпионате мира радовался...


(Смеется.) Всегда хочется большего. За эти четыре года многое произошло. Сначала пробился в финал, потом — в шестерку сильнейших, потом — в четверку. Теперь — четвертый на Олимпиаде.


— Без преувеличения, ты ворвался в элиту каноистов, на равных борешься с Опалевым, Диттмером, Доктором...


— Растем потихоньку. Дай бог, и дальше так же прогрессировать.


— В твоем виде порой все решают тысячные доли секунды. Не обидно, что в распределении призовых мест очень многое зависит от случайностей?


— Наоборот, мне интереснее. 500 метров люблю больше, чем 1000. Здесь все резче, не надо “размазывать” гребок.


— Чувствуешь себя спринтером?


— Не знаю, 200 метров на чемпионате мира ходить не пробовал. Но “пятисотка” мне точно нравится.


Финиш байдарки-двойки получился, наверное, еще более напряженным, поскольку сразу три сражавшихся за медали экипажа уместились в 0,128 секунды, а в схватке за бронзу белорусы выиграли у соперников из Польши и вовсе 0,052 секунды! Неудивительно, что, узнав о собственном достижении, Роман ПЕТРУШЕНКО и Вадим МАХНЕВ издали торжествующий крик. После чего, приняв поздравления, ответили на вопросы журналистов.


Роман: Когда пересекли черту, глянул на поляков и в принципе догадался, что мы — третьи. Оставалось дождаться официального результата.


— Ребята, после вашего финиша сердце выскакивает, а до него буквально хотелось убить за старт...


Роман: Вообще-то мы подумали, что фальстарт...


Вадим: ...и мне хотелось убить стартера.


Роман: Вадим почти остановился. Вроде бы никто не дернулся, но стартер что-то сказал, и за счет заминки мы сразу потеряли полкорпуса. Считаю, второе место мы фактически подарили, да и за золото могли побороться очень серьезно.


— В вашем виде спорта довольно часто бывают фальстарты. Как они воздействуют на моральное состояние?


Роман: Еще больше их в гонках на 200 метров, которые не входят в олимпийскую программу. На этой дистанции они не так часты.


— Погода повлияла на результат?


Роман: Мы готовились примерно к таким условиям. Это в четверке подул встречный ветер, который нам здорово помешал. Хотя, судя по предварительным заездам, можно было бороться даже за золотую медаль.


— В Беларуси вы частенько тренировались в условиях и похуже, зимой, скажем...


Роман: Действительно, бывало, что и в минус 20 на воду выходили. Так что вы правы, мы ко всему привыкли. Здесь тоже особого времени на адаптацию не понадобилось. Приехали за два дня до первой гонки и не испытывали никаких проблем, поскольку готовились в Чехии, почти в том же часовом поясе и при такой же жаркой погоде.


— Ребята из четверки приходили за вас поболеть?


Вадим: Конечно. Как положено, сидели с флагом на трибуне.


— Австралийцев воспринимали в качестве конкурентов?


Роман: Нет. Вообще не представляли, что они будут претендовать на медали. Из-за того, что случился маленький сбой, отдали им серебро. Обидно, конечно, но награда нам все-таки досталась.


Вадим: Австралийцы преподнесли сюрприз. Их будто ветром надуло.


— То, что вы шли по четвертой воде, помогло?


Роман: Ветер дул немного сбоку, поэтому не могу сказать с уверенностью. Возможно, удобнее было бы идти даже по девятой воде, там сегодня показывают неплохие результаты.


— Вы два года гоняетесь вместе, хотя пробовали сесть в пару и раньше. Что не получилось?


Роман: Скажем, были кое-какие технические нюансы. У нас попросту не получалось. А когда сделали еще одну попытку, сразу выиграли этап Кубка мира, кстати, у тех же немцев, и стали вторыми на чемпионате мира.


— Может, сразу не сложилось, потому что вы очень разные люди?


Вадим: Дело не в этом. Мы вполне нормально общаемся, человеческие отношения здесь роли не играют. Просто использовали разную технику. Чтобы выступать парой, нужно было много работать дополнительно.


— В байдарке-одиночке проверить свои силы не хотите?


Роман: Все еще впереди.


— Для обоих?


Роман: Не исключено. Хотя пока вся подготовка акцентирована на двойку.


— Физически вы выгодно отличаетесь от других призеров...


Роман: Ну... Фармакология тоже свое дело делает. (Смеется.)


— Вадим, знаем, что ты потомственный гребец. Теперь, наверное, самый успешный в семье?


Вадим: Действительно, у меня греблей занимались и родители, и дядя. Но олимпийских медалей у них не было.


— Вас можно назвать самым перспективным в мире дуэтом?


Роман: Возможно. Есть, правда, еще немецкая двойка, в которой загребной 1981 года рождения. Но и у нас много времени впереди, будем готовиться к лучшему результату на следующей Олимпиаде.





Комментарии (0)