2020-10-30 15:17:05
Дайджест

"Пьяный в жопу Эдик рухнул на постель и моментально заснул. Рядом лежала Маринка, в нарядном и даже ни разу не помятом платье"…

"Пьяный в жопу Эдик рухнул на постель и моментально заснул. Рядом лежала Маринка, в нарядном и даже ни разу не помятом платье"…Бывший главный редактор журнала "PROспорт", основатель сайта Sports.ru Станислав Гридасов посмотрел спортивную драму "Стрельцов" и проникся совсем не драматическими настроениями. Получилось весело. Получился "Штирлиц" на новый лад.

«Стрельцов» (х/ф, 2020). Режиссер: Учитель-младший. Продюсеры: Учитель-старший, Минасбекян, Верещагин-младший, Верещагин-старший, Златопольский и Никита Сергеевич Михалков. Сценарист К.Челидзе. В главной роли Александр Петров.

I. Сцена первая. Кино

Этим утром Эдик проспал.

В раскрытое окно светило яркое, теплое солнце, какое и бывает обычно в Москве во второй половине ноября. Эдик сладко потянулся в своей постели, и вдруг неожиданная мысль тревогой пронзила его голову: блин! Проспал! У меня же поезд! Почему не прозвенел будильник?

«Это заговор КГБ», – испугался Эдик.

«Дурак ты Стрельцов», – обиделся будильник.

До отхода поезда оставалось 40 минут.

Эдик начал быстро одеваться. «Мама, мама, моя старенькая и заботливая мама, ну почему ты меня не разбудила? У меня же поезд на Берлин! У меня самый ответственный матч 1957 года, переигровка за выход в финал чемпионата мира по футболу!»

Мама удивилась: «Ну откуда мне, заботливой маме, знать, что у тебя самый ответственный матч года против поляков?»

Эдик раздраженно прыгал на одной ноге, надевая брюки. Мама протянула ему, как Поттер – Добби, потерянный носок, еще немного подумала и добавила: «Жениться тебе надо. Вот жена и будет следить за будильником».

До поезда оставалось полчаса.

В это время на перроне нервничало спортивное начальство, поезд зло шипел под парами, какой-то пожилой армянин давал интервью газетчику.

«Наверное, Симонян, – подумал Эдик. – Если опоздаю, опять он вместо меня играть будет».

Но мама не отставала. «Тебе девушки со всего Союза на шею вешаются, как золотые медали, а ты чего теряешься?»

Эдик подумал и решил: самое время сказать маме правду. «Мама, а у меня уже есть невеста. Я женюсь!»

Эдик застыл перед зеркалом, рассматривая свою модную стрижку тедди боя. Из зеркала на Эдика смотрело наглое и ухмыляющееся лицо артиста Петрова.

«Красавец», – подумал Эдик.

«Разгильдяй», – ласково вздохнула мама.

До отправления поезда оставалось всего ничего.

«Ну хоть пирожок-то съешь, не завтракал же», – вдруг вспомнила мама. Эдик, чтобы не обижать маму, начал жевать пирожок и напряженно думать: как же так случилось, что он проспал такой ответственный поезд?

Может, я набухался вчера с Ивановым? Но нет, это в сценарий не попало. В сценарий Валентин Козьмич вообще не попал. Так, бегает по полю какой-то статист. Может, первый секс с невестой? А что, хороший оправдательный мотив для опоздания на поезд. Но тоже нет, никакого секса не было и, что обидно, не будет, хотя я уже начал засматриваться на Стасю Милославскую, хорошо бы чики-чпоки, подумал Эдик, но фильм категории 6+, дети смотрят, режиссер сказал: никак нельзя. Даже после свадьбы.

Стрельцов, доедая на ходу пирожок, прыгнул в личный ретро-автомобиль и погнал на вокзал. Он задумчиво и даже как-то машинально посмотрел в зеркало заднего вида. В зеркале на него грустно смотрел артист Петров.
«Так в чем же смысл этой сцены, где сюжетная арка моей роли? Скажи, о, Учитель?» – спросил у кого-то Петров.

На вокзале поезд сделал свое детское, нетерпеливое ту-ту и уехал на Берлин. Стрельцов опоздал. А Петрову так никто и не ответил.



II. Сцена вторая. Погоня

Стрельцов выбежал на привокзальную площадь города Можайска. На крыше старого, построенного еще в конце 19 века вокзала лениво, с неохотой, будто по приказу, вертелся флюгер.

