2019-11-28 18:24:01
Дайджест

"Арина выговорилась на весь мир". Спарринг-партнер Соболенко — о Турсунове и своей роли в команде

"Арина выговорилась на весь мир". Спарринг-партнер Соболенко — о Турсунове и своей роли в командеАнтон Дубров рассказал о работе в команде Соболенко, стрессе во время спарринга с Викой Азаренко и роли деда, тоже известного тренера, в своем становлении.

«Для меня каждая поездка с Ариной, даже если она будет последней, в кайф»

Когда речь заходит о команде Арины Соболенко, то первой приходит на ум фигура ее тренера Дмитрия Турсунова. Но, конечно, он не единственный, кто помогает Арине побеждать.

Среди других членов команды Соболенко чаще всего в телеэфиры попадает молодой человек, сидящий на главных теннисных стадионах мира рядом с Турсуновым в боксе игроков. В завершении сезона 2019 года его имя прозвучало в коучинге Турсунова для Соболенко:

— Антон сказал, что лучше тебя игрока не видел.

Арина в ответ расплылась в улыбке и при счете 6:4, 5:2 в финале малого итогового турнира в Чжухае без приключений довела дело до третьего титула в сезоне в одиночном разряде и пятого — в карьере.


Антон Дубров — это спарринг-партнер Арины. На чемпионском фото он крайний слева.

— Те слова Димы — полная импровизация, такого я не говорил, — смеется Антон. — Видимо, Дима хотел, чтобы Арина, играя финал с Кики Бертенс, не думала о предыдущем матче с Кики в Ухане, в котором в ситуации со счетом 5:1 дело дошло до тай-брейка — 11:9 в пользу Арины. Вот и перевел ее внимание на меня. Она расслабилась.

Но это не самое забавное, что мы делали с Димой на трибунах. Бывало, после классного розыгрыша, в котором Арина заставила себя поработать на задней линии, мы выкрикивали с места: «Богиня! Лучшая». Чтобы она закрепила усилия позитивом.

— Так видел ли ты когда-нибудь игрока лучше Арины?

— Вопрос с подвохом! В женском теннисе моим любимым игроком была Жюстин Энен. Очень нравится, как Симона Халеп выжимает максимум из себя. Хотя я не согласен с ее тактическими решениями. А что касается Арины, то она у меня в фаворитах, поскольку очень страстная теннисистка. Даже если чувствует себя плохо, способна завестись на борьбу.

В компании Соболенко Антон был замечен не раз. В мае 2016 года Арина впервые выиграла турнир-«пятидесятитысячник», работая под началом Владимира Перко, и Дубров был рядом. Позже он спарринговал для нее в тренировочных лагерях сборной. Получал командировки от федерации на турниры по запросу Арины.

Так было и летом 2018-го в Истборне, где Арина провела первый финал WTA на турнирах серии «Премьер».

После Исборна казалось, что Антон закрепился в команде Соболенко: часто ездил с ней на соревнования, тренировался с ней в Минске. Однако предложение войти в команду Арины получил чуть более полугода назад.

— В апреле, еще до полуфинального матча Кубка Федерации с Австралией, Арина написала мне, а потом в разговоре по телефону сказала, что хочет взять в команду спарринг-партнера на постоянную основу и что сперва предлагает это место мне, — говорит Антон. — Мне тогда было 23 года, и я ждал предложение о работе в туре. Пока организм позволяет быть спаррингом, грех отказываться от сотрудничества с игроком, который тогда стоял десятым в мире (сейчас Арина одиннадцатая). Согласился сразу.

Не знаю, как долго мы проработаем вместе. Не оговаривали сроки. Для меня каждая поездка с Ариной, даже если она будет последней, в кайф.

«Бывает, мы с Турсуновым вдвоем спаррингуем с Ариной, чтобы ей было еще тяжелее»

В 2015 году Саша Бажин (на фото ниже — справа) рассказывал нам о своей роли в команде Виктории Азаренко: «Спарринг-партнер — это человек, который просто возвращает мячи на твою половину корта. А это не я».


