2011-12-27 22:19:10
Разное

Грезы нелюбви. Кино в НОКдауне

Грезы нелюбви. Кино в НОКдаунеМир спорта узок, поэтому всегда любопытно мнение человека извне. Но Галина АДАМОВИЧ, сделавшая недавно документальный фильм о подготовке белорусских олимпийцев к Лондону, меня просто огорошила. С места в карьер режиссер заявила, что диалога с НОКом у съемочной группы “Беларусьфильма” не получилось...



Адамович — человек в киношных кругах известный. Недавно на фестивале “Лiстапад” получила приз президента “За гуманизм и духовность в кино”. К спортивной теме прежде не обращалась, а здесь сразу взялась и за режиссуру, и за сценарий. “Мне интересно менять регистр, почему нет?” — с вызовом заявила Галина Валентиновна.
Мы расположились в одной из комнатушек “Беларусьфильма” сразу после показа ее работы “Стань первым!”. Премьера состоялась неделю назад, на нее меня пригласил гендиректор киностудии Олег Сильванович. Он не скрывал, что фильм понравился: и детали неимоверно увлекли, и голос за кадром звучит без лишнего пафоса. Сказал свое слово и представитель департамента по кинематографии Министерства культуры Алексей Безуглый: “Я был уверен, что снимал мужчина! Настолько человек проникся этой черновой, будничной, титанической работой, психологизмом, настроем спортсменов на бросок, схватку, подъем штанги… Я такого раньше не видел. Шикарная работа, причем с колоссальным воспитательным потенциалом. Убежден, это только первая серия. Вы еще поедете на Олимпиаду как режиссер. Это попадание в десятку и смотрится на одном дыхании”. Теперь дело за Белтелерадиокомпанией, которая должна решить, нужен ли ей “Стань первым!”.
Не буду зацикливаться на том, что фильм, на мой взгляд, еще требует доработки. Просто набрать массу разнородного материала, в том числе архивного, и потом из него что-то моделировать — такие подходы в кино давно устарели. Но что имеем, то имеем. Сейчас главное для нас — убедиться в том, что “Беларусьфильм” действительно заинтересован спортивной темой. А его молодой режиссер Галина Адамович, окунувшись в реалии нашей отрасли, дает вдобавок откровенные и неоднозначные интервью.

— Галина Валентиновна, ваш последний фильм “Инокиня” совсем из другой оперы…
— Я считаю, что профессиональный человек должен уметь все. Это все-таки не высшая математика. Проблема была только в одном: много людей — тренеров, спортсменов. И мы с февраля прошлого года очень долго просили Национальный олимпийский комитет и Министерство спорта помочь нам чисто информационно, подсказать, на кого обратить внимание. Но никакой поддержки не дождались.
НОКу, как мне кажется, вообще никто не нужен. У них в жизни все хорошо, лишь бы не тревожили. Президент страны — президент их олимпийского комитета. Единственный ответ на все наши письма дождались в апреле. Они сообщили, что дадут нам человека. А когда я позвонила ему и сказала, какие у нас проблемы, тот ответил, что может перечислить нам победителей прошлых Олимпийских игр. Я поблагодарила: “Спасибо, это мы прочтем и в интернете”. Понимаете? Все, что мы от них хотели, — подскажите, на чем лучше сосредоточиться. Потому что более двухсот человек из тридцати видов потенциально едут на Олимпиаду. Кого выделять? Это огромное количество спортсменов, тренеров, которых нужно просеять. У нас нет ассистентов, журналистов. И получается, что режиссер должен эту первую работу, совершенно тупую, делать сам. Вот это действительно трудно.
Я поняла: каждый варится в своем соку, решает какие-то свои проблемы. У каждой федерации их в самом деле много, и всем не до кино. Это и было сложно. А ведь в фильме 21 интервью!.. В принципе я вообще не люблю брать интервью. Но здесь пришлось, потому что понимаю: фильм нужен прежде всего для телевидения и прежде всего перед Олимпиадой. Не знаю, насколько он будет интересен после. Может быть, как архивный материал, потому что мы старались делать кино, а не телепередачу, а это все-таки немного другая работа. Я не говорю, что телевидение — это плохо, но всегда удивляюсь работе тележурналиста, который подходит: “Скажите два слова!” Ты говоришь одну фразу, а он тебе: “Все. Нам хватит!” Возражаю: “Как? Я же не успела мысль развить!” А им уже достаточно. Мы же брали интервью по полчаса, и не все вошло в фильм, так как не всегда было интересно.
Я монтирую уже второй месяц, и снимали мы одной камерой. Это ужас! Потому что мучаешься, как из семи часов пленки смонтировать пять минут.

