2020-11-27 11:33:21
Дайджест

Нивалдо: в Бразилию возил икру и водку, играл в России, играет в Беларуси, женат на украинской теннисистке

Нивалдо: в Бразилию возил икру и водку, играл в России, играет в Беларуси, женат на украинской теннисисткеВ середине десятых он поиграл в "Луче", "Сибири" и "Енисее", забил лишь 10 голов за три с половиной сезона, а потом укатил в Беларусь — сейчас выступает за "Ислочь". Из России бразильский форвард Нивалдо уехал с кучей ярких историй и впечатлений.

– Ты свободно говоришь на русском. Как учил?

– Русский язык выучил без помощи репетиторов – на слух. Грамматика, конечно, не очень хорошая, но поговорить спокойно могу. Начал, когда перешел в казахстанскую команду «Атырау». Вначале было сложно – не понимал, что говорит тренер на установке, партнеры по команде. Помогал переводчик. Но со временем начал учиться у клубного врача. Потом начал слушать русскую музыку – Баста, Miyagi, Тимати – и смотреть военные фильмы на русском. Так по чуть-чуть стал запоминать слова и выучил язык.

– Самое сложное слово?

– С трудом выговариваю имя Филипп. Таких слов очень много, потому что в русском языке жесткое произношение и делается сильный акцент на букву «р», а португальский, наоборот, мягкий. Например, на португальском слово «футбол» произносится как «фучибол», а на русском надо вставлять букву «т», и звук получается жестче.

– Ты родом из пригорода штата Пернамбуку. В 90-е там было опасно?

– Пернамбуку практически не помню, потому что прожил там до 4 лет, а потом мы переехали в Сан-Паулу. В Бразилии много опасных мест, например, фавелы. Но не все фавелы опасны. В некоторых соблюдается дисциплина, как и в любой общине. Нельзя просто прийти в магазин и украсть телевизор или шкаф. Когда ты не делаешь ничего плохого, то и с тобой ничего не приключится.

В моей семье пять братьев и три сестры. Жили мы средне, но с едой и одеждой проблем не возникало. У моего дедули была большая фазенда, где он выращивал коров. Потом в Бразилии наступило тяжелое время, и он все потерял. Поэтому решился на переезд в Сан-Паулу и начал все с нуля.

Моему папе 57 лет. Он до сих пор работает в компании по ремонту квартир, а мама – пенсионерка, старше отца на восемь лет. Когда ее первый муж умер, она осталась одна с пятью детьми, и государство назначило ей хорошую пенсию. Она сошлась с моим папой. Они до этого были знакомы, и отец предложил жить вместе, чтобы помочь поднять детей. Вскоре на свет появился я, через четыре года – брат, а через пять лет – сестра.



– Как появился футбол в твоей жизни?

– Как и все ребята, играл в школе. Если у кого-то был мяч, мы каждую свободную минуту бежали на поле и возились с ним. К тому же я жил почти у самого моря и часто играл с друзьями на пляже 3 на 3 или 4 на 4.

В 13 лет пошел на первую работу – продавал мороженое, булочки. Потом открыл собственный мини-прилавок на улице, где торговал чипсами, кока-колой, фантой, шоколадками. Больших денег не зарабатывал, получалось где-то в районе 10-15 долларов за день. Этого мне хватало, чтобы ездить на автобусе на тренировки в Сан-Бернарду-ду-Кампу, три раза в неделю. Дорога занимала часа три в одну сторону.

В то время еще можно было заниматься уличной торговлей, но сегодня уже нельзя. Теперь, если продаешь мороженное на улице без специального разрешения и лицензии, полиция это увидит и сразу повяжет.

Серьезно футболом стал заниматься после 14 лет. Поступил в самую популярную академию Бразилии – «Коринтианс». В 16 лет подписал первый профессиональный контракт с клубом «Вилавельенсе» и начал зарабатывать какие-то деньги.

– Из пацанов, с которыми ты гонял мяч во дворе, кто-то добился успеха?