— Что же, Антон, ты делаешь для Арины?

— Прежде всего я играю с ней. Спарринг-партнер должен быть достаточно хорош. Как груша для боксера. Будь она мягкой, толку никакого!

Почему Мария Шарапова брала Владимира Волчкова в спарринг-партнеры? Потому что человек играл максимально жестко. Через серии повторений в тренировочном режиме Маше было проще адаптироваться к жесткой манере соперниц.

А вне корта, когда мы остаемся втроем-вчетвером, я всегда стараюсь поддерживать позитивный настрой в команде. Например, когда только начал ездить с Ариной, никто не знал, кто я, тогда как Джейсона Стейси (тренера Арины по физподготовке. — Прим.TUT.BY) в туре знают хорошо. Арина часто снимала для Instagram, как я ем. Стали поступать вопросы: «А что это за парень? Все время жрет». Арина спросила: «Как им ответить?» — «Скажи, что я тестирую еду». Вот такие шутки у нас.

— Каково принимать подачу Арины, которую комментаторы называют мужской?

— Сложно, но вроде как справляюсь. Только на одной тренировке не получалось. Это было в Цинциннати. Не знаю, с чем связано: то ли корт такой, то ли Арина подавала за 200 км/ч. Бум-бум — все четко. Мяч проскальзывал и выбивал ракетку из рук. Отошел назад, чтобы хоть что-то возвращать. Потом Дима встал на прием.

Бывает, мы с Димой вдвоем одновременно спаррингуем с Ариной, чтобы ей было еще тяжелее. Ну а что? Не зря же ее сравнивают с Сереной Уильямс и Сабин Лисицки, которая тоже подавала за 200 км/ч. Если ты хочешь, чтобы твой игрок выигрывал турниры, нужно создавать для него трудности на тренировках, моделировать поведение оппонентов.

Так, я подстраиваюсь, имитируя в тренировочном процессе, например, резаные удары слева или справа — с вращением, варианты плотной игры на задней линии. Даю обратную связь: где мне комфортно, а где — совсем нет. В какой-то момент Дима сделал комплимент, назвав помощником тренера, а потом и Арина — тоже. То есть я считаю себя помощником тренера, а не просто спарринг-партнером.

«Даже для людей из Дворца тенниса перемещение Арины с девятого на одиннадцатое место — это кранты!»

Антон стал частью команды Соболенко, находясь на службе в спортроте. С тех пор он «буквально пару раз был в военной части, когда получил командировку от РЦОП по теннису на турниры». 25 ноября Дуброва уволили в запас.

— Прошел курс молодого бойца, успел пострелять из автомата и отбить ноги строевым шагом, а самое главное, что изучил, — с утра надо помыть казарму. Это было «интересно», — иронизирует спарринг-партнер.

Арина же на момент приглашения Антона в команду была подавлена. Полагала, что проваливает сезон.

— Не знаю, каким словом описать ее состояние. Не истерика, но она была потерянной, — считает Антон. — Не понимала, что происходит. Вроде бы высоко стояла в рейтинге, а выигрывать не получалось. Давление росло. Даже для людей, которые работают во Дворце тенниса, перемещение Арины с девятого на одиннадцатое место, — это кранты! Падение в рейтинге! Мол, все, заканчивай с теннисом. И вообще ты набрала вес. Громко кричишь на корте, а играть не умеешь.

Все то же самое Арина видела в Instagram после плохих матчей. Люди, которые делают ставки, писали ей гадости. Вот только они написали и отложили телефон, а то, что она играет с шести лет, пришла к этому уровню через напряженную работу и тоже переживает, мало кого волнует.

Думаю, одиннадцатое место для Арины по итогам сезона — это хорошо. Она провела первый год, когда на каждом турнире высоко котировалась и была фаворитом. Может быть, период, когда нужно было адаптироваться в пуле элитных игроков, затянулся. И тем не менее через это проходят все топ-игроки.

