2009-06-30 15:01:45
Официально

Откат от славных дел. Александр Григоров: Крупных завалов не было...

Откат от славных дел. Александр Григоров: Крупных завалов не было...

Весть, что Александр Григоров отправлен в отставку с поста министра спорта и туризма, не стала неожиданной. Она бродила в спортивных кругах, пожалуй, последние года два. Уже сами разговоры об этом — не в пользу Александра Владимировича. И все же его увольнение можно трактовать двояко: либо не справился с нарастающими проблемами и многочисленными скандалами в отрасли, либо отправлен на пенсию по возрасту.




60 ему исполнилось в прошлом году. Возраст, однако, не таков, чтобы списывать опытного спортивного чиновника на берег. Прежде чем вынести суждение, давайте кое-что вспомним.


Шестой


После безвременной кончины в конце 1996-го Владимира Рыженкова, почти десятилетие стоявшего во главе белорусского спорта, в кресле министра побывали пятеро. Владимир Макейчик за год работы не запомнился ничем. Немногим больше провел в ранге главы ведомства Николай Ананьев, не сумевший найти общего языка с замами — Сергеем Тетериным и Александром Григоровым, которые в кулуарных схватках оказались сильнее.


Его преемник Евгений Ворсин, продержавшийся дольше всех — около четырех лет, выделялся компетентностью и доброжелательностью, но в решении острых вопросов нередко полагался на зама Александра Григорова. Трио Ворсин — Алексеенко — Григоров было уволено на финише 2002-го. Вероятно, президенту надоели финансовые скандалы национального масштаба (гандбол, футбол, художественная гимнастика) и допинговые проколы на Олимпиадах в Сиднее и Солт-Лейк-Сити, а также удаление шефа белорусской миссии с зимних Игр-2002.


Генерал Юрий Сиваков взошел на спортивный трон с танковым дипломом и милицейским опытом на исходе января 2003-го. Он долго вникал в специфику незнакомой ему отрасли. Боязнь прослыть дилетантом, о которой он сам упоминал, удержала его от многих непродуманных решений. Он предусмотрительно наладил бумажную оборону из рапортов и докладных. Это не способствовало прогрессу, но и не сильно тормозило, потому “свои” пятнадцать медалей Беларусь в Афинах собрала. Однако поскольку изначально ставилось целью достичь 25-медального потолка, через два с половиной года на смену Сивакову пришел Григоров. Он практически повторил достижение Ворсина: до министерского четырехлетия ему не хватило десяти дней.


Назначая Григорова, 6 июля 2005 года президент Александр Лукашенко подчеркнул: “Я недоволен ситуацией в спорте. При всех положительных моментах это — не наш уровень. Мы можем больше”. По его словам, советская система, которая была разрушена, до сих пор не восстановлена. “Не все кадры нам удалось направить в одно русло, объединить, чтобы они восстановили эту систему”.


Президент напомнил, что спорт — это еще и “большая политика”. “Когда на Олимпийских играх поднимается флаг нашей страны, когда на высшую ступень пьедестала почета восходит представитель Беларуси, эти кадры разносятся по всему миру, и ни один дипломат, ни один МИД не в состоянии сделать больше, чем спортсмен”. Он назвал спорт “одним из направлений прорыва” для Беларуси. Обращаясь к назначенцу, президент тогда заметил: “Я вам даю шанс проявить себя второй раз — времени до пекинской Олимпиады осталось не много. Спортсмены, которых можно вывести на приличный уровень, тоже есть. Не надо забывать также, что еще предстоит зимняя Олимпиада в Турине…”. Лукашенко призвал Григорова выстроить в стране единую вертикаль в системе подготовки спортсменов, органично увязав с ней частные спортивные клубы, укрепив взаимодействие с федерациями видов спорта. Глава государства поручил Григорову “мобилизовать все и вся” для успешного выступления на этих Играх. При этом президент отметил, что дает министру полную свободу принимать решения для улучшения ситуации в белорусском спорте.


На пути к вершине


Уроженец Барановичей, выпускник 57-й минской средней школы, Александр Григоров окончил столичный институт физкультуры и первое время работал тренером на селе. Затем стал инструктором ДСО “Урожай” и в течение полутора десятилетий планомерно поднимался по карьерно-спортивной лестнице. Во второй половине 80-х он достиг должности зампреда Белсовета ФСО профсоюзов. Начиная с 1987-го девять лет возглавлял республиканский физкультурно-спортивный клуб “Спорт”. В 1996-м Григоров с подачи Владимира Рыженкова был назначен заместителем министра спорта и туризма и стал курировать большой спорт.


