2022-07-05 18:04:25
Дайджест

В поисках утраченного времени. Технарь из Южного городка. К 80-летию Олега Камынина

В поисках утраченного времени. Технарь из Южного городка. К 80-летию Олега КамынинаЯ видел его в игре лишь в ветеранских матчах — Олег Васильевич выделялся спортивной выправкой и обращением с мячом. В прошлом угадывался красивый, интеллигентный, умный игрок.

Мальчишеские впечатления не обманули. Игравший с ним в брестском "Спартаке" Леонид Гарай охарактеризовал его футболистом для высшей лиги: "Так бывает, вовремя не заметили. Хотя клубы за ним наблюдали, тренеры приезжали в Смоленск, где тогда выступал за "Искру" — а матч складывался неудачно. Но я уверен, что с его данными — высокий, атлетичный, прекрасно играл вверху — должен был выступать в другой компании. Не подфартило, а в брестской команде выглядел очень прилично".

Камынин был хорош еще в юношах — в 1958 и 1959 годах единственным из брестчан вызывался в сборную школьников БССР.

С мячом спал и бодрствовал, с детства придумывал финты, а если где-то что-то подсматривал — мчался пробовать. В товарищеском матче сборной города с поляками вернувшийся в Брест из минского "Спартака" центральный защитник Нуждин в одном эпизоде вместо приема на грудь или выноса головой пропустил мяч и, наклонив корпус, нежданно сыграл через себя пяткой. Трибуна ахнула, а Олег сорвался в свой Южный городок, 41-й ДОС, и, привязав мяч к ветке за шнуровку, принялся трюк осваивать.

Жизнь так повернула, что перевелся в вечернюю школу и пошел на завод и — разрывался между работой, учебой и футболом. Вечерняя школа до полуночи, пока добирался домой в Южный — час. Утром, пока ехал на работу, в автобусе досыпал.

В 1960-м, когда в Бресте создали команду мастеров, Олегу было семнадцать — попробовали, не подошел. Продолжил работать в депо и играл в чемпионате республики за "Локомотив".

Деповцы смотрелись прилично и даже пробились в союзный турнир железнодорожников. Забавный возник эпизод: в матче с алмаатинцами за выход в финальную часть семнадцатилетний Камынин дождался момента под тот самый трюк, что с упорством отрабатывал. Наклонился навстречу мячу, пропустил за себя — и пяткой! Почти получилось, мяч пошел в аут. Опытные партнеры Нуждин с Леонтьевым взревели: что творишь? А он Нуждину: ты же показал…


В восемнадцать призвали в армию. Три года в спортивной роте, вернулся возмужавшим. Камынина взяли в команду, но примерили полузащитником: позиция в центре обороны была занята. То играл, то сидел, пока не подламывался кто из центральных — подменял на своей любимой позиции, но с выздоровлением неприкасаемых снова садился на лавку.

Перед новым сезоном тренеры затеяли чистку, убрав человек пять ветеранов, а заодно 22-летнего парня, которому вменили отсутствие жесткости в отборе.

Написали с Козлюком пять писем в разные команды — ни ответа ни привета. Камынин устроился на "лампочку", директор раньше был начальником локомотивного депо, заочно поступил в Минский институт физкультуры. Решил поставить на футболе крест, а через месячишко потянуло на поле. Стал ходить в Южный играть с ребятами из спортроты — те посмотрели: да ты в порядке, тебе играть надо!

После сессии в Минске поехал в Смоленск, пришел на стадион и представился тренеру "Искры". А там тренер с чутьем, участник Олимпиады-52 в Хельсинки — Александр Петров — после занятия спросил, не за "это" ли дело выгнали — нет, написано "за снижение спортивного мастерства" — сразу и зачислили. В том сезоне заиграл так, что по зоне разлетелось: Смоленск нашел сильного стоппера. Бывший тренер брестчан, работавший вторым в минском "Динамо", был командирован в Смоленск на смотрины. Приехал: а-а, это Камынин… — и обратно на вокзал.

В конце сезона Камынин в составе "Искры" приехал в Брест и наказал бывших одноклубников: после углового выпрыгнул на полкорпуса выше всех и вколотил. Сумасшедший гол впечатлил начальство, и Камынина попросили вернуться под ключи от квартиры.

На следующий год он забил уже в Смоленске в ворота "Искры", выступая за брестчан. Горели там 0:1, и Юркевич в конце матча заменил Щекина. На последней минуте Камынин пошел в чужую штрафную на угловой, забил, и тут же финальный свисток. Счастливые возвращаются в раздевалку, а там рыдает ничего не подозревающий Щекин — не знал, что ничья.

Забавный случай в матче в Новомосковске в последних числах июля того же 67-го. Сразу по возвращении Камынину предстояла свадьба, и в перерыве Юркевич решил в раздевалке команду подбодрить: давайте постараемся, доведем до победы (вели после первого тайма 1:0), свадьба впереди – а жених возьми и срежь мяч в собственные ворота…

Но теперь он был ведущий игрок, на него ходил брестский зритель, понимающие любовались. Во второй группе класса "А" при его режимистости Камынин лет до тридцати пяти мог играть, если бы не травмы. Но начались проблемы с левым коленом, в котором еще в армии резали мениск. Колено опухало от нагрузок, как шар, сустав болтался. Перед матчами кололи обезболивающее, после — шприцем отсасывали жидкость. Последние сезон-полтора играл, почти не тренируясь, и рано закончил, ушел тренером в спортивную школу, где началась его вторая жизнь.

У людей разные взгляды на продуктивность его работы: его юноши выиграли спартакиаду школьников, но в команду мастеров не попал никто. С другой стороны, из семнадцати человек выпуска шестнадцать поступили в вузы и военные училища, двое окончили школу с медалью.

Василий Сарычев



Комментарии (1)