— Расскажи о ссоре Арины и Турсунова в августе. «Что между ними произошло?» — главный вопрос с тех пор.

— В ту пору мой друг женился в Могилеве. Я уехал из команды, а в Нью-Йорке помимо Димы с Ариной остались Джейсон и психолог Арины.

Новость о расставании Арины и Димы дошла до меня утром, 31 августа. Смотрю, много сообщений на телефоне: «Ты видел? Видел?» А я не понимаю, что происходит. Пришел во Дворец тенниса тренировать ребенка лет десяти, и тут на меня налетели тренеры: «Антон, что происходит?!».

Не стал никого дергать. Ситуация сложная. Дай, думаю, подожду, что будет. Дня через два написал Джейсону. Спросил, как у них дела. Он ответил: «Да, поругались, но Дима пока здесь, с Ариной. Продолжает работать, помогает, чем может». Через день-два у Джейсона появились проблемы со здоровьем. Его госпитализировали. Возможно, эта критическая ситуация помогла Арине и Диме успокоиться, переключить внимание с себя на другого человека.

— Стоит понимать, что не в стиле Арины быть сдержанной, — итожит Антон. — Если она что-то говорит, то просто выплескивает то, что в ней есть. Видимо, спустя год с лишним с начала сотрудничества с Димой в ней много чего накопилось. Тяжело находиться по сорок недель в году вместе: видеть одни и те же лица, слушать одно и то же. Да, Арина выговорилась, довольно громко — на весь мир, можно сказать. Но ей стало легче. Не вижу в этом ничего сверхъестественного, как другие. Вы что, Арину не знаете?!

Да, я бы, наверное, так не сделал. Но я — другой человек. А для Арины быть эмоциональной нормально.

«Вика играла все под заднюю линию. „Блин, Антон, тебе нельзя ошибаться“, — уговаривал себя»

Спарринг-партнером Антон стал во многом благодаря дедушке — тренеру Эдуарду Дуброву, находившемуся в роли капитана женской сборной по теннису с 2016 года по 2018-й.

В 2015-м Эдуард Владимирович был личным наставником Веры Лапко. Он позвал внука, только-только принявшего решение о прекращении попыток стать игроком-профессионалом, спарринговать подопечную, которая годом позже выиграла юниорский Australian Open.


— С Верой и Эдуардом Владимировичем я впервые выехал на «Шлем», как раз в Австралию, — говорит Антон. — В сентябре 2015-го, когда дедушка и Вера прекратили сотрудничество, я взялся тренировать детей, а в ноябре мне позвонил Владимир Волчков. «Есть для тебя работа. Приходи», — сказал. Окей, думаю. Еще не знал, с кем буду играть. Оказалось, что с Олей Говорцовой. До конца американской серии турниров в марте 2016-го я был в команде Оли, которую тренировал Владимир Перко. Перко и Говорцова разошлись, и затем Владимир Адамович взялся за Арину. Меня подтянул, хотя по большому счету я играл со всеми, кому был необходим спарринг-партнер.

Летом 2016-го Соболенко перестала работать с Владимиром Адамовичем, и мы с Ариной съездили на пару турниров. Потом она стала тренироваться у Халила Ибрагимова, а я устроился в Национальную академию тенниса помощником Сергея Скакуна, старшего тренера женской юниорской сборной. И все равно меня тянуло на турниры, где работа требовала, с одной стороны, максимальной отдачи, а с другой — моментально обретала какую-то форму, требовала корректировок. Это весело.

В конце 2017-го со мной связался папа Саши Саснович. В команде Саши хотели, чтобы я выезжал с ними на турниры. Суть в том, что в длинные паузы между соревнованиями игрокам трудно получить практику, то есть найти кого-то для спарринга. Мне хотелось прорваться на топ-турниры, и в 2018-м меня взяли в Индиан-Уэллс и Майами. Потом командировали в Лугано, Мадрид, Рим и на «Ролан Гаррос».