Энергичный, напористый, тонко подбиравший тональности в зависимости от собеседников, Александр Владимирович выделялся организаторским талантом и нечасто встречающимся в верхах умением иногда идти на компромиссы. Вероятно, эти качества позволили ему сохранять высокую должность без малого семь лет. Он пережил трех министров и ушел в отставку вместе с четвертым.


Особенно деятельным выдался последний отрезок. Треугольник Ворсин — Алексеенко — Григоров выглядел монолитной командой. Хотя номинально Григоров числился вторым замом, нередко он затмевал и министра Евгения Ворсина, и первого зама Геннадия Алексеенко. Коммуникабельность Александра Владимировича и продолжительная работа на “верхних этажах” помогали ему результативно решать административно-финансовые вопросы в различных ведомствах. Казалось, для него не существует нерешаемых проблем. Он успешно руководил оргкомитетами проводимых в Минске чемпионатов Европы по борьбе и боксу, Кубка мира по дзюдо, турниров Гран-при по вольной борьбе, фехтованию, художественной гимнастике...


Компетентность, привычка читать спортивную прессу и пребывать в центре общественного внимания помогали Григорову легко держаться на пресс-конференциях и устанавливать доброжелательные отношения с представителями СМИ. До поры до времени он не делил их на государственные и частные. Может быть, потому, что по вечерам подрабатывал тренером по кикбоксингу. А этот вид спорта — неолимпийский, выживавший за счет коммерческой основы. Вероятно, именно работая в спортзале он научился держать удар. Это умение особенно пригодилось, когда он оказался в опале...


Впрочем, и наносить удары он тоже умел. Его противостояние с Николаем Ананьевым стало притчей во языцех. Личные амбиции захлестывали высокопоставленных функционеров и причинили серьезный урон белорусскому спорту.


В первом раунде, в 1999-м, Григоров и Тетерин отправили оппонента в нокдаун: Ананьева уволили с министерской должности, и он угодил под следствие.


А в марте 2001-го Григоров при поддержке Алексеенко устроил форменный переворот в Белорусской федерации баскетбола и фактически вынудил Ананьева уступить руководство полковнику КГБ Льву Пименову.


Опала


На перемычке тысячелетий ведомство, в котором Григоров отвечал за самую рейтинговую сферу — спорт высших достижений, потрясла серия ЧП, причем именно в его епархии. Все они были замешены на финансовых махинациях: гандболистам национальной и футболистам молодежной сборных подчиненные Григорова подсовывали на подпись платежные ведомости без проставленных сумм, а у серебряных медалисток Сиднея по художественной гимнастике руководство сборной вымогало по 10 процентов государственных призовых. На той же сиднейской Олимпиаде допинг-тест провалил молотобоец Вадим Девятовский, причем там шефом олимпийской миссии был именно Григоров.


Первый удар грома (или гонга?) прозвучал для Александра Владимировича в канун зимних Игр в Солт-Лейк-Сити. За десять дней до вылета в США президент НОКа отстранил замминистра спорта от руководства белорусской олимпийской миссией.


Бронзу фристайлиста Алексея Гришина и сенсационный успех хоккейной дружины, побившей шведов и вошедшей в квартет сильнейших, как минимум уравновесили допинговый прокол шорт-трековички Юлии Павлович и бегство из команды прыгуна с трамплина Андрея Лысовца.


В конце 2002 года вспыхнул скандал, связанный с проведением отчетно-выборной конференции Белорусской федерации футбола, которая неоднократно откладывалась. Его подогрел конфликт в Белорусской федерации легкой атлетики, где также были допущены серьезные нарушения на стадии предвыборной кампании. Под их грузом и ее пришлось перенести.


Видимо, Григоров, игравший в руководящем трио роль эдакого “энерджайзера”, в какой-то момент решил, что ему все подвластно, увлекся кабинетными играми и потерял контроль над ситуацией. К окончанию 2002 года множество нарушений в Минспорта — финансовых, допинговых, организационных — достигло критической отметки, и президент отправил триумвират в отставку.


Теперь уже Ананьев вернулся в руководящий ареопаг в должности вице-президента НОКа и помощника главы государства. Новая схватка оппонентов завершилась убедительным реваншем Ананьева. Таким образом, счет в гипотетическом противостоянии сравнялся.