— Кто из героев фильма вас особенно впечатлил?
— Все. Потому что люди, выигрывающие чемпионаты мира и олимпийские медали, — сильные, умные и работать умеют. И большинство из них достойны отдельного фильма. Со всеми было интересно, и абсолютно не жалею, что потратила время. Получила удовольствие. Мне было любопытно посмотреть, как устроен белорусский спорт изнутри. И что-то я про это поняла.

— Вы отработали на чемпионатах мира по пятиборью в Москве и греко-римской борьбе в Стамбуле, а также на чемпионате Европы по стрельбе в Белграде. Как попадали в эти поездки? Сами выражали желание?
— Мы-то были готовы поехать куда угодно. Написали письма во многие федерации с просьбой о финансовой поддержке. Но откликнулся только Юрий Чиж из федерации борьбы. Все остальные ответили, что им самим трудно. И это правда, потому что, например, Владимир Шантарович говорил: они должны лететь на сборы в Чехию, а потом у них чемпионат мира в венгерском Сегеде, а денег нет. Он сказал: “Ну, хорошо, я одолжу у бизнесменов, но потом же мне отдадут по курсу Нацбанка!” То есть я реально видела: проблемы у каждой команды. Тем более мы снимали летом, когда происходили эти обвалы, а валюту невозможно было купить.
В гребле на байдарках и каноэ мы не сняли ни одного международного соревнования, были только в Мозыре. С семьей Михневич отработали в Стайках, и все. В общем-то это все от дефицита денег и недостатка понимания. Допустим, у Сергея Мартынова спрашивала: “Подождите, вот вы выиграли этап Кубка мира. Где-нибудь видео есть?” Он отвечает: “Вы что, не поняли, что никому ничего не надо?” Вот и получается, что у нас есть действительно один из лучших стрелков мира, но, к сожалению, в такой большой стране записи его побед отсутствуют. А из интернета мы брать не можем — качество не устраивает. Поэтому снимали Мартынова в минском тире, в совсем маленьком и страшненьком, а потом на чемпионате Европы.

— Запомнились эмоции Сергея, выплеснувшиеся между выстрелами.
— Да, он там откровенно ругался матом, это все читается. Еще мне очень понравилось его интервью. Да, он неразговорчивый и вроде бы ничего не сказал, но видно, что это замечательный человек. В том, как Мартынов молчит и улыбается, с какой интонацией отвечает, есть очень многое… Вообще они все хороши, правда: Геннадий Сапунов, Камандар Маджидов, Алим Селимов. Чемпионами так просто не становятся…
Мы взяли семь видов спорта. Сюда не попал, например, большой теннис, хотя в планах значился. Потому что невозможно вместить все. У нас фильм начинался с 26 минут. Потом прикинули: на каждый вид по две минуты. Ну и что я расскажу? В итоге вышли на 45 минут. Невозможно это все впихивать, понимаете? И так все пунктиром идет! Поровну время не распределяли. Я ребятам так и говорила: что интереснее получится, того и будет больше.

— Сколько всего материала отсняли?
— На каждый вид часов по семь-десять. А еще мы снимали баскетболисток, которые продули. И этот вид вообще у нас вылетел. Хотя жаль, потому что в “Милавице” была эффектная фотосессия, девчонки действительно очень красивые…

— Представитель Министерства культуры обмолвился про вашу поездку на Олимпийские игры в Лондон. Однако о включении в состав делегации надо позаботиться заблаговременно. И делать это нужно опять же через НОК.
— Но руководство об этом не знает! У нас ходит гениальная фраза: “Вы режиссер — решайте вопросы”…
Да я еще и не уверена, хочу ли ехать. С другой стороны, есть идея сделать отдельный фильм про Шантаровича. В Мозыре действительно очень интересная база. Вода, солнце. Очень киношная ситуация. Мне сказали: “Это мы готовы финансировать”. А Шантарович летит в Лондон! И делать фильм без Олимпиады несерьезно.



Комментарии (0)