— Перед Мадридом мне написала Вика, — продолжает Антон. — Вернее, с бывшим директором теннисной федерации Антоном Юспой связался ее агент, который отвечает за перелеты, размещение и в целом организацию пребывания Вики на турнирах. Меня уже планировали отправить в Мадрид по запросу Арины и тут говорят: «Антон, тебе еще нужно будет поработать с Викой. Там же будут Саша Саснович и Вера Лапко. Если попросят, ты должен играть с ними». А я, такой: «Вот это да!».

Май 2018-го — один из самых сложных периодов в моей практике. Поочередно играл с Викой, Ариной и Сашей. Вере помощь не потребовалась. Из плюсов: в Мадриде меня заселили в отель напротив «Сантьяго Бернабеу». В ту пору мадридский «Реал» как раз проводил полуфинальный матч Лиги чемпионов с «Баварией». На игру я, увы, не попал, но атмосферу прочувствовал. А еще завтракал вместе с Максом Мирным. Такая отдушина встретить своего человека! Ужинал с Вячеславом Конниковым, который тогда тренировал Вику.

— Спарринговать с Викой — каково это?

— Тот еще стресс. Она выигрывала «Шлемы», была первой ракеткой мира, и тут я, молодой, набирающийся опыта спарринг-партнер. Было интересно посмотреть, с какой интенсивностью она работает. Чем занимается до выхода на корт. Что пьет во время тренировки. Ничего особенного — тот же изотоник, что и я. Но насколько же ее хватает!

Может быть, это не всегда заметно в матчах из-за эмоционального напряжения, которое Вика испытывает на фоне судебной тяжбы [за право на опеку над сыном] и возвращения на топ-уровень после родов. И тем не менее на тренировках она отдается по максимуму. Было сложно соответствовать. Скорости выше, чем те, с которыми я сталкивался раньше. Плотность ударов тоже высокая. Вика играла все под заднюю линию и выдерживала длинные розыгрыши — по пять-семь минут без остановок. «Блин, Антон, тебе нельзя ошибаться, — уговаривал себя. — Тебя хоть завтра уволят, если остановишься».

Когда вернулся после грунтовой части сезона 2018 года в Минск и посмотрел на наших юниорок, то возмутился: «Ну вы просто ходите по корту! Ничего не делаете. Играете на комфорте, что не позволит выиграть важные матчи».

«Возможно, Арина считает, что мы с Турсуновым ищем где-то работу на стороне. Не знаю, откуда эти мысли»

Влияние Турсунова на Дуброва дает позитивный эффект. До предложения о работе от Соболенко Антон был сертифицированным тренером на уровне ITF Level 1. Тренировал, в частности, Шалимар Тальби и Яну Колодынску. Это находящиеся на хорошем счету доморощенные теннисистки. Теперь Дубров имеет сертификат PTR (Professional Tennis Registry).

— Подошли вместе с Димой, у которого есть диплом PTR, в офис WTA во время Уимблдона, где как раз проходил однодневный курс обучения для членов команд игроков WTA, — уточняет Антон. — Для меня нашлось место — повезло. Дима пошутил: «Ну вот приедешь в Беларусь и скажешь, что ты первый в стране PTR-тренер». — «Окей, но поймут ли люди, что это значит?»

Антон добавляет, что иногда он тренирует Арину. Мы помним, что так было в Риме, когда Соболенко и Турсунов разругались. Так бывает и в случаях, «когда Дима прилетает в команду на день позже нас с Ариной».

— Тогда он просит меня провести тренировку, но не говорит, что конкретно необходимо сделать, и тем самым выражает доверие. Понимаю, что требуется от меня. Здорово, что Арина прислушивается. По крайней мере у меня складывается впечатление, что она не отвергает мою помощь. Нет такого, чтобы она как топовый игрок смотрела на меня в духе: «А ты вообще кто?».

В лексике Турсунова и Дуброва встречается потерявшее актуальность в разговорной речи выражение «расслабить булки».

