2019-07-19 10:33:39
Дайджест

Александр Тихонов: как мы "взрывали" биатлонные "бомбы"

Александр Тихонов: как мы "взрывали" биатлонные "бомбы"Четырехкратный олимпийский чемпион по биатлону Александр Тихонов уже пять лет живет в Минске. Ему за 70, но он по-прежнему в центре событий не только российского, но и мирового биатлона. Комментарии мастера как всегда остры и злободневны, а самой большой заслугой он считает то, что несмотря на житейские бури остался самим собой.

Вы покинули пост президента федерации биатлона России 12 лет назад. После вашего ухода в сборной этой страны, и не только во взрослой, посыпались допинговые скандалы.
Два десятка лет назад на встрече в министерстве спорта я настоятельно предлагал обратить внимание на допинг в российском биатлоне. И предрекал, что вскоре в нашем виде возникнут очень большие проблемы. Все промолчали, сделав вид, что никакой беды нет. В Корее, перед тем, как «засветились» на допинге Ахатова, Юрьева и Ярошенко, предлагал снять с турнира всю команду. «Нет, не следует этого делать, у нас все чисто», — утверждал тогдашний врач команды Дмитриев. Получается, что он попросту лгал.

Выступая в конференц-зале НОК России, я во всеуслышание заявил, что настанет такой час, когда мы из-за допинга опозоримся на весь мир. И не ошибся. Не так давно один из руководителей ИБУ с юмором обронил, что 90 процентов мирового допинга — российский. Это самая настоящая катастрофа, которая тянется не один срок. Совсем недавно на четыре года дисквалифицированы Печенкин и Чернышев, на пути к отстранению от спорта Васильева. Думаю, что и Союзу биатлонистов России в ближайшем будущем вряд ли вернут прежний статус.

Небезызвестный Григорий Родченков пытается обвинить в том, что вы знали о взятках, которые якобы получал прежний глава ИБУ Бессебергу за молчание о допинговых проколах.
Явный вымысел, я сохранил свои выступления в Минспорта и в других структурах, во время которых высказывал негативное отношение к допингу и предлагал жесткие меры контроля. Однако в высших спортивных кругах пропустили предостережения мимо ушей. Что же касается Родченкова, то по достоверным данным он через своих людей инициировал сокрытие «засвеченных» проб в отдельных лабораториях, на чем и зарабатывал. Нынешние хозяева постоянно требуют новых инсинуаций, и у него иного выхода нет, надо лить очередную грязь, дабы получить благодарность, а значит, и средства от людей, которым он служит.

Остались ли у вас контакты с российским биатлоном?
Они есть, но только личные, мне предлагали различные должности в биатлонных структурах, но я отказался. Не так давно сделал большую ошибку, что поддержал Драчева на выборах руководителя федерации. Ни он, ни Майгуров не имели права на высокие посты. После чемпионата мира в Ханты-Мансийске, на котором Майгуров выступил в роли одного из организаторов, у него возникли серьезные проблемы, которые могли обернуться далеко идущими следствиями. Но ему помогли выйти сухим из воды, однако убрали с должности министра спорта округа.

Когда Драчев стал президентом федерации, мне принесли газеты округа, где он работал главой администрации. В них доказательно утверждалось, что за бесценок продано много земли людям, которые помогли ему стать главой администрации, и некоторые из них ныне в тюрьме. Драчев — депутат и имеет известную в таких случаях неприкосновенность. Но посмотрим, что станет дальше.

В России вас частенько критикуют, вспоминая малозначимые эпизоды. Но оппоненты забывают о глобальном, о том, что, когда возглавили федерацию, побед у местной сборной можно было пересчитать по пальцам.
Когда принял российский биатлон, на нашем счету значилась лишь серебряная медаль Паши Муслимова, завоеванная на ЧМ в Антерсельве. В России не было ни одного сертифицированного комплекса, поэтому международные соревнования у нас не проводились. За 13 лет и 7 месяцев наша команда построила пять комплексов категории «А», и 12 — категории «Б». Спасибо руководителям регионов! Со временем финал Кубка мира осел в России, а когда чемпионат Европы провели в Уфе, а тогда спринт впервые выиграл новичок Тарьей Бе, то турнир для многих стал бомбой, ярким событием.

Построить спорткомплекс в Уфе оказалось делом непростым. Для начала на неделю поселившись в местных краях, пришел к главе Башкортостана за помощью. Но тот твердил одно, что нет денег. Я в ответ, мол, нашел. А накануне переговорил с руководителями несколько крупных местных компаний, и те обещали выделить определенную сумму. Глава республики согласился, дал отмашку на строительство, и за два года в Уфе возвели шикарное сооружение, сыгравшее хорошую службу. Второе, не менее роскошное, построили в Мордовии, в Саранске.

В международном союзе вы начали раскручивать летний биатлон…
На него я потратил большие деньги, и на первый старт в Оберхофе пришло больше зрителей, чем здесь набиралось зимой. За один турнир местная торговля «подняла» годовой ценник. Сейчас, наконец, ИБУ собирается поднять статус чемпионата мира по летнему биатлону, о котором я говорил 30 лет назад. Возможно, спортсмены получат зачетные очки, которые повлияют на распределение мест в Кубке мира, плюс они заработают премиальные.

