2019-02-08 01:31:35
Дайджест

"Самолет бесплатно, если будешь забивать". Последние дни жизни Эмилиано Салы

"Самолет бесплатно, если будешь забивать". Последние дни жизни Эмилиано СалыПосле прочтения вы будете грустить еще сильнее.

Эмилиано Сала – 28-летний аргентинский форвард. 19 января он стал самой дорогой покупкой «Кардиффа» и перешел из «Нанта» за 17 миллионов евро. Через два дня Сала летел из Франции в Великобританию на частном самолете через Ла-Манш и пропал с радаров. Полиция прекратила официальные поиски после трех дней. Семья аргентинца собрала 300 тысяч евро на частную спасательную операцию, и через 13 дней водолазы нашли самолет на дне Ла-Манша с телом человека внутри.

Молился перед играми

Сала быстро стал любимцем болельщиков «Нанта». Фанатов восхищал путь аргентинца в их клуб: в 15 он уехал из дома в другую провинцию, чтобы играть в академии, связанной с «Бордо», и следующие четыре года колесил по Европе, прежде чем подписать контракт с жирондинцами. На трибунах стадиона «Нанта» часто скандировали имя Салы. Фаны постоянно говорили, что он из тех, кто mouiller le maillot – дословно с французского «выжимает майку», то есть настолько усердно трудится на поле и отдает всего себя.

Те, кто сталкивался с Эмилиано в обычной жизни, замечали: его стальной на поле характер превращался в смиренную страсть, едва парень оказывался в городе. Перед матчами форвард останавливался в церкви Святого Пьера, чтобы преклониться перед статуей Девы Марии. В сентябре к нему в гости прилетела мама, и они поехали в храм вместе. Священник Гийом ле Фло удивился негромкому, но пылкому голосу, которым Эмилиано читал молитву. Он положил руку футболисту на плечо и произнес: «Эмилиано, да благословит тебя господь и направит тебя». Сала лишь кивнул.

Учил английский вместе с американцем

С осени 2018-го поползли новости, что Салой интересуются клубы Премьер-лиги. Еще в 2016-м «Нант» отказался продавать его «Вулверхэмптону», а два года спустя за парнем всерьез приударил «Эвертон». Страйкер все также не обращал на слухи никакого внимания, но со старта сезона взялся за английский язык.

На тренировке в зале Эмилиано крутил велотренажер рядом с американцем Мэттом Миазгой, принадлежащим «Челси». Они быстро стали приятелями и практиковались в языках друг друга: Миазга учил французский, а Сала – английский. Конечно, каждое такое занятие заканчивалось приступом смеха у обоих. Когда новости об интересе «Кардиффа» усилились, Мэтт говорил Эмилиано: «Лучше бы тебе начать учиться! Язык тебе сильно пригодится!»

Тренер «Кардиффа» не выучил его полное имя

Про «Кардифф» стало все окончательно ясно, когда на игры «Нанта» несколько раз приезжал Нил Уорнок. 70-летний тренер наконец встретился с Салой лично и рассказал об интересе валлийского клуба. Ветеран тогда сразу извинился перед аргентинцем и спросил, можно ли называть его Эмилом. «Всегда путаю имена, долго их запоминаю», – объяснил Уорнок. Эмилиано был не против.

16 января Сала провел последнюю игру за «Нант», а 18-го отправился на медобследование в Кардифф. На полпути к клинике аргентинец остановился на базе будущего клуба и познакомился с партнерами. Там же он встретил Уорнока. «Похоже, ты впишешься к нам в команду!» – пошутил тренер по поводу мятой одежды новичка (Эмилиано банально не успел переодеться после аэропорта). «Забью для вас мячи», – ответил форвард. «Я знаю, забьешь», – уверенно сказал Уорнок.

Тренер предложил Сале присоединиться к команде на матче чемпионата с «Ньюкаслом». Конечно, страйкер бы не вышел на поле, но побыл в раздевалке, лучше узнал партнеров и тактику. Эмилиано ответил, что польщен предложением, но должен убедиться, что его вещи в Нанте доберутся до Уэльса.


Попрощался с обычными людьми во Франции

Ранним вечером 19 января Жан-Филипп Руссель открыл двери своей парикмахерской, находящейся в самом центре маленькой деревушки под Нантом. Приближался конец рабочего дня, но утром его набрал Эмилиано Сала и попросил задержаться. Обычно между стрижками футболист делает паузу в три недели, но тут позвонил спустя 14 дней.

Перед визитом Сала прогулялся по окрестностям. Он полюбил эти места. Полюбил деревушку Каркефу за тишину и спокойствие. Ферму за домом, где срывалась с поводка его собака Нала и бегала мимо уток, цыплят и парочки коров Прюн и Помпонетты. Небольшой виноградник через дорогу, где продавали белое Мюскаде. Ручей у речки Эрдре, где рыбачили его друзья.

Эмилиано полюбил этих людей. Мясников Доминика и Марсьяля, у которых дважды в неделю покупал телятину по-милански, а потом расписывался на карточках, оставленных для него другими посетителями. Пекаря Бландена, хранившего для аргентинца яблочный пирог фейентен перед каждой игрой «Нанта». Алексию из Snoopy Coif, которая купала Налу перед его отлетом в Кардифф.

