2020-04-07 21:04:13
Дайджест

Великий хромой. Гарринча мог затмить Пеле, но умер в нищете

Великий хромой. Гарринча мог затмить Пеле, но умер в нищетеМалоизвестные подробности из жизни бразильского гения.

Готовый синопсис к киноблокбастеру: они вместе начинали в сборной Бразилии – на победном чемпионате мира 1958 года в Швеции. Но Пеле было суждено стать Королем Футбола, а Мануэл (Манэ) Франсиску дус Сантус, или просто Гарринча – кривоногая радость бразильского народа, – так и не смог справиться с теми пагубными привычками, которые приобрел еще в детстве.

Пеле потряс мир уже в 17 лет. Его великому голу в финале ЧМ-1958 аплодировал король Швеции
К таким трюкам европейцы тогда еще не привыкли.

"ЕСТЬ ЧТО ПОЖРАТЬ, ЕСТЬ ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ – И ЛАДНО"

По воспоминаниям Игоря Фесуненко – лучшего знатока бразильского футбола тех лет, автора легендарных книг "Пеле, Гарринча, футбол", "Чаша "Мараканы" и многих других, — Гарринча курил с детских лет. И пил безбожно. Уже с 10 лет – кашасу (бразильский ром), пиво и "качимбу" – напиток из кашасы, меда и лимона.


"Настоящий индеец – беззаботный, раскованный, живущий одним днем. Есть что пожрать, есть чем заняться – и ладно. А завтра — будет завтра".

В футболе ему это долгое время не мешало. И здоровье позволяло справляться с нагрузками, не снижая объемов выпитого.

Как не мешал врожденный дефект — левая нога от рождения у Гарринчи была короче правой аж на 6 сантиметров. А еще он страдал косоглазием, деформацией позвоночника и смещением костей таза.

И вот такое чудо умудрялось раз за разом оставлять в дураках всех защитников мира!

Пиком карьеры Манэ стал чемпионат планеты 1962 года, который, как многие считают, Гарринча выиграл для Бразилии в одиночку (Пеле еще на групповом этапе получил тяжелую травму). В четвертьфинале с англичанами он забил два мяча: первый — головой, второй – крученым ударом из-за пределов штрафной. На следующий день чилийская газета Mercurio вышла с заголовком: "С какой планеты Гарринча?".

А чтобы дисквалифицированный Манэ мог сыграть в финале (за стычку в полуфинале с соперником из сборной Чили Гарринча был удален с поля) премьер-министр Бразилии направил в Сантьяго телеграмму, и специально созванная дисциплинарная комиссия признала решение судьи ошибкой. Впервые в истории чемпионатов мира с игрока была снята дисквалификация! Оправданный Гарринча вышел на поле в решающем матче.

В 1962 году Бразилия выиграла свое второе золото ЧМ, а Манэ стал не только лучшим игроком и бомбардиром турнира, но и тем Гарринчей, которого впоследствии назовут Чарли Чаплином мирового футбола и лучшим правым крайним нападающим в истории.

"ЗА ИХ С ГАРРИНЧЕЙ РОМАНОМ СЛЕДИЛА ВСЯ БРАЗИЛИЯ. ЭТО КАК СЕЙЧАС ЗА БЕКХЭМАМИ СЛЕДЯТ"

О нем многое известно. Написаны книги, осталась хроника матчей тех лет. Но прежде всего как о футболисте. А вот некоторые уникальные подробности его личной жизни, которые помогают лучше понять противоречивую натуру Манэ, его характер и судьбу, мне удалось услышать только от Фесуненко, с которым мы общались в 2014 году перед чемпионатом мира в Бразилии (в 2016-м Игоря Сергеевича, к сожалению, не стало).

Например, тот факт, что Гарринче повезло жениться на Эльзе Суарес – и этот брак долгое время держал Манэ на плаву.


"Как-то я приехал к нему домой на интервью. Но на час раньше, чем договорились. Звоню в дверь – открывает жена. Эльза Суарес — знаменитая бразильская певица. Великая была звезда, но в жизни – простая баба. Провела в дом, усадила. "Пивка?" – "Не откажусь". И пока я дожидался Гарринчу, рассказала мне всю свою жизнь!

Тоже из фавелы, в 14 лет изнасиловали, забеременела, к 19 годам родила четвертых, двое детей погибли, первый муж спился и помер. Начинала как прачка, потом решила пойти на певческий конкурс и всех потрясла. Получив 500 долларов, вернулась в свою фавелу на такси – там все офигели! За их с Гарринчей романом следила вся Бразилия. Это как сейчас за Бекхэмами следят. Разница в том, что и Гарринча, и Эльза были несвободными – у обоих семьи, дети.

Поначалу это был счастливый брак. Эльза пыталась вытащить Манэ, спасти от бутылки. Увезла с собой в Италию, когда он закончил играть. У Эльзы там были длительные гастроли, а Гарринчу по ее просьбе назначили официальным представителем бразильского института кофе в Европе. И вот он мотался: то Берлин, то Париж, то Рим – на выставки-презентации. Давали чашку, он должен был отпить и произнести хвалебные слова вроде: "Ничего лучше в жизни не пробовал!". А в газетах потом писали: "Представитель бразильского кофе – великий Гарринча!".

