2020-08-13 15:52:40
Дайджест

"Россияне уже заявляются на белорусские соревнования". Олег Васильев — о работе в Минске

"Россияне уже заявляются на белорусские соревнования". Олег Васильев — о работе в МинскеМнение фигуриста и тренера, работающего со сборной Беларуси.

Олимпийский чемпион 1984 года Олег Васильев уехал в Беларусь летом этого года. Уже более года он тренирует сборную страны по фигурному катанию, однако первый сезон делал это дистанционно. Сейчас рабочий процесс проходит охваченном бурными событиями Минске. «СЭ» расспросил тренера о работе в соседней стране и возможных переходах российских фигуристов под белорусский флаг. Отдельно заметим, что согласование текста далось непросто — белорусы действительно отлучены от интернета. Все интервью, как в старые добрые времена, пришлось наговаривать и редактировать по телефону.

— Как обстановка в Минске? Вы свидетель масштабных событий, а информации мало.

— Не знаю, у нас работа происходит. Мы работаем в обычном режиме, идет сбор, первые соревнования пройдут 15 — 16 августа, Кубок Республики Беларусь, сборная готовится. Никаких изменений нет, подготовка к первому старту сезона идет в штатном режиме. Те события, которые имеют место в Минске, развернулись сутки назад. До нас волна еще не докатилась.

— Каток работает, никаких проблем?

— В Минске он работает все время, я сейчас в «Минск-арене», заканчиваю ужинать. Никаких пауз нет, ни вчера, ни сегодня, ни завтра не будет.

— И с интернетом никаких проблем?

— Есть сложности. С заходом в соцсети, в частности. А к чему вы это спрашиваете? Чтобы сделать желтый заголовок?

— Мне кажется, в Беларуси сейчас происходят важные события, и россиянам они интересны.

— Мы — иностранные граждане по отношению к Беларуси, и россиянам не стоит влезать в дела союзного государства, давайте остановимся на этом. Россиянам должно было быть интересно, когда вносили изменения в Конституцию. Для меня вот это было очень важно.

— И вы знаете, как неохотно про это говорили люди из мира фигурного катания! А вам как эти изменения?

— А какая разница сейчас? Поправки уже приняты и обсуждению не подлежат. Я могу быть в струе или могу иметь отличное от официального мнение. Если бы я знал, что мое мнение что-то изменит, тогда бы высказывал и это было актуально. А на настоящий момент мы изменить уже ничего не можем.


— К чему готовятся белорусские фигуристы? Международного календаря как такового же нет.

— Мы сделали изменения в национальном календаре, чтобы минимум один раз в месяц спортсмены выступали. Основная ставка, если не будет международных соревнований — на чемпионат страны, который пройдет в декабре. Впрочем, могу сказать, что Кубок БСК (Белорусского союза конькобежцев. — Прим. «СЭ») стал открытым соревнованием с возможностью приглашения иностранцев, в частности из Прибалтики, России, Украины, Польши — соседних стран, чтобы можно было добраться на колесном транспорте. Мы получили добро от Минспорта, все изменения подписаны.

— И есть заявки от российских фигуристов?

— Да, несколько.

— В Беларуси особый подход к коронавирусу. Катки там не закрывались?

— Вообще спортивные объекты не закрывались, соревнования по футболу и хоккею проходили в обычном режиме. Рестораны, кинотеатры и театры ненадолго останавливали работу, всё остальное было открыто. Абсолютно нормальная жизнь.

— Это дает белорусским фигуристам преимущество перед соперниками?

— Чтобы иметь преимущество, надо иметь возможность его показать в очной борьбе. Не видно пока для нее возможностей. Мы изменили календарь только для того, чтобы давать выступать людям, потому что абсолютное большинство тренируется ради соревнований. И поэтому турниры будут открытыми — для конкуренции.

— Этой весной с вами случилась очень странная история — вы сдавали много раз тест на коронавирус в Москве, он был отрицательным, но всё равно вас не выпускали из дома.

— Моя настойчивость привела к изменениям в схеме лечения на дому от этого гадкого коронавируса. Было понятно, как людей запирают, но нигде не было прописано, как выпускать. Мои усилия привели к тому, что такие правила появились.

— А нашли в итоге коронавирус?

— Он был, тест на антитела впоследствии оказался положительным. Я сдал 650 миллилитров плазмы для помощи тем больным, которым она могла понадобиться. Так что мое лечение не прошло бесследно, надеюсь, моя плазма кому-то помогла.

— Сколько вы в итоге тестов сделали?

— Восемнадцать суммарно на нашу семью.

— У вас было скептичное отношение к антикоронавирусным мерам, карантину. Оно изменилось?