— Расслаблять, грубо говоря, булки вообще нельзя, — отметил Дубров во время нашей беседы, имея в виду свою физическую форму.

— Нельзя расслаблять булки, ведь в любой момент может «прилететь», независимо от того, кто ты и сколько у тебя титулов, — рассказывал нам Турсунов в октябрьском интервью.

Забавно, что чемпионская речь Соболенко на турнирах в Ухане и Чжухае в 2019 году тоже была чуть ли не слово в слово:

— Спасибо моей команде. Я сделала это и просто хочу сказать вам спасибо за то, что вы со мной, несмотря ни на что, — сказала Арина. — Да, работать со мной очень сложно. Просто верьте в меня!

— Мы с Димой оценили. Посмеялись, — вспоминает Антон. — Возможно, Арина считает, что мы ищем где-то работу на стороне. Не знаю, откуда эти мысли. Или, может быть, она хотела такими словами извиниться за поведение на фоне стресса, страстей перед важными матчами. Эмоции Арины, как я уже говорил, — не плохо и не хорошо. Это ее природа. Может быть, уже скоро она научится контролировать эмоции, но пока так.

«В Париже Турсунов сыграл с Раду Алботом. Арина кричала Диме: «Ноги ниже!»

В межсезонье у Дуброва не было отпуска — скорее короткая передышка. 3 ноября Антон вернулся в Минск из Шэньчжэня, где Арина выступила на парном итоговом турнире, а уже 8 ноября приступил к тренировкам. И это притом что сама Арина начнет предсезонную подготовку примерно через неделю.

К этому моменту Антон рассчитывает быть в хорошей форме. В столичном Дворце тенниса мы застали Антона за спаррингом с пятнадцатилетней Эвелиной Ласкевич.

Оставшуюся неделю до старта тренировочного лагеря Арины Антон рассчитывает сыграть с парнями, то есть хочет поднять интенсивность спаррингов.

— Пока договорился только с Артемом Бардиным, но также видел на кортах Ваню Лютаревича, — говорит Антон. — Если они смогут, с удовольствием сыграю с ними.

Порой на турнирах после тренировок с Ариной мы «стучим» вместе с Турсуновым. Ему тоже хочется играть, а мне играть с ним всегда интересно. Для меня он — игрок с обложки. Следил за ним в подростковые годы. Никогда не думал, что смогу пообщаться, не то что сыграть с ним.

От него, кстати, «прилетает» прилично. Хотя он настаивает, что уже растерял форму, я так не думаю.

В Париже перед стартом «Ролан Гаррос» Дима провел с Раду Алботом около получаса на втором стадионе турнира «Сюзанн Ленглен». Глядя со стороны, качество тенниса Турсунова нельзя было поставить под сомнение.

— Вот бы посмотреть на коучинг Арины для Турсунова.

— Знаете, что тогда Арина кричала Диме? «Ноги ниже!» Посмеялись, разрядили обстановку. Отсюда и идея для моего поста в Instagram. Дима позже отыгрался — победил меня в американский пул в Пекине. Теперь я должен ему ужин в Минске.

— Антон, кем ты себя видишь в перспективе?

— Дима тоже задавал мне этот вопрос. Пока я работал в Национальной академии тенниса, очень хотел поехать в любой роли на топ-турниры. Не ставлю себя в рамки. Не задаю вопросы, где я должен быть через пять лет. Пока мне нравится быть спаррингом. Этот опыт непременно поможет в тренерской работе.

Юрий Михалевич / Фото: Ольга Шукайло / SPORT.TUT.BY



Комментарии (4)

ZorDer 01 Дек 2019 01:38
Цитата:

Скоро Арина женится
Навратилова так-то жената. Или есть еще варианты?
Catch 29 Ноя 2019 22:11
Скоро Арина женится возмужает и Сирена уже отдыхать будет.
Tayfon 29 Ноя 2019 14:02
А мне надоело листать

Спарринг партнер? Я все правильно понимаю?
швейк 28 Ноя 2019 20:03
Интересное интервью.