Флюгер не выспался. «Что я тут вообще делаю ранним съемочным днем, на крыше, какого ветра и кому я должен тут вертеть – на железнодорожном вокзале? Кто придумал этот бред?» – злился флюгер.

Стрельцов больше трех часов гнал за рулем своего легкового автомобиля, пытаясь догнать в Можайске скорый курьерский поезд Москва – Берлин, уносивший сборную СССР по футболу на решающий матч за выход в финальную часть чемпионата мира, но так и не успел.

Стрельцов оглянулся и подумал: «На чем же мне гнать дальше?» На площади стоял его личный легковой автомобиль. Гостеприимные таксисты распахивали перед ним дверцы своих новеньких машин. Как раз к 1957 году таксопарки СССР массово закупились современными автомобилями «Москвич-402» и 21-й «Волгой». Какой-то гость с Кавказа, в широкой, как у Мимино или у Льва Яшина, кепке, разгружал с колхозного грузовика промерзшую ноябрьскую капусту.

Стрельцов еще раз оглядел площадь и сделал единственно правильный выбор. Пройдя мимо таксистов, он подошел к колхозному водителю. «Слушай, орел, – сказал Эдик, – я тут, понимаешь, поезд на Берлин проспал, давай догоним по-быстрому? Машина, вижу, у тебя хорошая, справная». И Стрельцов дружески похлопал по борту грузовика.

Грузин удивился: «Эээ, дарагой, а ты что такси-макси взять не можешь, а? Нэ видишь, я капусту на рынок привез, русские люди водку пить будут, закусывать, меня добрым словом вспоминать».

Стрельцов обиделся: «Мы тут не документальное кино снимаем, а художественный фильм, с вымыслом. Нам экшн нужен, драматизм, динамика!»

«И вообще я – Стрельцов, не узнал что ли?». И в качестве доказательства он вынул из кармана толстый бумажник, набитый рублями.

Грузин расхохотался: «Эээ, слюшай, если ты Стрельцов, то я – Антон Кандидов». «А докажи», – вдруг азартно крикнул он, а про себя тоскливо подумал: «Ну кто придумал этот бред».

Стрельцов задумался. Скорый курьерский поезд Москва – Берлин уже на всех парах подлетал, наверное, к Гжатску, родине Юрия Алексеевича Гагарина. Валентин Козьмич Иванов и Никита Павлович Симонян, прижавшись к холодному оконному стеклу, напряженно вглядывались в смоленские перелески и гадали: успеет Стрельцов догнать поезд или нет.

Стрельцов сплюнул: уговор дороже денег!

Он выбрал хороший, килограмма на четыре, кочан промерзшей ноябрьской капусты и со всей дури зарядил по нему ногой.

Кочан высоко взвился, как регбийный мяч, над крышей старинного вокзала и точно угодил в флюгер.

«Бл…» – только и успел прозвенеть флюгер и завертелся от боли на одном месте, как волчок.

«Ладна, твоя взяла», – сказал грузин.

…Они мчались по косой железнодорожной насыпи на бешеной скорости. Колхозный грузовик, доверху груженый капустой, ловко уворачивался от встречных телеграфных столбов, как Нео на мотоцикле от Агентов. Иванов, Симонян, Татушин и Нетто столпились в тамбуре, широко открыв на ходу дверь, и мешая Стрельцову прыгать на подножку мчащегося со скоростью 100 км в час скорого поезда.

Отталкиваться с борта грузовика, да еще от капусты, было тяжело.

«Разобьюсь на х..», – с тоской подумал Стрельцов.

«Зачем ты послал мне это испытание, о, Учитель», – подумал артист Петров, но никто ему не ответил.

И тогда Стрельцов прыгнул.



III. Сцена третья, заключительная

Я вообще не собирался смотреть «Стрельцова», писать о «Стрельцове», сидел, как обычно тихо, дома и читал толстую, в 1000 страниц, книжку. Тем более, что я уже знал, чем там в фильме дело кончится: Стрельцов выйдет из тюрьмы, выйдет в Лужниках на матч с бразильцами, где в центре поля встретится с Пеле.

