2019-12-07 22:54:57
Дайджест

В 18 лет витебский хоккеист уже получает комплименты от Овечкина. Запомните этого парня: он топ

В 18 лет витебский хоккеист уже получает комплименты от Овечкина. Запомните этого парня: он топ  Алексею Протасу 18 лет. Летом витебского хоккеиста задрафтовал "Вашингтон Кэпиталз". Его уже хвалит Александр Овечкин, а жители канадского города Принс-Альберт мечтают об автографе белоруса. Прямо сейчас форвард ростом 195 см идет в топе бомбардиров юниорской лиги WHL и по праву считается лучшим белорусским хоккеистом за океаном. Алексей прилетел в Минск на домашний молодежный ЧМ, чтобы на следующей неделе вместе с партнерами по сборной вернуть Беларусь в элиту мирового хоккея. Накануне турнира журналист SPORT.TUT.BY Виктория Ковальчук расспросила нападающего о том, каково ему находиться в статусе главной восходящей звезды белхоккея, чем привлекает жизнь за океаном и почему мамин борщ заменить невозможно.

Алексей Протас был выбран в третьем раунде драфта НХЛ под общим 91-м номером. Белорусский центрфорвард сыграл в двух выставочных матчах за «Вашингтон» и набрал 3 (1+2) очка. Позже «Кэпиталз» отправил белоруса в команду «Принс-Альберт Райдерс», выступающую в юниорской Западной хоккейной лиге. Команда Протаса занимает второе промежуточное место в турнирной таблице, а Алексей — второй в гонке бомбардиров лиги.

«В детстве казалось, что высшая цель — пробиться в ХК «Витебск»

— Если бы тебе 10 лет назад сказали, что ты забросишь шайбу за «Вашингтон» в ворота «Чикаго», поверил бы?

— Да если бы мне три года назад сказали об этом, я бы не поверил, что уж говорить про 10 лет. Мне кажется, я в свои 10 вообще не знал, что такое НХЛ (улыбается). В детстве казалось, что высшая цель — это пробиться в ХК «Витебск». Ходил с родителями на матчи команды города и был уверен, что это потолок. Когда стал постарше, понял, что надо стремиться в НХЛ.


— Впервые ты увидел Штаты в 14 лет. Америка — это другой мир?

— Да. Мне кажется, в Америке люди счастливее. Наверное, финансовое состояние в том числе способствует благополучию. Наши люди тоже достаточно приветливые, но никогда не замечал, чтобы мне здесь улыбнулся незнакомец. А ведь это классно.

Да и в плане хоккея Америка точно другой мир. Там все заточено на то, чтобы игроки веселились и наслаждались хоккеем. Вплоть до уровня НХЛ. Во время установок тренеры напоминают: «Бейтесь до конца, но при этом получайте удовольствие!».

Они не дают расслабиться, но и не позволяют перерабатывать. Когда я только приехал в Канаду, думал, выеду на таланте. Но тренер сразу сказал: «Давай дорабатывай!». Я включился, начал пыхтеть, как паровоз. И тут он меня уже притормаживал: «Эй, ты должен получать от хоккея удовольствие!».

— А как это работает у нас? Тренеры чаще говорят: «Умри, но выиграй»?

— Не то чтобы умри… Но в Беларуси больше заряжают на результат. В Северной Америке я убедился, что каждый ребенок должен сам выбирать хоккей, а не тренироваться из-под палки. Мне кажется, позитивная атмосфера сама по себе способствует результату.


Например, если в Канаде ты отдал на тренировке неточный пас, никто не будет повышать голос. Тренеры и партнеры пошутят, посмеются и поедут дальше. Ты и сам понимаешь, что накосячил. Зачем нагнетать?

— В этом году у тренера минского «Динамо» Крейга Вудкрофта главная претензия к хоккеистам — отсутствие психологии победителей. Ты понимаешь, что это такое?

— Да, я начал понимать, что такое психология победителей, с прошлого сезона. Парни из «Принс-Альберта» ни разу не выходили на матч с установкой «удержать счет». Мы ненавидим проигрывать и заряжены только на победу. Причем это понимает вся команда, и в первую очередь — ее лидеры.

Каждый из нас знает, что с такими партнерами, с таким составом мы не можем недобежать, недобороться. Может, благодаря тому, что в каждом матче мы бились до конца, весной и стали чемпионами WHL.

«После драфта директ обвалился, люди писали: «Леха, рви!»

— День драфта НХЛ помнишь по минутам?

— Очень приятный день (улыбается). По ходу первого раунда я вообще не нервничал — больше переживал за Влада Колячонка, очень хотел, чтобы его поскорее задрафтовали. Когда Влада выбрали (во втором раунде под общим номером 52. — Прим.TUT.BY), я был искренне счастлив.