Но однажды ему все это надоело. В Риме поднесли чашку, Гарринча попробовал, скривился: "Не знаю, кому как, а мне не нравится. Предпочитаю кашасу". И это при всем честном народе – дипломаты, журналисты. Скандал!".

"ГАРРИНЧА В СЕКСУАЛЬНОМ ПЛАНЕ БЫЛ АБСОЛЮТНО НЕСДЕРЖАННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. ФЕНОМЕНАЛЬНО!"

Рассказал мне Фесуненко и о том, какими мачо были Пеле и Гарринча.

"Одна сценка. Пеле прилетел в Москву. Вечер, "Балчуг Кемпински", ждем вещи из аэропорта, сидим в лобби, общаемся. Пеле видит – жена устала. "Игорь, старина, проводи ее, пожалуйста, в номер". Я помог – заселилась, все нормально. Возвращаюсь – другой Пеле! При жене – о политике, о футболе. Только жена ушла: "Посмотри, какой бабец! А вон еще кадр! Ух ты, какая блондинка!".

Но, конечно, Гарринча в этом отношении всем фору даст. Ни одной юбки не пропускал! Еще мальцом начал работать на фабрике, переспал там с какой-то начальницей.

Или случай в сборной. Тренер дал выходной: "Ребята, отдыхайте. Если хотите, можете в публичный дом сходить". Диди – великий полузащитник, но страшно трусливый в этом смысле человек – отказался: "Нет, я не пойду! Рано или поздно супруга узнает и сожрет". Гарринча тут же вскочил: "А можно я выполню его норму?". То есть не к одной схожу, а к двум.


Гарринча в сексуальном плане был абсолютно несдержанным человеком. Феноменально! В Норвегии история случилась – сборная Бразилии приехала туда буквально на сутки. Заселились в гостиницу – жили в каком-то небольшом городке, не в Осло. Сосед Гарринчи убежал за пивом, а в номер сунулась девушка, уборщица. Он: "Иди-иди сюда!". Пока приятель 15 минут пиво пил, Гарринча свое дело сделал.

Девушка забеременела. В Норвегии большой шухер начался – она оказалась несовершеннолетней и круглой сиротой. Местное общество защиты одиноких матерей встало на дыбы. Европа, цивилизованная страна, а тут такое. Стали писать письма в "Ботафого". Бразильцы их, естественно, выбрасывали, не читая. Просто не обращали внимания.

А где-то через год-полтора "Ботафого" снова приехал в Норвегию на очередные товарищеские матчи. В тот же город. И Гарринчу повязали прямо в аэропорту. Отвезли в участок. "Вы обвиняетесь в том-то и том-то". Он: "Е-мое!". А уже родился пацаненок – черненький. В Норвегии в те годы – представляете?

На следующий день – суд. Обвинение требует от пяти до семи лет. В зале сидят бабы из этого общества защиты матерей – церемонные такие. А Гарринча смеется: "Чего они ко мне прицепились? Ребенок? Пацан? Отлично! Я его и мать с собой в Бразилию заберу. А то у меня одни девки!". У него и правда одни дочки были – только от законной жены восемь штук. Радуется: "Наконец-то сын! Слава Богу! Поселю их рядом с собой в Рио, сниму квартиру, буду по понедельникам навещать". Норвежцы в шоке: еще одна статья – двоеженство!

Но в этом был весь Гарринча – сама непосредственность. Когда норвежцы поняли, с кем имеют дело, махнули рукой – ладно уж, лети, и без тебя вырастим. Вырастили. Я недавно в интернете статью нашел – взрослый сын приехал на могилу отца под Рио-де-Жанейро".

В 80-й день рождения Гарринчи вспоминаем самые интересные факты о легендарном бразильском футболисте.

"СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ТЫ ЖИЛ!"

Гарринча жил как играл, а играл как жил. Финтил, обманывал и убегал от любого защитника. "Он всю жизнь был большим ребенком и умел играть в одну-единственную игру — футбол" — скажет про него партнер по сборной Бразилии Нилтон Сантос. Только от себя и своей судьбы Манэ убежать не смог. Его отец, потомок рабов индеец Амаро, работавший охранником на заводе, страдал алкоголизмом и умер от цирроза печени.

"Кашаса сгубила и сына, — вспоминал Фесуненко. — Когда Гарринча окончательно спился, Эльза его прогнала. И в 49 лет он помер. Белая горячка. И цирроз печени".

На похороны гениального Манэ, который в последние годы жил практически без средств к существованию при целом букете тяжелых заболеваний, вышел весь Рио-де-Жанейро. По дороге от Рио до его родного поселка Пау-Гранди – а это около 70 километров – стоял народ, провожающий Гарринчу в последний путь. Болельщики кричали: "Спасибо за то, что ты жил!".

"Кого в Бразилии любили больше – Пеле или Гарринчу?" – спросил я Фесуненко на прощание.

"Любили обоих, но по-разному. Пеле – это Бог. Его обожали постоянной и крепкой любовью. А Гарринча – это всеобщее ликование и наслаждение. Эти его финты немыслимые… Раз-раз – и три человека в стороны! Гарринча – это радость".



Комментарии (0)