– В 12 лет играл с Диего Костой за любительскую команду в чемпионате Сан-Паулу. Она называлась «Барселона». Диего всегда был хорошим нападающим и играл агрессивно. Никогда не хотел проигрывать. Президент «Сан-Паулу» всегда в него верил и говорил, что его ждет хорошее будущее. Так и получилось!

– Многие говорят, что Коста переписанный.

– Это неправда. Мы играли с детства в одной команде и были одного года рождения.

В «Сибири» получил прозвище Ваня и прошел через боксерские тренировки у Григоряна (один раз сильно прилетело)


– В 2011 году ты переехал из Бразилии в Казахстан.

– До 2010 года выступал за клуб «Алекрин» из города Натал, где провел очень хороший сезон. И мой агент повез меня на просмотр в португальский «Навал», тогда еще выступавший в элите. Три месяца длился просмотр, вроде все хорошо, надо подписывать контракт – но тут пришел новый главный тренер, которому я оказался не нужен.

Агент повез меня на просмотр в Анталью, где были сборы у «Атырау». Прилетели утром, вечером сыграл игру, и ночью агент позвонил, сказав, что команда предлагает контракт на два года. Кстати, в то время я играл на позиции чистого опорного полузащитника. Уже в России меня начали наигрывать на позиции нападающего.



– Первые впечатления от Казахстана?

– Казахстан сильно отличался от Бразилии едой, традициями, религией. Все по-другому. Полгода ушло на адаптацию. Моя первая игра в Казахстане прошла в холодную погоду – на улице было минус 23. Пришлось очень тяжело. Вообще не чувствовал ног.

– По фейжоаде скучал?

– Бразильская еда мне очень нравится. В свободное время пытался сделать такую же вкусную фасоль, но так, как дома, не получалось. Я такой человек: что есть на столе, то и поем. Казахстанская еда очень интересная, особенно палау (плов по-казахски – прим.) и шашлык из баранины.

– Как возник вариант с «Сибирью»? Холода уже не пугали?

– Агент решил, что нужно попробовать силы в России. Так и сделали. Не знаю, правильный это был выбор или нет. В Сибири была страшная погода. Ты не представляешь, насколько было холодно. Много снега вокруг.

Коллектив в «Сибири» сложился хороший. Все ребята мне помогали адаптироваться, вплоть до директора команды.

Один раз была смешная ситуация. Гуляли с сыном на улице и зашли в магазин. Там нас увидела бабуля и говорит: «О, смотри! Это его сын. Он такой белый, а отец такой черный». Спокойно такие моменты воспринимал. Всегда понимал, когда люди говорят в плохом тоне, а когда они видят нового для них человека. В России вообще не припомню ситуаций, связанных с расизмом. Где бы ни играл, ко мне все люди относились отлично.

В «Сибирь» приехал полузащитником, но за пару туров до конца чемпионата у нас сломались все нападающие. Тренер предложил попробовать сыграть в нападении, потому что я был мощный, хорошо бежал. Что еще оставалось делать? Конечно, согласился, и последние туры мы играли в одного нападающего.

– Как приклеилось прозвище Ваня?

– Когда приехал в «Сибирь», тренер (Сергей Балахнин – Sports.ru) спросил, как меня зовут. В Бразилии друзья называли меня Нива, поэтому предложил его. Ему не понравилось. Говорит: «Нива? Нет, такая машина нам не нужна». Все начали хохотать, а я не понимаю, в чем дело. Оказалось, есть такая машина, как я понял, не самая лучшая. Предложил вариант Нивалдо. Тренер пару раз произнес и в шутку сказал: «Может, лучше Ваня?» Все подхватили и начали: «Ваня, Ваня», и уже невозможно было их остановить. Так и стали называть, даже болельщики.



– После сезона в «Сибири» тебя подписал владивостокский «Луч». Условия были так себе?

– В финансовом плане условия были лучше. Что в «Сибири», что в «Луче» везде задерживали зарплату на два-три месяца. До приезда семьи жил на базе. Вообще на базах не очень нравится жить, считаю, что должна быть своя квартира: захотел поговорить по телефону – поговорил, хочешь включить громко музыку – включил. Все спокойно, никому не мешаешь.

