2009-12-17 15:58:23
Дайджест

Александр Куль: у меня был шанс попасть в НБА

В 1999–м он мог попасть в НБА. Уверен, ему и самому сегодня было бы чертовски интересно узнать, как сложилась бы жизнь, реши тогда лучший новичок американской студенческой лиги рискнуть и принять предложение «Нью–Джерси Нетс». Но первым белорусом на площадках лучшей баскетбольной лиги мира Александр Куль так и не стал. Поскитавшись по Греции, Кипру, Турции и Польше, он вернулся домой и уже второй сезон проводит в составе чемпиона страны — «Минска–2006». Проводит, к слову, тоже неоднозначно. На фоне соотечественников 120–килограммовый Куль выглядит настоящей башней, штурмовать которую решится далеко не каждый. Но то — дома. А вот в Европе по–настоящему напомнить о себе белорусский великан сумел лишь недавно, став одним из самых ценных игроков матча минчан против самарских «Красных крыльев».

В 1999–м он мог попасть в НБА. Уверен, ему и самому сегодня было бы чертовски интересно узнать, как сложилась бы жизнь, реши тогда лучший новичок американской студенческой лиги рискнуть и принять предложение «Нью–Джерси Нетс». Но первым белорусом на площадках лучшей баскетбольной лиги мира Александр Куль так и не стал. Поскитавшись по Греции, Кипру, Турции и Польше, он вернулся домой и уже второй сезон проводит в составе чемпиона страны — «Минска–2006». Проводит, к слову, тоже неоднозначно. На фоне соотечественников 120–килограммовый Куль выглядит настоящей башней, штурмовать которую решится далеко не каждый. Но то — дома. А вот в Европе по–настоящему напомнить о себе белорусский великан сумел лишь недавно, став одним из самых ценных игроков матча минчан против самарских «Красных крыльев».

— Разница, конечно, чувствуется, — поражения «горожан» в «Еврочеллендже» Александр переживает едва ли не острее всех в команде. — И лично меня этот перепад в уровнях очень сильно расстраивает. Когда после «Скаволини» выходишь играть против виталюровской молодежи... Мне стыдно за то, что сейчас происходит. Допустим, дебют в Самаре мы не берем, а вот в остальных матчах мы должны были смотреться лучше. И домашнее поражение от «Скаволини», например... Психология там сплошная, вот и весь ответ. Не может команда заявиться в еврокубки и с первых же матчей показывать ровную игру.

— На психологию можно было бы пенять, если бы тебе лет 20 было. Но ведь не в первый раз...

— Я столько думал об этом... В первых матчах «Еврочелленджа» меня подвела осторожность. Наконец–то появилась возможность играть против кого–то, кто соответствует по габаритам, росту и опыту. Я ведь в нашем чемпионате лишнее движение боюсь сделать: соперники сразу падают, и это во всех случаях трактуется как нарушение. В еврокубках судейство другое. Там силовой, атлетичный и интересный баскетбол. А я от него уже успел отвыкнуть.

— Как относишься к рассуждениям, что в еврокубки «Минск» должен был заявляться по той схеме, по которой когда–то выступал РТИ: молодой командой, составленной из местных перспективных игроков?

— Это был бы хороший вариант при одном условии: если бы можно было собрать эту молодую команду. Сегодня единственный коллектив, который, вероятно, более или менее успешно смотрелся бы на уровне еврокубков, — сборная Беларуси. Любой другой вариант, увы, недотягивает... Мы во времена РТИ выглядели гораздо лучше. Не потому, что большими мастерами были, а потому, что были наиграны, имели постоянный опыт выступлений в чемпионате Союза, который трижды выиграли. Я, Руслан Бойдаков и Андрей Кривонос были заиграны за юношескую сборную СССР... А сейчас у ребят какой опыт? Чего от них ждать? Нет, «Минску» нужно было заявляться. Более того, идеальным вариантом было бы заявление туда не одной команды, а двух или даже трех. Вот тогда был бы результат. Но сегодня такая возможность есть только у нас. Тоже хорошо, но насколько эффективной помощью это будет для белорусского баскетбола — вопрос. Я, кстати, в последнее время часто ловлю себя на мысли, что за два года игры в белорусском чемпионате не уровень турнира вырос, а я к нему адаптировался. И меня это немного пугает.