На телетрансляцию соревнований в Оберхофе, которую смотрели многие в Европе, потратил 187 тысяч евро, 17 сборным обеспечили размещение и питание. В Оберхофе «взорвалась» еще одна биатлонная «бомба».

Как удавалось находить спонсоров?
С помощью друзей и личных качеств. Вспоминаю, что в Новосибирск, на финал Кубка мира, пригласил официальных лиц из «Газпрома», которые согласились заключить контракт с ИБУ на 30 миллионов евро. Но президент биатлонного союза Бессеберг пришел на переговоры, мягко говоря, в непрезентабельном виде. Гости встали и ушли. Сейчас неизвестно, чем закончится допинговый скандал в Чувашии, поэтому не вижу особых спонсорских перспектив для российского биатлона. Все отказываются ими быть, просто катастрофа.

Судебные разбирательства в отношении Андерса Бессеберга подвисли в воздухе. Чем они, по-вашему, могут закончиться?
Для начала неплохо было бы посмотреть его кредитную историю и уточнить, сколько средств бывший президент потратил на себя, на приглашение друзей из исполкома. Плюс куда ушли иные поступления, скажем, от изготовления вина с этикетками ИБУ. Покойный распорядитель кредитов в международном союзе Гюнтер Цватц как-то показывал в подвале своего дома в Зальцбурге огромное количество бутылок.

У вас были частые перепалки с тогдашним президентом ИБУ. Отчего они возникали?
Я нередко открыто выступал против него. Члены исполкома ему не перечили, последнее слово, как правило, оставалось за Бессебергом. Большинство было своеобразными марионетками при биатлонном дворе. Заседания исполкома федерации завершались постоянными банкетами с дорогими винами и закусками. В Ханты-Мансийке Бессеберг не вышел на публику, чтобы закрыть сезона, он попросту не смог передвигаться.

Словенец Янез Водичар, бывший техническим директором ИБУ, тоже не мог сработаться с Бессебергом.
Я много раз говорил, Янез, стану президентом, ты поведешь всю практическую деятельность. Он допустил большую глупость, что не послушал, поскольку мы с ним добились бы серьезного прогресса в биатлоне.

«Ты хорош в техническом плане, спонсоров же найду я, изберем исполком только из европейцев. Будет меньше расходов на перелеты», - предлагал я. Ведь в некоторых странах не хватает средств не только на винтовки, но и на патроны. Надо все считать, сейчас членами исполкома избраны американец Макс Кобб и Джим Каррабре из Канады. Но что сделал для биатлона тот же Каррабре, курирующий медицину? Да, Кобб — профессионал, но он из США, а там, где американец, там всегда беда. Их постоянные путешествия из Северной Америки и обратно выливаются в круглую сумму.

Вернусь к Водичару. Он не умеет держать слово, поначалу согласившись с моим предложением, вдруг заявил, что выставит собственную кандидатуру на пост президента. Его лоббировал член техкома россиянин Вадим Мелехов, но в итоге словенец получил небольшое количество голосов.

Бессеберг брал банкетами, тем и держался. Когда я пришел в ИБУ, на первый исполком мы собрались в студенческом общежитии, под Дрезденом, в академии спорта. Ночевали на двуярусных кроватях, и никто не умер, но здорово сэкономили.

Очень хотел провести летний биатлон на популярных курортах, скажем, в Испании. Они бы произвели своеобразный фурор и принесли немалый доход. Сейчас, когда есть пневматика, лазерные винтовки, это сделать намного проще. Но в международном союзе подобные турниры никому не нужны.

Как вам нынешний президент ИБУ Олле Далин?
Я шведа лично не знаю, но созваниваюсь с членами исполкома, и по их словам сужу, что никаких прогрессивных предложений от него не исходит. На эту роль есть другой, более инициативный и известный человек, которого собираемся поддерживать и продвигать. Повторюсь, что же касается восстановления в правах Союза биатлонистов России, как и их коллег из федерации легкой атлетики, думаю, это произойдет нескоро.

Сейчас идем к чемпионату мира по летнему биатлону в «Раубичах»…
В этом спорткомплексе существует одна очень серьезная проблема - проблема трибун. Как минимум, с первых шести рядов стадиона сложно наблюдать за ситуацией на стрельбище. Рядом построили вполне комфортабельный тир, но он мог стать многофункциональным. Для этого следовало метров на 7-8 поднять потолок, чтобы проводить соревнования по теннису. А заодно можно решить проблему ветра, чьи порывы в «Раубичах» трудно предсказуемы.

Когда-то вас попросили помочь белорусскому биатлону…
…Но кардинально ничего изменить не смог. Для пользы дела попытался проводить практические занятия, но они должны быть постоянными, а мне нужен официальный статус. Но поскольку его нет, единичный мастер-класс не решит дело.

Плюс у нынешнего руководителя белорусского биатлона Цибульского полное отсутствие коммуникабельности, проблемы в общении с людьми…

Андрей КРАВЦОВ



Комментарии (0)