2011-08-17 09:33:06
Дайджест

Иосиф Чугошвили: я все забросил, только тренируюсь и сплю, никуда не хожу

Иосиф Чугошвили: я все забросил, только тренируюсь и сплю, никуда не хожуС такой фамилией да лет семьдесят назад Иосиф Чугошвили не знал бы хлопот. При ее произношении ухо тут же улавливает исторически знакомое Джугашвили, а имя и национальность — грузин — делают сходство с «вождем народов» товарищем Сталиным акустически безупречным. Впрочем, на этом всякая связь заканчивается. Наш Сосо — Иванович, к тому же — добрый, хотя и большой, и эту доброту почти все тренеры в один голос называют едва ли не главным его недостатком: дескать, зубастости Чугошвили не хватает, характера, чтобы разозлиться в нужный момент, да и распластать соперника по ковру. Супертяжелый вес во все времена и в любом виде спорта считался самым престижным. Так что с габаритами Иосифу Чугошвили, можно сказать, повезло: Бог наградил его щедро. Ровно 4 года назад он, еще совсем зеленый 20–летний борец греко–римского стиля, «был брошен под танки» и проявил себя настоящим мужчиной. На сборах перед чемпионатом мира–2007, где должны были разыгрываться путевки в олимпийский Пекин, наш капитан Сергей Артюхин сломал ногу. Буквально за неделю Чугошвили тогда оформили белорусское гражданство и повезли бороться. Сосо не подвел, сумел завоевать лицензию, в решающей схватке победив совсем уж огромного двухметрового китайца. А потом еще и «бронзу» чемпионата Европы взял. В общем, заявил о себе во весь голос.В Пекин, правда, белорусский грузин не попал, но после Игр, когда Артюхин со спортом завязал, стал в своем весе первым номером сборной. Настолько первым, что за ним сегодня вообще никого не просматривается, и готовиться к турнирам Чугошвили необычайно сложно — нет спарринг–партнера.Однако время пролетело быстро, и настал час очередного отбора — на сей раз на Олимпиаду в Лондоне. В начале сентября на первенстве мира в Стамбуле Чугошвили попробует повторить то, что сделал четыре года назад. На сей раз — для себя. Потому что участвовать в Олимпийских играх — мечта каждого уважающего себя спортсмена.

Что ты помнишь о своем грузинском детстве?
Мало. Я в Телави родился — это центр Кахетинского региона. Небольшой городок. Отец работал на фуре, а я ходил на карате. Так, ради интереса. В школе маленький был, совсем неспортивный. Лет в 15 только вымахал.

А как в Минске оказался?
Отец переехал — и мы за ним. Мне 8 лет тогда было. Потом, правда, я опять на время в Телави перебрался, в школе там учился, потому что русского языка вообще не знал, только на грузинском разговаривал. Но быстро выучил, репетитор помог.

Со своими белорусскими сверстниками общий язык быстро нашел?
Мы в Гатово поселились. В поселке недалеко от Минска. 20 минут на машине — и ты в столице. Удобно. Мне нравится, хороший район. Думаю, там и останусь, не хочу в город. Неспокойный район, говоришь? Не знаю, по–моему нормально. Раньше, когда маленький был, может, и были какие стычки. А сейчас все слушаются, уважают.


Я смотрю на этого огромного, но добродушного с виду парня, который своими габаритами вытеснил даже воздух из моего кабинета, и согласно киваю в такт его словам: еще бы, попробуй не уважь! Сосо рассказывает, как пришел в борьбу, на русском он говорит без акцента, но забавно расставляет слова. Его глаза загораются.

В борьбу? Меня друг отдал. Я понятия о борьбе не имел, ни разу не видел даже, просто с ним за компанию в зал пошел. На тракторном заводе. Ощущения? На силу боролся. Но тренер на меня сразу внимание обратил. Мне 16 лет было и при этом 110 килограммов веса. А через неделю я уже выиграл первенство города.

Культуризмом не занимался? С такими бицепсами можно звание «Мистер Олимпия» выиграть.
Если начинаю качаться, вес растет. Во мне сейчас 125 кг, а допуск в весовую категорию — до 120. Придется сбрасывать. 5 кило — это нормально. На сбор заезжаю и где–то за две недели начинаю гонять вес. В день граммов по 300 — 400. Дело привычное.