По ходу третьего раунда выбрали уже почти всех хоккеистов из нашего агентства. И вот тут, после 60-го номера, я начал волноваться, сердце забилось чаще (улыбается). Помню, сижу в телефоне и слышу, что «Вашингтон» отдает два пика после сотого номера и выбирает кого-то под 91-м. И тут называют мою фамилию. Это вау! Со мной рядом сидел Женя Оксентюк — он стал первым человеком, которого я обнял.

— Что было дальше, директ обвалился?

— Ну да, директ обвалился, инстаграм обвалился, правда, синюю галочку верификации не дали — меня разозлил этот факт (смеется). Если серьезно, действительно было очень много поздравлений. Люди писали: «Давай, Леха, рви!».

— Помнишь, как познакомился с Овечкиным?

— Я хотел познакомиться с ним с самого начала кэмпа. Не знал, в курсе ли Александр, что меня задрафтовали, поэтому хотелось представиться. Но мы тренировались в разных группах, а когда пересекались, Овечкин был занят или с кем-то разговаривал. Мне в силу воспитания не хотелось ему мешать и перебивать.

Помню, познакомился уже со всеми ребятами из «Вашингтона», а с Овечкиным все никак. В какой-то день решил: все, я пошел. Было утро, мы встретились в коридоре, и я первым завел разговор: «Доброе утро, меня Леша зовут. Меня задрафтовали в этом году». Он ответил: «Молодчик, я видел тебя. Рад познакомиться. Работай — и все будет отлично».


Второй раз пересеклись с ним в его день рождения. Я подошел поздравить, Александр поблагодарил и похвалил за игру с «Чикаго». Было очень приятно! Наверное, мне услышать это было даже приятнее, чем ему получить мое поздравление (улыбается).

— Был вау-эффект, когда тебя похвалил Овечкин?

— Конечно! Хотя я не мог поддаться эйфории и начать прыгать от радости, как фанат. Может, и хотелось в глубине души, но нельзя. Я понимал, что мы с ним все-таки в одной команде. Но услышать похвалу от хоккеиста, которого уважает каждый, это топ.

Помню, зашел как-то посмотреть статистику «Вашингтона» — а там сплошные рекорды Овечкина. Я удивился, что в графе вратарских рекордов он пока не отметился (улыбается).

— Были еще моменты, когда хотелось сказать: «Ущипните меня, это не сон?»

— Встреча с Малкиным в Америке. Он мне очень нравится как хоккеист. И по антропометрии мы с ним похожи, сейчас кое-что стараюсь заимствовать у него в плане стиля игры.

Когда вживую увидел Евгения, мне было 15. Я играл в Америке, и на нашу арену на раскатку часто приезжали команды НХЛ, в том числе и «Питтсбург». Конечно, не упустил возможности сфоткаться с Малкиным — это фото потом еще долго стояло у меня на заставке.


— Сейчас на заставке фотка с Ови?

— Нет, его я не попросил о фото. Все-таки уже положение чуть другое, а в 15 лет в ситуации с Малкиным я был еще, можно сказать, ребенком. Зато попросил у Александра подписать клюшку для младшего брата. Это случилось после игры с «Сент-Луисом», а на следующий день меня отправили в WHL в «Принс-Альберт». Но Овечкин все равно выслал мне обещанную клюшку по почте со своей подписью и автографами еще четырех русских хоккеистов. Брат, конечно, был счастлив!

«Однажды канадские болельщики приготовили мне борщ»

— Расстроился, что по ходу кэмпа «Вашингтона» попал под отсев и вернулся в юниорскую лигу?

— Нет, я понимал, что нет повода зацикливаться и переживать. Подумал, что смогу выйти на ведущие роли в команде, стать лидером в «Принс-Альберте» и получу там больше игровой практики. Если бы мне сейчас предложили выбор — пять игровых минут в НХЛ или 25 в WHL — конечно, я бы выбрал «Принс-Альберт». На данном этапе игровая практика очень важна.

— Ты остаешься на связи с представителями «Кэпиталз»?

— Общаемся каждую неделю. Они присутствуют на играх WHL. Ассистент генерального менеджера «Вашингтона» и директор по развитию молодых игроков прилетят на ЧМ в Минск. Не могу сказать, что они рисуют мне какие-то перспективы. Просто дают понять, что все зависит от меня.


— Объясни, почему в Канаде так обожают даже юниорский хоккей?