Став рядовым чиновником исполкома СНГ, Александр Владимирович приложил немало усилий, чтобы не исчезнуть со спортивного небосклона, как, например, это случилось с экс-министром Ворсиным. Еще будучи замминистра, Григоров вытеснил из кресла председателя федерации бокса олимпийского чемпиона Вячеслава Яновского. После изгнания из Минспорта бокс стал для отставного зама едва ли не главным средством реабилитации. Используя годами наработанные связи, он организовал несколько громких акций, в частности матч сборных Беларуси и Франции в помещении столичного цирка, ответное турне белорусов, и постоянно стремился обеспечить национальную команду спарринг-партнерами. Еще пребывая на Кирова, 8, Григоров наладил приток боксеров из-за пределов Беларуси. Так у нас появились Бато-Мунко Ванкеев, Хаважи Хацыгов, Вазген Сафарьянц, Магомед Арипгаджиев, Магомед Нурудинов, Рамазан Магомедов… Талантливые парни, получив возможность выхода на международную арену, завоевали для Беларуси медали европейской, мировой и даже олимпийской чеканки. С их успехами совпал прогресс витебского самородка Виктора Зуева.


Когда Арипгаджиев и Зуев вернулись из Афин с серебром, акции Григорова резко пошли вверх: уже в ноябре 2004-го Олимпийское собрание вернуло председателя БАБ в состав исполкома белорусского НОКа. В то же время президент был явно недоволен итогами афинских Игр — и качеством медалей (всего два золота), и их количеством (15). Александр Лукашенко, внимательно наблюдающий за мировой спортивной конъюнктурой, наверняка и сам понимал, что 25 наград для нашей команды неподъ- емны, но на 20, скорее всего, рассчитывал. Ведь в далеком Сиднее, на другом краю света, добыли 17.


За неудачу ответил Ананьев, потерявший должности помощника президента и первого вице-президента НОКа. Ему на смену пришел Алексеенко. Зашаталось кресло и под министром спорта Сиваковым. Разговоры о его замене упорно циркулировали несколько месяцев, а в качестве основного кандидата на ротацию, вероятно с подачи Алексеенко, стали называть Григорова. Но, похоже, президенту не хотелось возвращаться к кандидатуре отставного зама, имя которого ассоциировалось с множеством скандалов. Вопрос провисел в воздухе еще более полугода. В этот период Сиваков не смог найти убедительных аргументов в свою пользу, и 6 июля 2005 года указ о назначении Григорова министром спорта был подписан.


Президент сразу наделил назначенца “самыми широкими полномочиями”. Очень скоро всем стало понятно, что это значит.


Месть


Возможно, “самые широкие полномочия” сыграли не последнюю роль в решении ВАКа от 21 декабря 2005 года присвоить Григорову Александру Владимировичу звание доцента Белорусского государственного аграрного технического университета в номинации “Педагогика”. Хотя вполне вероятно и совпадение во времени: кто сказал, что министр не может стать доцентом?


Снова войдя в реку власти, да еще в новом качестве, Григоров, словно боксер (или кикбоксер), бросился яростно добивать “поплывшего” визави: последовала серия атак на РГУОР, директором которого был Ананьев. Александр Владимирович не успокоился до тех пор, пока вовсе не убрал Николая Константиновича из системы Минспорта.


Ощутила на себе недоброжелательность высших спортивных чиновников председатель Союза спортсменов Беларуси заслуженный мастер спорта Мария Иткина, осмелившаяся критиковать их на отчетно-выборной конференции федерации легкой атлетики.


Первый замминистра Валерий Хатылев без видимых причин был понижен до ранга советника, а затем с ним не продлили контракт — потому что слишком много знал?


Чтобы уволить директора РЦОПа по легкой атлетике Леонида Михайловского, его центр лишили целевого финансирования, предназначенного для обновления и ремонта стадиона.


Самое время напомнить слова, сказанные Григоровым при представлении его работникам Мин- спорта в качестве главы ведомства: “С завтрашнего дня — нормальные человеческие трудовые отношения, носящие принципиальный характер. Есть выполнение — спасибо, нет — извините, буду требовать. Объективность в оценке труда каждого работника гарантирую, дисциплину надо поднять. Я часто бывал здесь и вижу отношение многих к делу. Рабочий день начну в 8 утра с изучения плана работы коллегий министерства, в 9 — совещание по центру конного спорта для обсуждения выполнения поручений главы государства. Выполнение поручений президента и правительства мы будем осуществлять любой ценой, это я вам гарантирую”…


Григоров действительно доказал, что для него не существует никаких барьеров, когда он преследует некоторые цели. Однако с поручениями президента и правительства целеустремленность министра очень часто не имела ничего общего.