У Сосо — гены. Его отец — тоже мужчина фактурный. И младший брат Георгий природную силу впитал: 18 лет, а за плечами уже 115 килограммов. Он борется сегодня за белорусских юниоров, а Иосиф за развитием карьеры младшего брата следит пристально. «Отличный спарринг–партнер подрастает», — уверяет он. Связь с Грузией Сосо не прервал: там, говорит, родня, но бороться буду за Беларусь — она меня вырастила. Каждый год он едет в родной Телави. Собирается и ныне — после сентябрьского чемпионата мира.

Очень хочу олимпийскую лицензию завоевать. Я все забросил, только тренируюсь и сплю, никуда не хожу. Ни разу на Олимпиаде не был, говорят, что это особое, ни с чем не сравнимое соревнование, где победить может каждый, даже самый неизвестный спортсмен. Очень много зависит от психологической подготовки.

И как у тебя с этим компонентом?
Не знаю. Вообще–то, если сильно на голову не садятся, то я спокойный. Перед схваткой обычно не волнуюсь, нервы у меня крепкие. Мне главное, когда взвесился, поесть хорошо — и все.

Кого считаешь своими главными конкурентами?
Конкуренты? Их очень много: из Турции, Азербайджана, Армении, Кубы, России... Хасан Бароев, например. Он по турнирам особо не ездит, готовится индивидуально, но всегда в числе главных фаворитов. Я ему в апреле на чемпионате Европы в Германии проиграл: два периода по 0:1. Сейчас правила такие, что многое решает жребий.

Коронный прием у тебя имеется?
Я качу. Все про это знают и выстраивают защиту. А я все равно качу, на силу ломаю.

Тебе приходилось применять свою силу в неспортивной жизни?
Вне борцовского ковра я стараюсь вообще никого не трогать.


Сосо — не из числа разговорчивых парней. Бывают такие, что вопрос задал, диктофон включил, и он тебе «поливает» с полчаса о том, как космические корабли бороздят. А Чугошвили сразу предупредил: я рассказчик небольшой — задавай вопросы, буду отвечать. И отвечал честно.

Как же ты к соревнованиям готовишься, если у тебя спарринг–партнера хорошего нет? С кем борешься на тренировках?
С кем борюсь? Сам с собой. Что я могу поделать? Я хочу, чтобы меня на ковре мучили, хочу расти, а пока мучаю я.

У «вольника» Алексея Шемарова те же трудности. Так он перед первенством Европы на Северный Кавказ выезжал готовиться.
У меня такой возможности нет. Хотя это не так дорого, долларов 800, думаю, максимум 1.000. Но тренеры не видят пока в этом необходимости, наверное. Мы, кстати, с Шемаровым на сборах иногда вместе тренируемся, но вольная и греко–римская борьба слишком разные, чтобы можно было говорить о полноценной пользе таких спаррингов. Наша борьба — тяжелая, а в вольной «в ноги можно ходить», мне кажется, там легче. А в жизни легко никогда не бывает, и мне все трудом давалось. Сам все пробивал, никто никогда не помогал.


Не был бы Сосо грузином, если бы не любил шашлыки. А вот вино не пьет. Вообще. Адепт здорового образа жизни. И это, несмотря на то, что кахетинские вина известны во всем мире. На родине Чугошвили их производят около 70 марок, среди которых известные всему миру «Киндзмараули», «Саперави», «Цинандали»...

Ни красного, ни белого — никакого. Не курю. И тяги такой никогда не было. Я по–другому расслабляюсь. Как? По–разному.


Девушки, кстати, у него пока нет. «Ты напиши об этом», — просит он и улыбается. Хотя по всему заметно, что Сосо — знатный ловелас. Только вышли из редакции, чтобы сфотографироваться, как он тут же попытался закадрить проходящую мимо блондинку: «Девушка, давайте к нам!»

Миша Семенов, мой друг, недавно женился. На свадьбе у него гулял. Гостем. Свидетелем на таких мероприятиях я не люблю быть, теряюсь. Но сам пока не собираюсь, рано мне еще...


С понедельника о девушках Иосиф Чугошвили больше не думает. Сборная Беларуси по греко–римской борьбе заехала на сбор в Стайки и перешла на военный режим: теперь только тренировки, борьба, борьба и снова тренировки. Совсем скоро — чемпионат мира, где будут распределены путевки в Лондон. А Сосо на Олимпиаде еще ни разу не был.



Комментарии (0)