2021-02-10 23:26:40
Дайджест

Долгая дорога на паралимп

Долгая дорога на паралимпАндрей Строкин — о том, как он выигрывал для России золото в Афинах и как готовит себе смену для Токио.

Есть люди, рожденные для спорта, даже если их физические данные кажутся обывателям ограниченными. Андрей Строкин стал легендой еще в 1998 году, когда никому неизвестный пловец завоевал целую россыпь наград на Всемирных играх в Мадриде. Андрея Строкина можно назвать настоящей легендой паралимпийского движения. Потом были и чемпионаты мира, и Паралимпийские игры в Сиднее, Афинах и Пекине, новые рекорды и медали. Сейчас Андрей Строкин занимает пост генерального секретаря Паралимпийского комитета России, занимаясь формированием состава национальной сборной на главные спортивные соревнования и обеспечивая спортсменам лучшие условия для достижения результатов.

— Мне удалось прожить яркую спортивную жизнь, достичь результатов, ощутить вкус заслуженных побед. Но карьера заканчивается, а жизнь-то продолжается. Точнее, начинается заново, — рассказывает Строкин. — Сначала в Уфе поработал детским тренером, потом занимал должность в Центре подготовки спортивного мастерства Республики Башкортостан, возглавлял отдел паралимпийских, сурдлимпийских и неолимпийских видов спорта. А в 2010 году мне повезло оказаться в Паралимпийском комитете России. И теперь уже точно можно сказать, что с паралимпийским движением связана вся моя жизнь.

Андрей вырос в спортивной семье: каждые зимние выходные семья проводила в лесу на лыжах, а летом отец брал его с собой на футбольное поле сражаться с коллегами по заводу. Но при этом он, инвалид по зрению, оказался первым, кто пришел именно в профессиональный спорт. Уже после 3-го класса Андрей определился с выбором своего пути в жизни. В то время как раз открылся спецкласс по плаванию.

— В семь утра мы с ребятами шли на тренировку, потом — учеба в школе, после — обед, домашние задания и — снова на тренировку. Сначала занимались у супругов Зонтовых, они эти занятия и организовывали, а после их переезда нас передали Игорю Львовичу Тверякову. Собственно, с ним мы всех побед и добились. И первую свою серьезную победу в 1998 году на Всемирных играх в Мадриде я посвятил, конечно, ему и другим людям, кто меня поддерживал, помогал, просто был рядом. Уже тогда я понимал, как важно то, что окружает спортсмена, насколько грамотно подобран процесс подготовки, качество медицинского обеспечения, доступ к экипировке, инвентарю и оборудованию. Из каждой такой мелочи, при должном желании и усердии спортсмена, в итоге выплавляются золотые медали.

Можно сказать, что Андрею повезло: уже через два года он отправился на свою первую Паралимпиаду, да еще куда — в Австралию, где не каждому в своей жизни суждено побывать. Но одна из его любимых историй — о золотой медали на Играх в Афинах в 2004 году:

— Незадолго до стартов на горизонте внезапно появился очень сильный соперник, ко всему прочему еще и грек. Но очно на соревнованиях мы с ним не встречались, да и в Афинах, где программа по плаванию была растянута на 12 дней, мы свои дистанции отдельно проходили. И вот в последний день турнира мы встречаемся в финале. Полные трибуны стадиона поддерживают соотечественника, шум неимоверный, хорошо, что расслышали сигнал старта. Нырнули. Дистанция 50 метров вольным стилем. Короткая, длится пару десятков секунд, так что с трибун невозможно уловить финиш: кто пришел первым, кто — вторым, кто — седьмым. Обычно, когда погружаешься в воду, ничего не слышно, а тогда даже там гул стоял. Я сквозь этот интершум доплываю до конца дистанции, касаюсь рукой стенки, выныриваю и понимаю, что вокруг абсолютная тишина. И в голове проносится: «Наверное, грек не выиграл».