— Это их жизнь. Мне кажется, в Канаде хоккеистов больше, чем у нас населения в стране. Тот же «Принс-Альберт» для местных — команда жизни. Понятно, что у каждого есть свои предпочтения по клубам НХЛ, но до ближайшей арены Национальной хоккейной лиги — семь часов на автобусе. Часто не съездишь, поэтому там привыкли болеть за своих.

— Арена всегда битком?

— Да. Ее вместимость не больше трех тысяч человек. И арена всегда переполнена. Плюс еще 500 фанатов доставляют стулья за воротами и готовы платить деньги даже за такие места. О чем можно говорить, если люди ночью ставят палатки возле ледового, чтобы с утра успеть купить в кассе билеты. Каждый раз словно "черная пятница". Очень круто!

— Ты ассистент капитана и лучший бомбардир клуба. Фанаты атакуют?

— Первое время я поражался: «Чего у меня, 18-летнего, брать автограф? Кто я такой и что успел сделать за свою хоккейную жизнь?». Но местные все равно фанатеют — сумасшедшие болельщики. Однажды канадские фаны приготовили мне борщ. Честно признаться, он получился невкусным, но все равно было приятно. А мой главный фанат — мальчик по имени Кейн — дожидается меня после каждой игры.


Ему лет семь. Однажды встретил меня с джерси «Вашингтона» с моей фамилией. Родители специально заказали ему маленький размер. Я всегда рад искренним встречам с этим малышом. Кейн даже на Хеллоуин приходит показать мне свой костюм.

— Костюм Протаса?

— Ха-ха, не. Он, кстати, сам занимается хоккеем. Играет на позиции вратаря.

«В Канаде красивая снежная зима, снежная осень и такая же весна»

— Можешь позволить себе спокойно выйти на кофе или внимания слишком много?

— В плане популярности все спокойно: когда болельщики подходят, меня это не смущает. На кофе сложно выбраться по другой причине — в Принс-Альберте без машины очень сложно. Там инфраструктура не развита, как у нас. Это в Минске можно найти кофейню даже в жилом доме, а в Канаде надо ехать в центр города, где сосредоточены торговые центры и кафе.

— То есть масштабы 30-тысячного города такие, что пешком в центр не дойти?

— С таким дубаком, как в Принс-Альберте, точно не дойдешь. В прошлом году зимой было -50°С. У нас там красивая снежная зима, красивая снежная осень и такая же весна (улыбается).


Хорошо, что одноклубники на машине подбрасывают на тренировки. Правда, неловко себя чувствую из-за того, что постоянно кому-то должен писать и просить подвезти. В глаза они могут и не высказывать претензий, но в глубине души, возможно, думают: «Блин, опять он!».

Если следующий сезон тоже буду играть в Принс-Альберте, то постараюсь решить этот вопрос. Уже записался в автошколу, так что, может, скоро начну дрифтить на улицах города (улыбается).

— Ты уже второй год живешь в канадской семье. Расскажи о ней.

— Отец работает в магазине, мама — в нашем хоккейном клубе директором по билетам. Есть еще две сестры — старшей 19, а младшая еще школьница. Обе дочки уже сами зарабатывают деньги. Плюс у нас две крутые собаки. В общем, все здорово, очень благодарен приемной семье за то, что многое для меня делают.

— Часто проводите время вместе?

— Достаточно. Можем поиграть в видеоигры или пообщаться за ужином. За приготовление еды, кстати, отвечают родители. Если мне надо будет организовать ужин, то отведу всех куда-нибудь покушать. Кулинария вообще не мой конек. Понимаю, что в какой-то момент это придется освоить, но пока у меня в этом плане все плохо (улыбается).

— Что на данный момент лучшее в твоем исполнении?

— У меня нет лучшего — есть единственное в моем исполнении: яичница. Вот она получается — в последнее время, я бы сказал, даже ювелирно получается (смеется).

«Если бы не хоккей? Думал поступать в медицинский»


— У тебя ведь был период, когда думал завязывать с хоккеем. Почему?

— Обсуждали с родителями такой вариант, когда я вернулся после первого года в Северной Америке. Мне было 15. Не знаю, почему так получилось, но за тот год я сдал и стал слабее. Ровесники прогрессировали, а у меня случился какой-то застой. Думали, что делать дальше.

И тогда мой витебский тренер Роман Антонович Юпатов предложил попробовать себя в «Юности» под началом Игоря Анатолича Филина. Это был определяющий период. Я понял, что надо возвращать форму и много работать над собой.

— Если бы ушел из хоккея, чем бы занялся?

— Это был девятый класс, так что мог нанять репетиторов и подготовиться к поступлению в вуз. Я всегда неплохо учился в школе и никогда не был дурачком. Очень хорошо шла математика. Был момент, когда думал даже поступать в медицинский. Но все-таки решил не бросать мечту и сделать ставку на хоккей.