— Нет, меры зашкаливали. Понятно, все были напуганы, но большинство чиновников действовало неадекватно. Сейчас все пришло в более-менее разумные пределы, В Москве работают рестораны и другие общественные места. Да, остаются правила предосторожности, но это не так жестко и жестоко, как было в марте — апреле.

— Подход белорусского руководства вам ближе, чем российского?

— Он более разумный. Не только белорусского, но и шведского.


— После вашего переезда в Беларусь к вам уже перешла, сменив гражданство, пара Лукашевич — Степанов. Вы допускаете принятие других россиян в вашу сборную, в прочих видах, женском одиночном, как было с Викторией Сафоновой?

— Если они выразят свое желание, мы безусловно будем рассматривать все заявки и принимать самых достойных под белорусский флаг.

— Но своих усилий делать не будете? Как это сейчас модно говорить, переманивать.

— Переманивать — нет, такого не было, нет и не будет. Я действую в легальном поле, строго в рамках закона нашего спорта.

— Вы давно уже в Беларуси?

— Контрактные отношения у меня уже с 1 июля 2019 года, а приехал ежедневно работать сюда я в начале июня.

— Как ощущения по итогам двух месяцев?

— Работа сложная, но я не боюсь, долгосрочная, но терпение у меня есть. Будем работать и следить за результатами. Никто не требует от меня и спортсменов и коллег-тренеров побед уже завтра. Все понимают, что предстоит долгая работа. Контракт на пять лет. Думаю, за этот период я смогу осуществить видимые изменения в белорусском фигурном катании.

— Финансовые, инфраструктурные условия достойные?

— Инфраструктура замечательная, 43 катка по стране, это достаточно много. Финансирование хорошее, не сверхгениальное, но оно точно не бедственное. Не только фигурного катания, а в целом спорта. Государство поддерживает и начальный уровень, и олимпийский спорт, ведет глубинную работу и способствует развитию. Можно двигаться, есть подспорье. Похожая ситуация была в России лет 10-15 назад, когда руководство начало аккумулировать деньги и вливать их в спорт.

— Всем известна любовь Александра Лукашенко к хоккею. Вам не приходится конкурировать за эти 43 катка с хоккеистами?

— Мне приходилось конкурировать с ними начиная с 1970-х годов и до последних минут сегодня. Каток у нас один, а финансирование отличается. Но мы конкурировали с хоккеем и в России, и в США, и здесь.

— Вы для себя как формулируете цель работы? Какой результат на Олимпиаде, чемпионате мира вас удовлетворит?

— Как говорил один из моих тренеров, главная задача перед чемпионатом мира — попасть в самолет, который летит на чемпионат мира. Давайте дождемся этого рейса и долетим до города, где пройдет турнир. А не так, как было в марте. Говорить о местах преждевременно. Никто не понимает ситуации, мы не знаем, что будет завтра, а уж про март следующего года и подавно.

— Вам понравилось решение ISU по серии «Гран-при»?

— Серию никто не сохранял. По сути сказано о национальных стартах. С одной стороны, очевидно, это полный бред. С другой — хорошо, что ISU не отменил соревнования, а ищет варианты, предлагает фигуристам соревноваться в каком-то новом формате. Спортсмены тренируются каждый день не ради тренировок, а ради выступлений, какие-то турниры должны остаться. И направление мысли ISU верное.

— Белорусским фигуристам вполне по силам в Москву приехать.

— Думаю, да, может быть, и на французский этап удастся. Всё зависит от правил перемещений. До первого этапа «Гран-при» еще относительно далеко с учетом скорости смены ситуации.

— На французском этапе наверняка будут одни европейцы. С учетом кризиса в европейском фигурном катании Беларуси по силам стать в нем страной номер один после России?

— Вы бежите впереди паровоза. Сильные французские, итальянские фигуристы держат планку. Немцы сейчас сдали, но есть танцевальные пары в Испании, какое-то катание в Великобритании. Не всё так печально, как кажется, пусть и в России, Японии, Америке ситуация лучше. Европа — большая территория с многочисленным населением и десятками стран, которые смогут соревноваться между собой. Есть школы, есть специалисты, которые работают.

— Но нет денег, кажется.

— А где они сейчас есть?

— Россия и Япония.

— Если вы говорите именно о деньгах в этом спорте, то да, правда. Благодаря спонсорам, телевидению, государственному участию. Но это временное явление. Еще 15 лет назад в России в фигурном катании не было от слова вообще. Так что не стоит переоценивать нынешнее положение дел. В мире фигурного катания все меняется очень быстро.



Комментарии (0)