– Григорян – эпатажный тренер?

– Эмоциональный. Разговаривал жестко и мог всегда подбодрить футболистов, чтобы они работали на все сто процентов. Тренировки проходили интенсивно, он большой профессионал.

– Он любит практиковать бокс, чтобы разнообразить тренировки. Приходилось надевать боксерские перчатки?

– Ха-ха-ха. Да, такие тренировки проводились в зале до выхода на поле. Все разбивались по схожим габаритам на пары и боксировали друг против друга. Удары были не сильно жесткими, больше на интерес. Серьезных драк никогда не было. Хотя один раз я нормально словил от Грицаенко. Потом он извинился, сказал, что не хотел так сильно. Эти тренировки хорошо сплачивали коллектив. Все происходило на позитиве.

– Григорян с кем-нибудь боксировал?

– Такого никогда не видел.

– Ему принадлежит фраза: «Перед нами стоит задача выжить от перелетов». Как выживали?

– Боже мой, что я мог сделать, когда нам приходилось летать по 8-9 часов до Москвы? До Бразилии лететь 11 часов – и я дома. Кошмар! В самолете садились на задние кресла и играли в дурака, слушали музыку на ноутбуке, разговаривали, потом ели и ложились спать. С самолета пересаживались на поезд. Там – чай, дошираки.

Однажды мы вылетали из Владивостока, я засиделся в ноутбуке и потерял счет времени. Звонит администратор: «Нива, ты где? Мы уже все сидим в самолете. Посадка завершена». Думаю: «Ну все, попал. Надо покупать новый билет, а он стоит в районе тысячи долларов». В итоге кое-как успел, и меня посадили на наш рейс.

– Икру и корюшку возили?

– Икру нам подгонял массажист команды. У него был такой небольшой бизнес. Всегда в самолет заходили с огромными пакетами по 3-4 килограмма рыбы, икры. Когда мои друзья из «Сибири» спрашивали про икру, всегда привозил. Даже привозил в Бразилию. Потому что купить ее там дороговато. Боялся, что остановят таможенники, поэтому прятал все в чемодан со своим вещами – ни разу не остановили. Еще друзья из Бразилии постоянно просили привезти им бутылку русской водки. Во всем мире про водку наслышаны.

– С кем из игроков сильнее всего сдружился?

– С Лешей Грицаенко (сейчас выступает за «Тамбов» – Sports.ru). Он был мне как брат. До сих пор поддерживаем связь. Один раз его родители пригласили к себе домой на ужин, потом посмотреть футбол. Мама сделала невероятно вкусный салат, правда, забыл название. Очень хорошая семья, так тепло приняли. Договорились, что в будущем Леша приедет ко мне в гости в Бразилию.

– Топ-3 города России?

– Побывал во многих городах. Конечно, Москва и Санкт-Петербург вне конкуренции, а третьим назову Владивосток. Там очень хорошие люди, если на улице тебе вдруг понадобится помощь, всегда подскажут, объяснят, как пройти. Красивый порт, вкусные морепродукты. Всегда после домашних игр мы с ребятами ездили на море, жарили шашлыки. Было хорошее время. Еще понравился Калининград, потому что там много исторических мест.

– В инстаграме ты до сих пор подписан на страницу «Луча». Расстроился, когда команда умерла?

– Было очень жалко. Ну как большой город может жить без футбола? Тем более у «Луча» такая богатая история. Надеюсь, что в будущем команда вернется, потому что профессиональный спорт важен для города и болельщиков.

Во Владивостоке есть футбольная академия, но куда потом идти молодым ребятам, если нет профессиональной команды? Кто-то уедет играть в Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск. Это плохо.

– Почему не получилось в «Енисее»?

– Пробыл в клубе всего полгода. Ничего плохого сказать не могу. Я не такой футболист, который будет оставаться в команде, когда на него не рассчитывают. Расстались нормально, и я с хорошим настроением поехал в чемпионат Беларуси, где последние четыре года выступаю за местные команды. Поиграл за «Динамо» Брест, за «Гомель» – кстати, парни недавно вернулись в высшую лигу, очень рад за них. Сейчас выступаю за «Ислочь».