Пеле, кудесник, будет жонглировать на разминке мячом – по-бразильски, вертляво, по-карнавальному, то есть жопой. Мячик случайно скатится с его спины и прикатится, как колобок, прямо в ноги Стрельцову. Стрельцов задорно улыбнется фирменным, почти ленинским, прищуром артиста Петрова и зарядит прямо с центра поля в бразильскую девятку. Пеле от удивления выронит надменную жвачку изо рта (в наших спортивных байопиках жвачка всегда символизирует надменность хваленых заграничных профессионалов, сравните, например, историю Бобби Кларка и Харламова в «Легенде №17») – и сразу же признает в Стрельцове равного себе русского гения.
Свисток. Финиш. Титры.

Комментатор Виктор Гусев, по-доброму зазывавший всех идти на «Стрельцова», назвал эту сцену «потрясающей кинометафорой», то есть я в общем знал, чего ждать, но тут мне позвонил Миша Моссаковский. Миша снимает «фильм о фильме» для своего ютьюб-канала и предложил мне поговорить под запись про кино и жизнь Стрельцова.

Ну я и пошел, за компанию.

Меня, собственно, больше всего интересовало, как создатели фильма обойдутся с ключевым, то есть поворотным, и самым неприятным эпизодом в жизни Стрельцова, приведшим его в тюрьму. В частных разговорах они обещали это сделать «деликатно», бережно – по отношению ко всем участникам той ночной драмы.

…Стрельцов мирно спал на базе в Тарасовке. Назавтра сборной СССР предстояло выехать в Швецию на первый в ее истории чемпионат мира по футболу. Вдруг под окном раздался отчаянный крик Васьки, друга детства. Васька очень хотел выпить. Он половину ночи шел из подмосковного Перова в подмосковную Тарасовку за Стрельцовым, так как на чужой и случайной даче в подмосковном Пушкино их уже ждали другие друзья детства с полностью накрытым столом.

«Уйди, дурак, я спать хочу. Ночь уже. Мне завтра в Швецию надо, на встречу с Пеле ехать», – отмахнулся Стрельцов.

Но Васька был настойчив. «Подождет твой Пеле. Семь лет – один ответ, – пошутил он. – Ты что, с друзьями накатить не можешь в свой последний вечер?»

Слабохарактерного Стрельцова снова брали «на слабо».

Он уже чеканил на спор мячик в первой сцене фильма – опаздывая на матч. Бухал с конкурентом за место в составе. Проваливал экзамен в комсомол перед отлетом на Олимпиаду в Мельбурн. Опаздывал на поезд в Берлин (см. предыдущий пост), бил в Берлине морду злому спортивному чекисту – на глазах иностранного корреспондента, и всякий раз ему это сходило с рук. И вот теперь он должен был, просто обязан совершить очередную, решающую глупость.

…На даче в кустах его уже поджидали менты, злой спортивный чиновник и Маринка, проблядь с района, разбитная буфетчица, подруга перовского детства. Деликатные создатели фильма бережно сохранили в сценарии имя реальной Марины Л., 20-летней чертежницы с оборонного завода, провинциальной барышни, случайно оказавшейся 25 мая 1958 года в одной компании со Стрельцовым.

Змея Маринка накачивала Стрельцова водкой. Она хотела замуж за Стрельцова и для этого логично решила посадить его в тюрьму. «Мне нужно домой, к жене, на тренировку, в Швецию, меня Пеле ждет», – вяло сопротивлялся Стрельцов, но с каждой рюмкой его сопротивление падало. «Конечно, Эдик, – шептала змея, – сейчас поедем домой, в Тарасовку», а сама потащила его в постель.

…Пьяный в жопу Эдик рухнул на постель и моментально заснул. Рядом лежала Маринка, в нарядном и даже ни разу не помятом платье, и грустно смотрела в потолок. Играла красивая французская музыка из фильмов про любовь. Камера оператора, взяв верхнюю точку, медленно кружила над храпящим Эдиком, символизируя собой то ли головокружение от успехов на футбольном поле, то ли его пьяное желание блевануть.

И тогда Маринка закричала: «Караул! Люди добрые! Насилуют!»

Из кустов выскочили менты.




Комментарии (3)

Forza AC Milan 02 Ноя 2020 21:23
Российский байопик, да ещё и снятый на деньги фонда кино, по определению не может быть хорошим фильмом.
Андрей Зюзя 31 Окт 2020 06:55
Россиянское кино. Бессмысленное и беспощадное.
ыфенк 30 Окт 2020 17:46
Феерично