2010-02-18 05:37:46
Дайджест

Алексей Гришин: если смогу победить себя, то одержу победу над всеми.

Современный фристайл — это высшая математика. Только не скучная и занудная, не та, которую зубрят, сидя за партой, а математика полета — мечты и откровения. Если вы не знаете, что такое FFdF, то вам все равно «неуд» никто не поставит и следить за выступлениями фристайлистов вы будете с не меньшим увлечением, чем если бы с легкостью смогли расшифровать предложенный ребус. А ларчик просто открывался: это прыжок, который собирается исполнять в Ванкувере Алексей Гришин — тройное сальто с четырьмя пируэтами: вин–винт–два винта.

Современный фристайл — это высшая математика. Только не скучная и занудная, не та, которую зубрят, сидя за партой, а математика полета — мечты и откровения. Если вы не знаете, что такое FFdF, то вам все равно «неуд» никто не поставит и следить за выступлениями фристайлистов вы будете с не меньшим увлечением, чем если бы с легкостью смогли расшифровать предложенный ребус. А ларчик просто открывался: это прыжок, который собирается исполнять в Ванкувере Алексей Гришин — тройное сальто с четырьмя пируэтами: вин–винт–два винта.

Гришин уже поднимался на олимпийский пьедестал — 8 лет назад в Солт–Лейк–Сити. Он и Дмитрий Дащинский — те, с кем мы неизменно связывали и связываем свои надежды на медали. Теперь к ним присоединился еще и Антон Кушнир, дав нам шанс помечтать о белорусском пьедестале.

Такое, конечно, вряд ли случится, но вот каждый из них по отдельности способен на многое. И вы не смотрите, что Гришин в последнее время ушел в тень, к Играм в Ванкувере он готов как никогда. Он мне сам сказал, когда мы с ним беседовали в Олимпийской деревне.

— На удивление, сбор под Монреалем прошел очень хорошо. На удивление, потому что с погодой там всегда были проблемы. А нынче — как на заказ: ни ветра, ни больших морозов. Попрыгали очень хорошо, не пропустили ни одного тренировочного дня. Я оттачивал тройное сальто с четырьмя пируэтами во втором варианте — это винт–винт–два винта...

— Тот прыжок, который готовишься показать всем в Ванкувере?

— В квалификации, думаю, нет смысла «ломиться» и кого–то чем–то удивлять. Здесь, скорее всего, — пока окончательно не решил — буду прыгать свою программу: для того чтобы попасть в финал, большего не потребуется.

— На ванкуверских трамплинах ты уже прыгал. Как ощущения?

— Помню, была очень плохая погода, шел дождь и был большой ветер. Но пугало больше не это, а то, что был очень мягкий снег: трамплины разваливались, не выдерживали. Но насколько я знаю, слышал и видел на видео, сейчас трамплины здесь новые, сооруженные по передовым технологиям. Внутри них специальные трубы то ли с искусственным льдом, то ли еще с чем, но они получаются крепкими, будто из бетона. Им не страшны ни дождь, ни слякоть. Это очень радует. Потому что показать что–то красивое и сложное с разбитых трамплинов довольно сложно. И в немалой степени потому, что трудно сконцентрироваться на самом прыжке, постоянно отвлекаешься на другие вещи.

— Леша, вспомни, пожалуйста, первую свою Олимпиаду. Это было давно, но тем не менее...

— В Нагано 1998 года? Я хорошо помню все свои Игры. Кстати, здесь и в Солт–Лейк–Сити очень похожи комнаты в Олимпийской деревне.

— Тогда ты завоевал «бронзу»...

— Было дело.

— Северную Америку для тебя вообще можно назвать счастливой. В январе в Калгари на этапе Кубка мира ты тоже оказался в призах...

— И на последнем сборе на пьедестал поднялся, там проходили соревнования, что–то типа нашего Кубка Европы. Так что какая–то закономерность действительно прослеживается.

— К тому же в этом году ты, кажется, в ударе...

— Я весь прошлый сезон, позапрошлый и нынешний делал все, чтобы пик формы пришелся на февраль 2010 года. И могу сказать со стопроцентной уверенностью, что мне это удалось. Прыгая на последнем сборе, я это отчетливо понял.

— Строить планы на будущее — дело неблагодарное, тем более что ближайшее — старты в Ванкувере. Тем не менее позволь задать тебе такой вопрос: а что потом? Сочи–2014?

— Посмотрим. На данный момент есть проблемы со здоровьем, со спиной. У меня 9 грыж! Так что говорить о будущем мне тяжело. Хотя, конечно, всю жизнь я посвятил фристайлу и оставлять его очень не хотелось бы. А возраст? Во фристайле в паспорт не заглядывают — пока есть силы, можно прыгать.

— Опять провокационный вопрос, если учесть скорый старт на Олимпиаде. Какая главная победа в твоей спортивной карьере?

— Она еще впереди.

— А в жизни?

— И в жизни все главные события тоже впереди.

— Ты оптимист.

— Совершенно верно.

— Сейчас в команде и ты, и Дмитрий Дащинский, и Антон Кушнир, и Тимофей Сливец способны претендовать на многое. Кто все-таки «первый номер»?

— Для меня не существует подобных вопросов. Я для себя сам первый номер, с собой соперничаю и ни на кого не смотрю. Если смогу победить себя, то одержу победу над всеми.

— Ну а конкуренция–то хоть внутри команды чувствуется?

— Честно сказать, никакой конкуренции не ощущаю. Нужно просто сделать то, что умеешь, и тогда будет результат.

— Какое напутствие перед Играми получил от родных?

— Только победа.



Комментарии (0)