— Не жалеешь, что принял предложение поиграть здесь?

— А я никогда не жалею о принятых решениях. Принципиально. Невозможно ведь угадать, как все сложилось бы, поступи я иначе. К тому же годы, как ни крути, берут свое, появляются новые игроки... Да и центровые в их классическом виде сегодня — вымирающий вид.

— Это как?

— Когда–то, когда я еще играл в греческом «Арисе», Андреа Мацон — наш тренер, прочно усадивший меня на скамейку запасных, — так и заявил: в современный баскетбол играют без центровых. Вместо них выходят подвижные четвертые номера, которые могут и из–за трехочковой линии бросить, и в отрыв убежать, и под кольцом потолкаться. Если посмотреть на то, что сейчас происходит на площадках, он был в чем–то прав.

— Так что, правду говорят, что со следующего сезона ты составишь компанию Андрею Кривоносу и Алексею Пынтикову в Непрофессиональной баскетбольной лиге?

— Надеюсь, что в обозримом будущем этого не случится. Чувствую себя нормально, пока здоровье позволяет, буду играть. Еще не готов к серьезным переменам в жизни. Разве что к географическим. Три года на одном месте! Честно говоря, заскучал...

— А сборная? Крест поставил?

— Окончательно.

— Обиделся?

— Нет, просто не вижу смысла быть в команде, которой я не нужен.

— Сейчас времена другие, в сборной новые тренеры...

— Я, кстати, после назначения Кривоноса в шутку сказал ему: дескать, Андрей Витальевич, будете главным тренером — вернусь. Поиграть в сборной у Андрея Кривоноса — это было бы даже интересно. Но его вроде ассистентом пока пригласили — так что, увы...

— А не защемит сердце, когда по телевизору за играми сборной будешь смотреть?

— Уверен, что Андрей справится и без меня. Я же вижу, как он в клубе работает, старается профессионально подходить к делу, и его за это уважают. Профессионализм — это краеугольный камень любого успеха, а в нашем баскетболе с этим «фундаментом» большие проблемы. Я ведь разговариваю с ребятами из других команд, выступающих в нашем чемпионате, и то, как у них проходят тренировки, просто не укладывается в моем понимании. Я не буду называть клубы, рассказывать подробности, по которым легко можно было бы вычислить команду и тренера. Но когда на тренировках ребята предоставлены сами себе, каждый занимается какими–то своими делами... Я очень надеюсь, что новое поколение тренеров сможет что–то изменить.

— А сам? Нет желания поучаствовать в этом процессе?

— Даже не знаю... Центровые видят площадку под другим углом, и может ли из меня получиться хороший тренер я, признаться, не уверен. Особенно детский. Ох, как нас когда–то гоняли...

— Часто вспоминаешь те времена?

— Часто. И понимаю, что мог достичь большего. В 1991–м меня звали в ЦСКА. Где бы я был, прими то предложение? Быть может, за сборную России играл бы. Или сломали бы меня в первый же год. А 1994–й, когда после нашей победы в молодежном чемпионате Европы у меня на столе лежал контракт с мадридским «Реалом»? Причем на такую сумму и безо всяких торгов, которая даже сейчас с трудом в голове укладывается. А я уехал учиться в США. Мы ведь тогда и подумать не могли, что попасть в НБА можно и через европейские чемпионаты. Мне все говорили, что единственный путь — утвердиться в университетской лиге и оттуда штурмовать баскетбольную вершину. Вот и лезли всеми силами в Америку. И, кстати, после второго года в университете у меня был шанс попасть в НБА! Точнее, это я сейчас вижу, что он был. Я тогда стал лучшим новичком, отыграл два сильных сезона и, по прогнозам, на драфте мог быть в числе первых 15. Но решил, что должен быть хорошим парнем и помочь университетской команде, решил, что за следующий сезон стану еще сильнее... И оглядываясь, могу нынешнему поколению молодых баскетболистов сказать лишь одно: ребята, надо быть эгоистом. Появись возможность начать все заново, я стал бы больше думать о себе, о своих интересах. Но это понимание обычно приходит слишком поздно...



Комментарии (0)