2011-07-20 21:44:02
Дайджест

Александр Гальченюк: из Беларуси никто никогда не обращался

Александр Гальченюк: из Беларуси никто никогда не обращалсяНа днях 17-летний форвард клуба OHL «Сарния» Алекс Гальченюк был назначен капитаном юниорской сборной США. Перед этим парень колебался, за какую сборную ему выступать — американскую или российскую. Что любопытно, родители хоккеиста — белорусы. Его отец Александр Гальченюк провел немало матчей за сборную Беларуси, в том числе и на Олимпийских играх. Про выбор сына он поговорил с нашим сайтом.

Александр, здравствуйте. Вас беспокоят с родины. Признаться, давненько мы в Беларуси ничего о вас не слышали. А тут ваш сын Алекс попал во все спортивные информационные агентства. В общем, повод для общения есть. Расскажите, где вы сейчас находитесь, чем живете, кем работаете?
Сейчас мы со всей семьей находимся во Флориде. У нас с сыном тут проходит тренировочный сбор. Пробудем здесь до августа.

Вы постоянно живете в США последние годы?
Нет, в этом году жили в Сарнии, это в Канаде. За местную команду выступает Алекс, а я работаю в клубе одним из помощников главного тренера. До этого год работал в Чикаго в юниорской команде, за которую выступал сын.

Самая свежая информация, которую мне удалось найти про вас, — о том, как вы играли в любительской команде «Метеор» в Москве.
Да-да, было дело. В то время я работал тренером в московском «Динамо». Учил юношей. Ну и параллельно сам играл в хоккей.

Последний раз я видел вас лично, когда вы выступали за минское «Динамо» в ОЧБ. Как ваша жизнь сложилась после ухода из столичного клуба?
Да я, в принципе, уже все рассказал. Из Минска уехал в Москву, в «Динамо» тренером. Ведь московское «Динамо», по сути, настолько же родное для меня, как и минское. Два года трудился в Москве. Потом перебрался в Чикаго, и вот теперь живу в Сарнии.

Вы постоянно в разъездах, существует ли место, которое вы можете назвать своим домом?
Мой дом там, где я работаю.

А в Беларуси бываете?
Каждый год один из летних месяцев провожу в Минске. У меня ведь жена тоже белоруска, так что стараемся приезжать на родину, не забываем корни, навещаем наших родителей. На дачу нашу ездим в Городище. Там и отдыхаем.

Вы вот сказали, что в Беларусь не забываете, мол, тут корни, а у сына-то вашего нет белорусского гражданства: только российское и американское.
Гражданством надо заниматься. У меня ведь тоже изначально российское гражданство было. В 1992 году, когда Союз пал, гражданство давали по прописке. Я в то время был в США, но прописан был в Москве. Только перед Олимпиадой 1998 года сделали мне белорусское гражданство. Дочка у меня выступала за сборную Беларуси фигурному катанию.

Помню, Аня зовут, в танцевальной паре каталась. Кстати, а где она сейчас? Все еще занимается фигурным катанием?
Нет. Она окончила университет в Москве и сейчас работает менеджером в одной очень солидной хоккейной школе в Торонто.

Но вернемся к сыну, почему у него нет белорусского паспорта?
Чтобы его сделать, пришлось бы похлопотать, а времени на это особо нет.

В интервью Алекс сказал, что наверняка будет выступать за американскую сборную, а не российскую. Вы влияли на это решение?
Нет, конечно. Это его самостоятельный выбор. Алекс родился и первые четыре года жизни провел в Америке. Большую часть времени он также проводит за океаном. Ему тут нравится, у него много друзей. Ему было довольно легко сделать выбор в пользу США.

О сборной Беларуси, я так понимаю, речи даже не идет?
Из Беларуси к нам никто никогда не обращался. А если мы неинтересны, о чем можно говорить? Ведь всем нравится, когда ты востребован, когда тебя ждут.