В частности, это проявилось в отношении к “Прессболу”, самому тиражному спортивному изданию Беларуси.


Отбросив прежние вериги, мы приветствовали приход Григорова в министерский кабинет: надеялись, что возобладают профессионализм и жизненный опыт. Однако эйфория длилась недолго. Очень скоро выяснилось, что, став главой социально значимой отрасли, Александр Владимирович утратил терпимость к критике, к иному, нежели министерский, взгляду на вещи.


Мы же привычно следовали фактам, которые свидетельствовали о казнокрадстве, нерациональном использовании или разбазаривании бюджетных средств, о массовом завозе легионеров, об участившихся допинговых проколах белорусских спортсменов, о безобразной работе по подготовке резерва, дряхлеющей или не отвечающей требованиям времени материально-технической базе, а то и об отсутствии таковой.


К сожалению, критические выступления “ПБ” вызывали у министра спорта негативную реакцию, обернувшуюся в итоге откровенной местью. Сначала “ПБ” перестали приглашать на минспортовские мероприятия, проводимые с участием СМИ. Затем министр вместе с вице-президентом НОКа Алексеенко принял активное участие в грязной кампании, итогом которой стало лишение “Прессбола” аккредитации на пекинской Олимпиаде.


И Григоров, и его зам Дмитрий Шичко в нарушение белорусского законодательства отдавали устные рапоряжения не общаться с журналистами нашей газеты. Прямо как у Юлиана Семенова: “Была только устная директива Шеленберга”. Тем самым попирались конституционные права наших соотечественников на получение достоверной инфомации.


Спортопровод


В одном из интервью по поводу нынешнего увольнения Григоров так подвел итоги четырехлетней работы в ранге министра спорта: “Крупных завалов не было”. Что же, его право так считать. У нас на этот счет прямо противоположное мнение...


На зимних Играх в Турине белорусы ограничились серебряной медалью фристайлиста Дмитрия Дащинского. Однако главное вовсе не в этом. Из 28 олимпийцев, представлявших Беларусь в Италии, 11 прибыли к нам из России и Украины. Чуть не полсостава!


Покрутились и вернулись восвояси заезжие гастролеры — фигуристка Юлия Солдатова, лыжники Роман Виролайнен, Светлана Нагейкина, Вера и Наталья Зятиковы, Елена Калугина, биатлонистки Елена Хрусталева, Лилия Ефремова, Наталья Огурцова, Наталья Соколова и другие менее известные их коллеги. Биатлонную команду вообще превратили в “проходной двор”.


Гигантские бюджетные средства ушли не на поиск и воспитание собственных звезд, а на привлечение спортсменов, ставших ненужными в странах-соседях. В летних видах спорта этот список гораздо обширнее — лидируют возглавляемый Григоровым бокс и вольная борьба. Министерство спорта наладило целую индустрию завоза спортсменов с востока. Так называемый “спортопровод”, главный принцип которого “На тебе, боже, что мне негоже”. Процесс порочный и совсем не безобидный!


Стратегия Минспорта постепенно превращает Беларусь в спортивный филиал “старшего брата”.


Прежде нас уверяли, что приглашают одного-двух спортсменов для точечного усиления национальных команд. Теперь ширма отброшена, нас убеждают, что это якобы самостоятельный выбор атлетов соседних государств, который объясняется привлекательностью нашей страны для жизни и занятий спортом. В подавляющем большинстве случаев это беспардонная ложь.


Нынче Григоров сетует, что вот, мол, не удалось увеличить оплату труда детских тренеров. Эти средства как раз и проглотили варяги, они продолжают их пожирать.


Есть ведь и другой список, свидетельствующий, что многие белорусы принимают иностранное гражданство: Игорь Грищук, Лилия Малая (оба — баскетбол), Андрей Климовец, Сергей Рутенко, Геннадий Халепо, Светлана и Андрей Миневские (все — гандбол), Дмитрий Марков, Дмитрий Валюкевич (оба — легкая атлетика), Елена Попченко, Анна Щерба (обе — плавание), Артем Милевский (футбол), Евгений Грибко (хоккей), Лолита Евглевская (пулевая стрельба). Сейчас по этому пути движется талантливая бадминтонистка Ольга Конон. Они, видать, с бывшим министром не согласны.


