2008-04-04 12:59:05
Пекин-2008

Олимпийская грамота. Знаки преПИНАНИЯ

Олимпийская грамота. Знаки преПИНАНИЯ

Противостояние между конституционным правом сообщать согражданам объективную, достоверную информацию и вседозволенностью чиновничьего аппарата, в среде которого поселились коррупция, воровство, вымогательство, фальсификации, продолжается.




Редакцию и читателей лишили аккредитации на Играх в Пекине явно не за "публикации, оскорбляющие чувства олимпийских чемпионов и подрывающие деловую репутацию НОК", как сказано в официальном вердикте. Убеждены: нас наказали за то, что газета опубликовала серию разоблачительных материалов о казнокрадстве, бесхозяйственности и правовом произволе в системе Минспорта, за критику высокопоставленных особ белорусского спорта, возможно, испугавшихся разматывания информационного клубка.

Нехудожественный вымысел

Проанализируем претензии НОКа, высказанные 28 февраля на заседании исполкома. Руководитель комиссии по работе со СМИ Алексей Мирошниченко поставил нам в вину "публикации, оскорбляющие чувства олимпийских чемпионов". При этом, по его словам, "публикацией, переполнившей чашу терпения, стала статья Светланы Парамыгиной "Олимпийская помойка. НИИследованный миллиард" в номере за 21 декабря 2007 года..."
Заметьте, полковник сначала сказал о нескольких материалах. О каких? Почему они не названы? Даже если их набралось с лихвой, следовало привести хотя бы два-три, чтобы убедить общественность в их множественности и тенденциозности.
Допустить, что этому не придали значения, невозможно. Ведь сначала якобы было собрание чемпионов (И.Астапкович, Е.Белова, Д.Довгаленок, А.Романьков...), затем комиссия НОКа по СМИ. Наконец, была вынесена на исполком НОКа в разделе "Разное". Усмотреть некомпетентность или ограниченность такой массы людей, занимающих ответственные должности и профессионально работающих с документами, значило бы нанести им настоящее оскорбление.
И потом, если была еще хотя бы одна оскорбительная статья, отчего же ее не назвать вслух, всенародно, для усиления, для убедительности, для того, чтобы пригвоздить "Прессбол" к позорному столбу не единственным, а несколькими фактами?
Кстати, в беседах с автором этих строк и в интервью другим СМИ ни один из наших визави не назвал никакого другого (других) обидного (обидных) для них либо для НОКа материала. Остается единственно возможное предположение: множественность оскорбительных публикаций вымышлена для убедительности именно из-за их отсутствия. Вымысел, если он не художественный, - это выдумка, то есть ложь.

"Чаша терпения"

