2016-04-12 10:50:10
Дайджест

Закрылся от всех. После теракта в метро Василий Каптюх не научился жить без сына

Закрылся от всех. После теракта в метро Василий Каптюх не научился жить без сынаЯ ведь спортсмен. В спорте – всю жизнь. Страничка даже про меня в Википедии есть. Так вот раньше "забиваешь" меня в поисковик и видишь: спортсмен такой-то, завоевал то -то, достиг того-то. Но после смерти сына в моей жизни поменялось все. Капитально.

Жить полноценно без него я так и не научился. Прошлое мое как будто исчезло. Я ассоциируюсь теперь с терактом, да и в душе у меня, если честно, только это. Поверить, что сына нет уже пять лет, я не могу до конца и сегодня. До сих пор не могу понять, как можно было средь бела дня пронести бомбу в метро. Слезы наворачиваются на глаза каждый день.

В 2011-м Роме был всего 21 год. Его жизнь только начиналась. И я тогда совсем не о том думал. Я уже внуков хотел. И тут этот взрыв…

У нас с сыном была какая-то сильная связь. Может, потому, что я много вложил в его воспитание, учил его быть настоящим мужчиной. И он был таким.

Например, Рома не умел врать. Он учился тогда в торговом колледже. Но быстро разочаровался, потому что их учили, по мнению Ромы, «втюхивать» людям товар и говорить, какой он хороший, хотя на самом деле это был плохой товар.

В тот день — 11 апреля — он как раз ехал забирать из колледжа документы. И погиб.

Роман Каптюх
Рома

Рома похоронен в Колодищах. Мне знакомые говорили, мол, я же чемпион, мог бы выбить Роме место и на минском кладбище. Но я не ставил себе такую цель. Сейчас к нему на кладбище я езжу очень редко. Наверное, это к лучшему. Если бы его в Минске похоронили, я бы там на его могиле и полег бы. Жил бы там.

Удивительно: мне сейчас только 48. Но за эти пять лет я так сильно состарился, что ощущаю себя в коллективе с 75-летними на одинаковом уровне. Какой -то резкий провал в старость. Знаю, что жить – надо, а как жить – не знаю.

– Помню, когда моего отца не стало, я два месяца спать не мог. Это 2004-й был, олимпийский год.

Тоже было тяжело, но было и осознание того, что в принципе это естественный процесс — когда дети хоронят родителей. А когда родители хоронят своих детей – это я принять не могу.

Поэтому одной из главных тем, которыми я интересовался все эти годы, было то, как родители переживают смерть своих детей.

Василий Каптюх
Василий Каптюх во время выступления на Олимпийских играх-2004 в Афинах.

Думаю иногда и о том, как там родители Коновалова? Ковалева? Научились ли жить по -новому?

Вот как после такого найти новую колею жизни?

Ответа я так и не нашел. И где-то застрял, сам не знаю, где.


Любовь Ковалева в ожидании приговора суда для сына Владислава Ковалева, обвиненного в соучастии при организации теракта. Впоследствии Владислава Ковалева расстреляли.

Меня перестали интересовать материальные ценности в принципе. Раньше я мог то там подработать, то там. Цели были в жизни. С друзьями встречался, рыбалка, все такое. Сейчас я закрылся. Мне звонят, пишут, спрашивают, куда я пропал. А я сам не знаю, куда я пропал.

С того 11 апреля я так и не могу себя заставить даже по телефону людям звонить. Потому что последний раз, когда я активно пытался дозвониться человеку – своему сыну – он был уже мертвый. Я помню эти гудки.

И теперь осталось это ощущение, что если я звоню, а человек не берет трубку, то с ним что-то случилось. С этим внутренним страхом ничего не могу сделать. Если мне звонят – тогда я отвечаю. А сам звонить не могу.


На фото — Рома и его младшая сестра, дочь Василия, Алена. Теперь Алена уже не помнит, как выглядел брат.

Самым тяжелым был первый год без Ромы. Я думал бросить все. Думал, может, уехать из страны. Бывало, крышу вообще сносило. Просто не хотелось жить. Утром просыпался и думал: «А зачем я проснулся?»

Тогда же были такие моменты, когда мне на страницу «Вконтакте» писали какие-то люди и доказывали, что это не мой сын погиб, что это провокация. Я сына похоронил, а они мне доказывают, что я лох, поддался на провокацию.