Вы дебютировали во взрослом хоккее в составе минского «Динамо» в 16 лет. Алексу сейчас чуть больше. Узнаете в сыне себя?
Немножечко. Помогаю ему в этом возрасте играть по-взрослому. Этот возраст очень важен: в нем осуществляется переход от детского хоккея к мужскому.

Вы играете в разных стилях?
Яблоко от яблони недалеко падает, сходства есть. Но Алекс более разнообразный. Чего мне не хватало в его возрасте, то я могу подсказать ему сейчас, поэтому он более совершенен.

У Алекса ведь агент Игорь Ларионов?
Да.

С этого сезона Ларионов начал сотрудничество с минским «Динамо». Не думали, пристроить сына в наш клуб?
Я-то, может быть, и хотел, чтобы сын играл в Минске, да только задрафтован в КХЛ он «Атлантом».

Вы вообще интересуетесь белорусским хоккеем или это все вам уже по барабану?
По интернету стараюсь следить за всем: национальной, молодежной, юношеской сборными, белорусским чемпионатом, КХЛ. Смотрю, кто еще из моих партнеров играет. Интересно наблюдать за ребятами, с которыми я играл, а теперь они тренеры, какие у них успехи на новом поприще.

С кем-нибудь из бывших партнеров по сборной Беларуси общаетесь?
Нет, ни с кем. Только случайно как-то в Торонто пересеклись с бывшим генеральным менеджером сборной Александром Лещиком. Вот теперь изредка с ним созваниваемся. А больше ни с кем.

А с кем бы хотели увидеться, будь у вас такая возможность?
Трудно одного кого-то выделить.

То есть, близких друзей в хоккее у вас не было?
Не было. Время проходит, у каждого свои интересы, каждый строит свою жизнь.

Наша сборная сейчас без главного тренера, может, посоветуете кого-то?
Мне трудно это сделать. Казалось, что Занковец нормально работал. Не понятно, что произошло на чемпионате мира. Миша Захаров вполне бы мог возглавить национальную команду.

Вы неоднократно говорили в интервью, что у вас была мечта заиграть в НХЛ. Может быть, с помощью сына вы сейчас осуществляете свою мечту?
Рано еще говорить, что сын будет в НХЛ. Ему все-таки только 17 лет. Но он стремится, работает.

Вы держите его в ежовых рукавицах, чтобы не расслаблялся?
Вовсе нет. Мы с ним спокойно работаем, без перегибов.

Вы считались чуть ли не самым талантливым хоккеистом своего поколения, были одним из лидеров молодежной сборной СССР. А в итоге ваша карьера оканчивалась в клубах, мягко говоря, второсортных — Италия, ОЧБ. Присутствует разочарование?
Конечно, хотелось бы лучшего. Тем более я был способен на большее. Оглядываясь назад, понимаю, что не получилось из-за того, что не было нужных людей рядом, которые могли бы подсказать. По сути, я был этаким первопроходцем, наделал много ошибок, плюс, конечно, подкосили меня травмы. В 26 лет разрывы связок на обоих коленях. После таких повреждений об НХЛ можно было забыть. Поэтому играл там, куда звали.

Вам удалось хоть что-то скопить за хоккейную карьеру?
Практически нет. Приходится постоянно работать. И вот даже сейчас во Флориде я работаю, а не отдыхаю. Без работы я бы не протянул.

Свободное от работы время остается?
Нет.

Жена не расстраивается, что и после карьеры вы весь в хоккее?
Мне безумно повезло с женой. Супруга всю мою жизнь всегда была рядом со мной, за что ей огромное спасибо.

На тренерскую деятельность переходят отнюдь не все бывшие игроки. Для вас тренерский труд — это просто способ заработать деньги на жизнь или вам действительно нравится тренировать?
Ох, мне тренерская деятельность очень нравится! Я даже когда играл, последние лет семь постоянно вел записи. Эта работа мне в удовольствие. Я был к ней готов и как-то сразу влился в струю.

И какова ваша цель в тренерской карьере? Попасть в НХЛ: не игроком, так тренером?
Конкретных задач я перед собой не ставлю, хотя нарисованная вами перспектива мне нравится :).



Комментарии (0)