Теперь мы можем смело говорить о единственной "оскорбительной" для олимпийцев и олимпиоников статье - "НИИследованный миллиард", вышедший под рубрикой "Олимпийская помойка".
Снова обратимся к исторической обвинительной речи полковника Мирошниченко, утверждавшего, что материал Светланы Парамыгиной переполнил некую "чашу терпения". Этот образ обычно используют для того, чтобы продемонстрировать драматическую предысторию стрессовой ситуации, пришедшей к моменту истины.
Ему вторил первый вице-президент НОКа Геннадий Алексеенко, заявивший, что многие публикации "Прессбола" носят тенденциозный характер и "никак не направлены на пропаганду олимпийских идеалов". "Мы не можем закрыть эту газету, но высказать свое отношение имеем право".
И снова - никакой конкретики, однако же налицо желание ЗАКРЫТЬ "ПРЕССБОЛ". За что? Что наполнило до краев "чашу терпения"? Следов подрыва деловой репутации НОКа в материалах "ПБ" никем не обнаружено. Ибо подобные претензии имеют четко выраженный исковой характер, и, дай газета повод, стремление разобраться с ней, очень вероятно, обрело бы масштабные материальные очертания. Потому легко предположить, что недовольство исходило лично от Алексеенко тире Григорова, которые могли затаить на "Прессбол" обиду из-за нескольких публикаций.
Назовем их. Репортаж об отчетно-выборной конференции БФЛА ("ПБ" от 6.11.2007, "Обуздать, так королеву!"): "Старейшины белорусской королевы спорта публично упрекнули Алексеенко в том, что он допускает ошибки в ведении конференции и вносит беспорядок в ее ход"... "Алексеенко парировал: "Здесь никто никого не запугивает". Рудских настаивал: "Вы запугиваете!"... Когда выяснилось, что за Потупчика поднялась 91 рука, Геннадий Павлович отбросил процедурную ширму и тут же объявил министра председателем БФЛА, забыв, что кандидатов двое...."
В материале "Принято в бане, а выглядит, как в общественном туалете" ("ПБ" от 9.11.2007) эта ситуация находит развитие: "Главный аргумент помощника президента по физкультуре, спорту и туризму, первого вице-президента НОКа Геннадия Алексеенко в пользу "открытой формы" волеизъявления: "А чего нам здесь друг от друга скрывать?!" Хочу извиниться перед Геннадием Павловичем за возможно неуместную ассоциацию. Мне кажется, подобный слоган мог бы украсить интерьер общественной бани, но в общественном туалете он прозвучал бы чересчур фривольно...
Геннадий Павлович громогласно торопил счетную комиссию, хотя, казалось бы, куда спешить?! Мало того, оказывал на счетоводов давление: "Я отсюда вижу, что большинство за открытое, а вы сосчитать не можете"... Алексеенко еще раз включил машину голосования и внимательно всматривался в зал... Теперь за "открытость" были 53 (44+9?!), а дальше считать не стали. Почему? Или слова "против", "воздержался" безвозвратно исчезли из нашего лексикона?"
Эти статьи, кстати, легли в основу открытого письма председателя Союза спортсменов Марии Иткиной, которое она опубликовала на страницах "ПБ", намекая на давление на организацию со стороны тех же Григорова - Алексеенко. Правда восторжествовала, Марию Леонтьевну вывели из-под удара, а чиновника Минюста, руками которого расправлялись за критику, уволили с работы, но... "Обида", видимо, затаилась, ведь, если бы не "Прессбол", никто бы о чиновничьем произволе не узнал...
Была еще история с двоевластием в национальной команде по греко-римской борьбе. Большая группа специалистов написала письмо президенту НОКа Александру Лукашенко. Не получая в течение двух недель известий о судьбе петиции, они обратились в редакцию "Прессбола" с просьбой напечатать документ уже в качестве "Открытого письма" ("ПБ" от 22.11.2007).
Вскоре на заседании президиума Белорусской федерации борьбы в словах Алексеенко промелькнуло легкое недовольство: "Не могу не сказать и о том, что, ой, если бы не "Прессбол", все, капут, замолчали! О чем вы говорите?!... Не собираюсь "Прессболу" делать рекламу в канун завершения подписной кампании: написал он - ну и спасибо, а так бы мы и не знали. Методы, которые вы используете, не собираюсь осуждать, но не надо говорить, что это куда-то в песок уходит. И ответ будет соответствующий..."("ПБ" от 11.12.2007, "Народ поднялся на борьбу").
Заключительная фраза Геннадия Павловича, возможно, несла двойную нагрузку...
Итак, Алексеенко имел личные основания обидеться на "Прессбол". Однако приведенные цитаты отражали реальные события, свидетелями которых были сотни людей.
У Мирошниченко же претензий не было, потому, вероятно, письмо в "Прессбол", фактически ответ "на пренебрежительные высказывания в адрес армейского спорта" Юрия Чижа, Алексей Аркадьевич завершает словами: "Убедительно просим опубликовать данное письмо в вашем авторитетном спортивном издании".
Так что "чаша", вероятнее всего, могла быть персональной, но никак не НОКовской.

Хартией - по чувствам

Чувства - штука тонкая, люди пытаются разбираться в них всю жизнь, но часто - безуспешно. До решения исполкома НОКа недовольство "Прессболом" открыто высказывал лишь один олимпионик - Камандар Маджидов, причем на наших страницах в рамках выше- упомянутой борцовской дискуссии. Снова обратимся к словам Алексеенко: "На само название посмотрите: "Олимпийская помойка". Нигде в мире никому в голову не придет такое словосочетание написать. При таком подходе, согласно с Олимпийской хартией, мы обязаны реагировать на такие вещи".
Как же быть с "олимпийской бойней", произошедшей в 1972-м на Играх в Мюнхене, когда палестинские террористы расстреляли 11 спортсменов Израиля? Как относиться к "олимпийской свастике", отражающей проведение зимних и летних Игр 1936 года в фашистской Германии, или "олимпийскому бойкоту", ставшему дурной традицией?! А казино "Олимп", водка "Олимпийская", выпущенная в России, с идеалами сочетаются лучше?
Скажите, какие трепетные у нас олимпийцы: воровство и подлоги в спортивной сфере, отмывание олимпийских денег их не волнуют, а "Олимпийская помойка" возмутила до глубины души! Как говорится, "свежо предание, да верится с трудом!"
Остается заглянуть в Олимпийскую хартию, на которую сослался Алексеенко. Этот документ занимает более 60 электронных страниц. Мы послали в НОК официальный запрос, чтобы выяснить, какое именно положение нарушил "Прессбол"? В ответе фигурирует пункт 2.1 Устава НОКа. Вот он.
Согласно пункту 2.1 Хартии, НОКи "должны пропагандировать основополагающие принципы Олимпизма в своих странах, в частности, в рамках спортивной деятельности и образовании, содействуя развитию олимпийских учебных программ в школах на всех уровнях, училищах и вузах физического воспитания, а также способствовать созданию организаций, деятельность которых посвящена олимпийскому образованию, таких как Национальные олимпийские академии, олимпийские музеи и другие программы, включая культурные, связанные с олимпийским движением". Все. На этом точка.
Тщательное изучение сего пункта Олимпийской конституции повергло нас в еще большее недоумение и еще более утвердило в предположении: реальных причин наказать "ПБ", кроме сведения личных счетов, не существует. Все названное вслух можно отнести к области вымысла, причем далеко не художественного.






Комментарии (0)