Первое время я ходил к психологам, к психотерапевтам, к батюшке… Но мысли, зачем я проснулся, знаете, бывают и сейчас. Мне надо куда -то деваться. Время идет, но мне все так же нужна психологическая помощь. Осталось у меня сожаление, что я почти не видел, как вырос мой сын. В 2008 году я закончил выступать и много думал о том, что хочу с сыном проводить больше времени. У меня ведь работа такая, что я дома почти никогда не бывал…

Когда -то я объехал почти весь мир. А пять последних лет, если езжу, то по республике. Путешествую я сейчас в основном по страницам людей в Instagram, и мне этого хватает. Сам тоже фотографии публикую. Огурцы, тыквы, цветочки, погода, дерево. Мне нравится фотографировать еще с детских лет, когда у меня был фотоаппарат «Смена-8».

Деньги действительно не самое главное теперь для меня. Хотя для жизни они нужны. Телевизор вот сломался – нужно чинить. А он так и стоит, сломанный.

Машину тоже надо содержать… Но зачем она мне? У меня сегодня маршрут простой: дом – работа – дом. Живу в Уручье, езжу с утра в манеж на Калиновского на Ромкином велосипеде, потом обратно. Раньше Рома на этом велосипеде ездил, а вот теперь я…

Василий Каптюх

Предлагали мне работу за границей, довольно высокооплачиваемую. Я отказался. И мне многие говорили: «Дурак!» Раньше, знаете, наверное, поехал бы. Но остался в Беларуси, с маленькой зарплатой. И меня нисколько не пугает такая игра на выживание. Что мне нужно? За квартиру заплатить, да и все. А что там поесть, меня даже это не сильно волнует.


Люди несут цветы и свечи ко входу на ст.м. «Октябрьская» в память погибшим во время теракта 11 апреля 2011 года. В результате трагедии тогда погибли 15 человек. Еще около 400 получили ранения различной степени тяжести.

И почему так сильно рубануло? Ведь у меня у самого были раньше ситуации на грани жизни и смерти. Три раза! Сначала на стройке как-то плита упала, меня чуть не пришибло. А потом два раза в самолете: один раз летел из Америки в Ирландию, шасси замерзло, не могли долго приземлиться, а потом как-то из Москвы летел, и иллюминатор треснул. Самолет тогда заглох на ходу, на винтах летел.

Я тогда еще понял, что все мы под богом ходим, что смерть рядом на самом деле. Страшно в жизни уже было. Но такого шока длиной в пять лет у меня не было. Может, потому, что за себя я никогда не боялся и не боюсь. Даже когда случился теракт, то я поехал к психотерапевту в Новинки, в первую очередь, чтобы не себя спасать, а совета спросить: как маленькой дочери объяснить, что ее братика больше нет? Аленке тогда 3 года было. Сейчас она уже и не помнит, как Рома выглядел… Но что с ним случилось, — это мы ей все рассказали.

Планы строить пока сложно. Мечтаю, чтобы семья снова была крепкая.
После трагедии с женой мы тоже как-то отдалились друг от друга.

Хорошо, что у меня есть моя тренерская работа… Есть люди, за которых я ответственен. Я тренирую детей от 13 до 20 лет в Республиканском центре олимпийской подготовки по легкой атлетике. Новичков в основном.

Василий Каптюх
Василий Каптюх в Республиканском центре олимпийской подготовки по легкой атлетике в ожидании учеников, которые вот-вот должны прийти на занятия.

Хочется найти продолжение своих успехов. Положительных эмоций в моей жизни нет, но, когда мои ученики показывают результат, я радуюсь. В этом году один мой ученик стал 4-м на чемпионате мира по метанию диска в Колумбии. Еще в этом году мне присвоили звание лучшего тренера среди юношей. Это придало уверенности.

Но депрессия меня сопровождает постоянно. Раньше, если слышал новость, что теракт где-то или война – казалось, это где-то далеко, а моя жизнь продолжается. За это время терактов уже случилось много. В Париже теракт, в Египте, когда самолет с пассажирами подбили… Каждая такая новость – и меня подрубает снова.

А люди вокруг, смотрю, продолжают жить, смеяться. Я уже так не могу. Я знаю, что кому-то в эти минуты очень тяжело, и просто радоваться жизни дальше уже не получается.



Комментарии (16)