В конце 90-х ситуация с паралимпийским спортом обстояла совсем иначе, нежели сегодня. Не было практически ничего, кроме голого энтузиазма. Ни инвентаря, ни медицинского обеспечения, на форму едва хватало. Российские спортсмены часто имели возможность выступить только на одном международном соревновании. И проходить один сбор.

Первые призовые российские паралимпийцы получили после Игр 2000 года в Австралии: 5000 долларов за золотую медаль, около 3000 — за серебро и 1000 — за бронзу. Награды для олимпийцев были больше в разы. Но и такая поддержка стала отличным стимулом к занятиям спортом для людей с инвалидностью.

— Очень много форм организации паралимпийского движения по всему миру, европейские отличаются от азиатских, а те — от африканских. Но главное отличие российской структуры — поддержка нашего социально ориентированного государства, — рассуждает Андрей Строкин. — Каждого человека беспокоит материальная составляющая — необходимый минимум для жизни, содержания своей семьи. Для многих паралимпийских спортсменов финансовая поддержка государства помогла решить жилищные проблемы, получить высшее образование, обзавестись личным транспортом, который зачастую необходим, чтобы добраться до тренировочного центра. Всего этого паралимпийцы добились своим трудом, умениями, волей, упорством. И кроме того, каждый из них сумел реализовать себя в жизни, добиться уважения, признания, народной любви.

С 2006 года паралимпийские призовые были приравнены к олимпийским, количество тренировочных сборов возросло в разы. Материально-техническая база и условия для подготовки сегодня одни из лучших не только в стране, но и в мире. И это, естественно, ощутимо сказывается на результатах: в 2006 и 2014 годах национальная сборная стала первой в общекомандном зачете и признанным мировым лидером, в 2012-м на Летних играх — второй. И в 2016-м команда по летним видам имела все шансы победить в общекомандном зачете, но спортсменов от Игр отстранили.

— Я помню состояние шока и ощущение сюрреалистичности. К Паралимпийскому комитету же никаких претензий не было вообще, они были направлены другим организациям, а виноватыми оказались мы: вся команда за месяц до Игр. — Андрей Строкин до сих пор не может говорить об этом спокойно. — Не было не только оснований, но, по сути, и конкретных обвинений никто не предъявил до сих пор. С самого первого дня мы стали собирать документы, заявления, готовить претензии, иски. А когда пришло осознание, что ничего не получается, что мы проиграли, то наступило такое опустошение… Ребята уже собирали чемоданы, планировали свои старты, мечтали о том, как будут флаг над головой поднимать.

Для кого-то это могли быть последние Игры в карьере, а для кого-то — единственные, и все эти возможности были потеряны.

Потом всему руководству пришлось переквалифицироваться из спортивных специалистов в бюрократов. Такие талмуды документов мы ежедневно выпускали для составления дорожной карты в рамках восстановления Паралимпийского комитета в правах! По итогам этой колоссальной работы в 2018 году наши спортсмены были допущены до Игр в Корее, хоть и в нейтральном статусе и усеченном составе. Но выступили достойно, заняв 2-е место, несмотря на все, что этому предшествовало.

2020-й тоже внес безрадостные коррективы: летние Игры в Токио, которых российские паралимпийцы ждали восемь лет, перенесены. Но, как и раньше, спортсмены продолжают подготовку, даже на фоне пандемии. Дома или на базах не прекращаются тренировки. На первых порах обеспечением спортсменов, тренеров, персонала средствами индивидуальной защиты занимался благотворительный фонд «Параспорт», который на протяжении 15 лет является партнером Паралимпийского комитета и занимается поддержкой спортсменов-паралимпийцев.

— В рамках благотворительной программы «Фонбет» «Ставка на добро» я хотел бы перечислить 100 000 рублей фонду «Параспорт». С тем расчетом, что они станут долей в общем зачете побед наших спортсменов, надеюсь, уже скоро — в Токио! — без долгих раздумий принимает решение Андрей Строкин.

А мы — присоединяемся!

Дарья Кобылкина
Фото: Арден Аркман



Комментарии (0)