Женат на украинской теннисистке (первое время общались через гугл транслейт) и открыл собственную академию в Сан-Паулу


– Когда последний раз дрался?

– В 2018 году, когда был в аренде в ташкентском «Локомотиве». Сначала зацепились с защитником и начали выяснять отношения. Никто никого не толкал, но потом голкипер соперника начал кричать на защитника, чтобы он тянул время. Тот падает и начинает кататься по полю. Это происходит секунд 30-40, а шла концовка матча.

Рефери, посоветовавшись с ассистентом, показывает мне красную карточку. Все, иду в раздевалку. Тут ко мне подбегает вратарь и начинает орать прямо в лицо. Я на время потерял контроль над собой и боднул его головой в шею. Удар был несильный, но он упал, кричал и добился своей провокацией пятиматчевой дисквалификации для меня. Согласен, в тот момент поступил неправильно, но ничего уже не исправить. Такой Зидан получился.

– Через пару месяцев, когда ты уже играл в Беларуси, влетел сопернику с двух ног сзади. Это что?

– Ничего страшного не произошло, пытался сыграть в мяч. Получил красную, потому что подкатился сзади. Рефери в тот момент принял правильное решение.

– Твоя супруга – украинская экс-теннисистка Анна Караваева. Поделись с молодыми, как знакомиться с девушками без тиндера и инстаграма.

– Был на сборах с «Атырау» в Белеке. Оказалось, что мы жили в одном отеле с украинскими теннисистками. Мне понравилась Аня, захотел с ней познакомиться, но вообще не разговаривал ни на русском, ни на английском – только на португальском. Понятное дело, она ни одного моего слова не понимала. Тогда на помощь пришел гугл транслейт. Через него пообщались несколько дней.

Потом мы улетели обратно в Казахстан, где я по чуть-чуть начал изучать русский и английский. Как-то вечером позвонил ей по телефону. Сначала было обычное дружеское общение, а потом стали строить более серьезные планы. Она приехала ко мне в гости в Казахстан, и я сделал ей предложение. Все получилось быстро: в январе 2011 года мы познакомились, а в 2012 году поженились. У нас трое детей: старшему – Александру – 8 лет, Софии – 5, а Джейме – 3. Дети знают четыре языка: португальский, английский, русский и украинский.

Александр занимается теннисом и мини-футболом в одной из киевских академий, дальше планируем отдать его в академию «Динамо» Киев. А София увлечена теннисом и танцами.



– В Бразилии у тебя собственная футбольная академия – «Земля Паулиста». Расскажи о ней.

– Открыл ее четыре года назад, потому что хочу помогать детям. Наши воспитанники выступают в третьей лиге чемпионата Сан-Паулу – это хороший уровень. У нас есть команды всех возрастов – начиная с 5-6 лет и заканчивая 16-17. Мы также помогаем игрокам, оставшимся без контрактов, поддерживать форму на нашем искусственном поле.

В начале потратил приличную сумму денег, потому что пришлось купить форму, мячи, фишки. Сейчас так много уже не вкладываю. Есть дети, посещающие занятия платно – за 15-20 долларов в месяц. Все это уходит на зарплату тренера, административного персонала. Но если у семьи нет возможности платить, то мы не отказываем, и дети ходят к нам бесплатно.

В будущем планирую стать агентом, так как у меня есть много знакомых в России, Казахстане, Узбекистане, Беларуси. Может быть, кто-то из футболистов академии заиграет в этих чемпионатах.

В Бразилии нелегко стать футболистом – огромная конкуренция. У кого есть деньги, тот имеет больше шансов стать профессиональным игроком, ведь лучшие академии, лучшие поля – все у них. Но и без денег можно пробиться, если есть талант, желание работать и железная дисциплина.



Комментарии (2)

vitnikbel 28 Ноя 2020 18:30
Давно уже свой бразильчик,и в сборной позиция бы нашлась
Theyob2u 27 Ноя 2020 19:38
Позитивно.