Последний пункт – парикмахерская Русселя. Два Рождества назад француз с семьей позвал скучавшего футболиста в Диснейленд, так они подружились. Жан-Филипп чувствовал, что игрок не уверен до конца в правильности перехода. «Но «Нант» продал меня за 17 млн евро, футбол – это бизнес», – объяснил приятелю Эмилиано. – «Кардифф» не топ-клуб, но это шанс пробиться наверх, и первая игра будет с «Арсеналом».

Когда парикмахер закончил, Сала потянулся за кошельком, но Руссель сказал, чтобы даже не думал об этом. Тогда форвард пригласил его в Уэльс. «В худшем случае, я прилечу подстричь тебя и посмотреть пару матчей», – ответил Жан-Филипп, и оба рассмеялись. Аргентинец достал из сумки майку «Нанта» с девятым номером и подарил другу со словами «Знаю, что это не твоя любимая, но…» Руссель, болельщик «Марселя», обнял Салу. Они попрощались, а в глазах стояли слезы.

Отказался от обычного коммерческого рейса и полетел на джете от агента

В воскресенье Эмилиано разделил вещи на две части – одни для перевозки в Британию, другие, чтобы выбросить на свалку. В понедельник он приехал на базу «Нанта» попрощаться с игроками и сделать селфи на память. «Последнее прощай», – снимок и сейчас можно найти в его инстаграме.

Чтобы вернуться в Уэльс, «Кардифф» предложил купить ему билет, но Сала отказался. Агент Марк Маккей сказал, что у его отца Уилли, еще более влиятельного футбольного посредника, есть вариант с арендой частного самолета. Для таких коротких перелетов – около 500 км, 1,5 часа в воздухе – Маккей-старший часто нанимал джеты. «Это ничего не будет тебе стоить, если будешь забивать мячи», – сразу сказал Марк. «Ха-ха-ха, с удовольствием», – ответил Эмилиано.

Пилот перед вылетом написал в фейсбуке, что немного заржавел с системой

Сала договорился с Маккеем-мл. о том, что прилетит обратно в Кардифф в понедельник, 21 января, вечером. Он догадывался, что самолет будет маленьким, поэтому скинул агенту фото багажа и спросил, подойдет ли он. Уже после катастрофы Маккей сказал в интервью BBC, что согласовал рейс с опытным Дэвидом Хендерсоном, который перевозил футболистов бесчисленное количество раз. По всей видимости, Хендерсон нашел Дэвида Ибботсона, которого Нил Уорнок называл «невероятным» пилотом.

Ибботсон был полукоммерческим летчиком, а кроме того подрабатывал инженером и выполнял рейсы для парашютистов. В субботу он зачекинился в фейсбуке в аэропорту Нанта и шутливо написал в комментариях друзьям, что «немного заржавел с КГС». КГС или курсо-глиссадная система помогает пилотам приземляться в аэропортах. Также ее используют для того, чтобы выстроиться на взлетно-посадочной полосе или чтобы найти более гладкий путь и более безопасную скорость приземления.

В 19:15 понедельника Сала и Ибботсон взлетели из Нанта и взяли курс на Кардифф. Во время рейса аргентинец отправил партнерам голосовое сообщение и усталым голосом сообщил: «Я сейчас в самолете, который, кажется, вот-вот развалится». Примерно в 20:30 авиадиспетчерская служба в Джерси, острове в Ла-Манше, получила запрос от джета на снижение. Через несколько мгновений борт пропал с радаров на высоте 700 метров.


Спасатели искали Салу первые 5 часов после катастрофы

Поиски начались почти сразу. Джон Фитцджеральд владеет фотостудией, а в свободное время возглавляет отряд добровольцев, помогающих в спасательных операциях. Он случайно оказался в ангаре в Гернси, другом острове в Ла-Манше, когда услышал сигнал от береговой охраны.

Через 30 минут они уже находились в воздухе, прочесывали водную гладь в очках ночного видения и проследили путь самолета до точки, в которой он исчез с радаров. Чуть позже присоединились другие спасатели. До двух часов ночи при сильном ветре и неспокойном океане они искали борт Салы и Ибботсона. «Проблема моря в том, что ты не видишь разницу в высоте. 150 метров или 300 для тебя выглядят одинаково», – пояснил Фитцджеральд.

Сначала спасатели высматривали людей в воде, затем вглядывались в возможные световые маячки на жилетах выживших, а дальше уже искали часть самолета или нефтяное пятно, если джет все же ударился о воду. Официальную операцию прекратили в четверг, и лишь после трех дней работы нашли куски сидения с их борта.

Восемь дней спустя матч с «Арсеналом» на «Эмирейтс», о котором Сала говорил парикмахеру, «Кардифф» провел в честь несостоявшегося новичка. Диктор на стадионе сознательно избегал формулировок «в память о» или «памяти», потому что семья Эмилиано верила в чудесное спасение. В Лондоне в тот вечер шел дождь, и футболки всех игроков сильно намокли. Помните, как переводится mouiller le maillot? Если бы Эмилиано Сала был на матче, его майку тоже можно было бы выжимать.



Комментарии (3)

Dimash 10 Фев 2019 18:23
в кардифф...даунгрейд какой-то, если честно. мог отказаться, но бизнес есть бизнес.
и скромнее и осмотрительнее надо быть. обычным рейсом всегда безопаснее летать.
Theyob2u 08 Фев 2019 19:46
Жаль пацана.
Bu88on 08 Фев 2019 14:55
Очень грустная история.