— Родители — твои главные фанаты?

— Да, они всегда были погружены в тему хоккея. В этом году купил им пакет игр на весь сезон, чтобы могли смотреть мои матчи онлайн. Так что теперь их утро начинается с хоккея: смотрят все — папа, мама и даже 13-летний брат рано встает, который вообще-то жуткий соня.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

👵❤️

Публикация от Aliaksei Protas (@aliaksei_protas)


— Сейчас родители еще помогают тебе финансово или теперь уже ты им?

— Наконец-то я сам могу им помогать. И это очень приятные ощущения. Потому что я всегда понимал: маме с папой где-то приходилось ужиматься, чтобы дать мне шанс оставаться в хоккее. Хотелось их отблагодарить.

— Чем они занимаются?

— Мама работает контролем: проверяет счетчики в квартирах, отец — директор в компании по переработке дерева.

— А у младшего брата-хоккеиста на заставке теперь не Малкин и Овечкин, а ты как главный кумир?

— Кстати, да, у него на заставке наша совместная фотография. Сделали ее, когда я вернулся с чемпионата мира в Германии.

«Можно поймать звезду и за месяц из главного таланта снова стать никем»


— Сегодня из каждого утюга доносится: Алексей Протас и Влад Колячонок — главные надежды белхоккея. Как при этом удается не поймать звезду?

— Я немного скептически отношусь к подобным словам. Давно понял, что можно быстро поймать звезду и так же быстро ее потерять. Стараюсь показывать свой хоккей и не зацикливаться на оценках. Понимаю, что за месяц из главного таланта ты можешь снова стать никем.

В раздевалке «Вашингтона» я наблюдал за ребятами, которые реально достигли многого, но при этом не надевали себе никакой короны. Тот же Ти Джей Оши первым подошел ко мне познакомиться. И я подумал: «Серьезно? Ты? Ко мне?». Такие ситуации быстро остужают голову.

— Как тебя встретили ребята из молодежной сборной Беларуси?

— У нас у всех хорошие отношения. Рады встрече друг с другом. В сборной классный коллектив. Тем более что с некоторыми вместе играем в Америке.

— Тебя называют лидером этой молодежки. Позволяешь себе с ноги открывать двери в раздевалку?

— Конечно нет. Я еще ничего не доказал. Ребята могут в шутку сказать: «О, распиаренный приехал!». Но это не более, чем юмор. Если попаду в окончательный состав на этот мир — а сомнения есть у любого игрока вплоть до последнего дня, — то буду делать все возможное для успехов сборной. Думаю, что мой опыт побед в WHL сможет пригодиться команде. Мы все будем очень стараться. И, самое главное, будем на льду командой.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

приуныл 🤖😔

Публикация от Aliaksei Protas (@aliaksei_protas)


Блиц.
— Твоя вредная привычка?

— Когда волнуюсь, грызу ногти. Это самая вредная. Хотя я сам по себе вредный человек (улыбается).

— Любимое слово-паразит?

— Типа. Оно меня очень злит! Пытаюсь избавиться, но все равно проскакивает.

— Как выглядит твой идеальный выходной?

— Если это выходной в Канаде, то сплю до упора, убираюсь в комнате и созваниваюсь с близкими. А когда я в отпуске в Беларуси, то почти каждый день — полный расслабон.

— Лучшее, что ты взял из жизни в Северной Америке?

— Закалил характер. Понял, что никогда нельзя сдаваться. А еще именно там осознал, что в хоккее нет мелочей. На кэмпе в «Вашингтоне» нам рассказывали, что даже состав шампуня может влиять на качество сна и самочувствие. В такие моменты понимаю, что профессиональный спорт состоит из таких вот тонкостей.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

❤️❤️☺️

Публикация от Aliaksei Protas (@aliaksei_protas)


— Лучший хоккеист мира?

— Наверное, Конор Макдэвид.

— Самая красивая девушка?

— Моя.

— Минск или Витебск?

— Витебск.

— Канада или Беларусь?

— Беларусь. Хочется, чтобы нашу страну начали узнавать во всем мире. Я всегда исправляю, если меня называют Russian. Понимаю, что мы с Россией близкие страны, но мне важно подчеркнуть: я белорус.

— Главная мечта, связанная с белорусским хоккеем?

— Моя персональная цель — достойно и мощно провести всю карьеру. Сделать все возможное, чтобы белорусов в НХЛ стало больше. Идеально, если получится состояться в Национальной хоккейной лиге, а последний сезон провести в ХК «Витебск». Это было бы красивым финалом.



Комментарии (1)

VIP_ 08 Дек 2019 01:42
Посьпехау табе i нашай сборнай!