Неспособность вырастить доморощенных чемпионов и удержать тех, кто уже многого добился, на мой взгляд, и есть завал — завал подготовки качественного резерва, без которого остались сейчас самые медалеемкие олимпийские дисциплины — легкая атлетика и плавание, а также бокс, борьба, спортивная гимнастика, фехтование, биатлон и еще много видов. И выправлять ситуацию придется долгие годы.


Допинг как хлеб насущный


С пекинской Олимпиадой и вовсе вышла странная история: она завершилась десять месяцев назад, а мы все еще не знаем, сколько медалей там завоевали — 19 или 17? История Ивана Тихона и Вадима Девятовского держит в напряжении всю Беларусь. Все все понимают, но желают землякам удачи! Если при заборе их допинг-проб были процедурные нарушения и есть шанс выиграть процесс в Спортивном арбитражном суде Лозанны, значит, атлеты продолжат спортивную карьеру.


Однако даже успешный для молотобойцев исход дела не изменит тенденцию, обретшую силуэт закономерности: в последние годы белорусские спортсмены выбились в лидеры по употреблению допинга. Легкоатлеты только за прошлый год дали шесть положительных проб, тяжелоатлеты за полтора года — пять.


Говорить о предвзятости международных антидопинговых служб не приходится, ибо истинные масштабы использования запрещенных препаратов могут сразить наповал.


Григорову следует поставить в вину вялую организаторскую работу по созданию национальной антидопинговой лаборатории. Указ об ее учреждении, ставший лебединой песней Сивакова в роли министра, вышел четыре года назад. Но лишь нынешней весной она как будто заработала всерьез.


Увы, Минспорта до сих пор не организовал действенную антидопинговую учебу и пропаганду. В среде тренеров и спортсменов бытует мнение, что добиться спортивных высот можно только обманом. Передовые спортивные технологии остаются для белорусов тайной за семью печатями. Отсюда — и повальное увлечение допингом. Между тем у нас есть выдающийся пример, достойный подражания. В гребле на байдарках и каноэ главному тренеру Владимиру Шантаровичу удалось поставить процесс воспитания суперзвезд на научную основу. Три олимпийские медали, в том числе два золота, россыпи наград чемпионатов мира и континента — свидетельство эффективности системы Шантаровича. Пока не приходилось слышать, чтобы кто-либо еще пошел по этому пути.


Зато новые подозрительные факты налицо. Попытка сделать гласным допинг-контроль на зимнем чемпионате страны по легкой атлетике, судя по всему, привела в ужас самого инициатора акции — директора НАДА Николая Кручинского. По итогам проверки один спортсмен дисквалифицирован, еще восемь проб загадочным образом исчезли. Трудно поверить, что Григоров об этом не знает. Если же это так, то как же поставлена в Минспорта система информации?


Грязные руки


Финансовые скандалы, сопровождавшие работу Григорова в пору, когда он был замом, участились в его бытность лидером отрасли.


В биатлоне прогремел тренер Николай Захаров, использовавший при покупке лыжного снаряжения двойную бухгалтерию. Сейчас он скрывается от следственных органов за границей.


Не исключено, к двойной бухгалтерии причастен и теперь уже бывший гостренер по гребле на байдарках и каноэ Виктор Ренейский. Во всяком случае, он отверг предложение “ПБ” объяснить на наших страницах публичные обвинения в его адрес.


В таэквондо отличилась старший тренер Юлия Суховицкая, а в каратэ — главный тренер Сергей Шелюта, использовавшие различные схемы выманивания денежных средств у юных спортсменов. Суховицкую уволили, а история с Шелютой пока не завершена.


Главный тренер национальной команды по легкой атлетике Анатолий Бадуев и его коллеги ухитрились получить премиальные за спортсменку, дисквалифицированную на Кубке Европы-2008, а потом вроде бы “забыли” их вернуть.


В команде по современному пятиборью восстали спортсмены, возмущенные тем, что главный тренер Рогов беззастенчиво лоббирует интересы своих учеников и далеко не всегда пребывает в боевой форме.


Олимпиада в Пекине наглядно продемонстрировала, что около миллиона долларов, потраченных на покупку лошадей, были фактически выброшены на ветер: наши всадники заняли места в четвертом и шестом десятках итоговых протоколов.


Все рекорды побил Александр Бондарь, бывший руководитель федерации баскетбола, Академии физвоспитания и НИИ физкультуры и спорта. Он то выписывал себе премии размером в 26 должностных окладов в Международный день защиты детей, то получал зарплату десятками миллионов рублей. После публикаций в “ПБ” Бондарь был вынужден уволиться “по собственному желанию”. В декабре прошлого года его арестовали и поместили в следственный изолятор.


Заметим, именно Григоров неоднократно выдвигал Бондаря на названные руководящие посты, невзирая на то что тот постоянно прокалывался. С чего бы такой альтруизм?


Об обращениях граждан


Так уж случилось, что несколько раз пришлось фактически выполнять за Григорова его работу. К примеру, в Витебске местные тренеры по легкой атлетике, пройдя все инстанции, в том числе Минспорта, но не получив ни помощи, ни ответа, обратились в “ПБ”. Недостатки, о которых мы написали, проверила комиссия, посланная президентом, после чего ЦСК “Витебский” наконец достроили. В том же Витебске сегодня бьют тревогу игровики, потерявшие зал, принадлежавший заводу “ВитЭН”.


Ждет развязки ситуация, изложенная в письме барановичских специалистов физкультуры и спорта. Люди так и не получили ответа от высоких спортивных начальников — Григорова и Алексеенко. Между тем местная материально-техническая база отрасли не отвечает масштабам и значению 170-тысячного города, а отношение спортивного руководства к делу и подчиненным давно вызывает возмущение людей.


Пожалуй, наиболее характерной для всего министерского периода Григорова оказалась история, случившаяся в национальной команде по греко-римской борьбе в ноябре-декабре 2007-го. Она всколыхнула всю спортивную общественность.


Бывший борец, а ныне руководитель фирмы “Трайпл” Юрий Чиж решил сменить главного тренера команды, уже имевшей две олимпийские лицензии. Бизнесмен предложил Григорову вместо стоявшего на контракте Валерия Гайдука назначить главным именитого россиянина Геннадия Сапунова. Удивительно, но министр согласился. Без приказа об увольнении одного и назначении другого, но по его распоряжению был организован учебно-тренировочный сбор, которым руководили Сапунов и его помощник Камандар Маджидов, а настоящий главный тренер в это время пребывал в отпуске. Возмущению специалистов не было предела. Они написали письмо в НОК, не получили ответа и обратились в “Прессбол”. Собрался расширенный президиум федерации борьбы, на котором объяснения ситуации Григоровым звучали весьма анекдотично.


“Было предложение привлечь Сапунова к подготовке национальной команды. Я двумя руками “за”. Возникает ситуация: есть главный тренер, так? Так. Есть Сапунов, который готов нам помочь. Но я ему сказал: “Не могу вас взять на работу.” Где-то написано, что он стал главным, старшим... Он на сегодня никто. По штатному расписанию национальной команды он не проходит. И приказа на него нет... Сапунов пожелал посмотреть спортсменов. Я предложил следующий вариант: главный тренер проводит очередной сбор, вы в нем участвуете, просматриваете борцов и по итогам делаете заключение. Я просил Шичко представить Сапунова команде, и пускай начинает работать так, как считает необходимым. Предварительно он пожелал, чтобы ему помогал, опять-таки не отодвигая в сторону главного тренера, Камандар Маджидов, который четко выполняет его указания. Окончательного разговора не было. Но почему-то главный тренер посчитал, что мы его чем-то обидели. Не знаю, чем. Пожалуйста, встаньте на один ковер и работайте вместе. И начались какие-то непонятные движения”.


Выходит, 12-дневный сбор для 40 борцов и десятка тренеров за бюджетные средства проводил “никто”? Если человека нельзя взять на работу, можно ли отдать в его руки национальную команду, не посоветовавшись и даже не побеседовав с главным тренером, и выделить дополнительное финансирование на внеплановый сбор? Это что, частная лавочка, крепостное право или воля рабовладельца?


По словам министра, сбором должен был руководить Гайдук. А проводили-то Сапунов и Маджидов. Как можно не отставлять в сторону главного тренера, если Геннадий Андреевич работает, как считает необходимым, да еще с помощью Камандара Маджидова?!


Все это либо противоречит здравому смыслу, либо является демонстрацией вопиющего непрофессионализма руководителя. Окончательно запутался Александр Владимирович — как неважный слаломист, который проскакивает мимо ворот.


В итоге Григоров вызвал на себя шквальный огонь всех участников противостояния. И Алексеенко, и Медведь, и все остальные настаивали, что министр должен определиться… Еще целых шесть дней Александр Владимирович медлил, вероятно, ориентировался, как воспримут происходящее “наверху”. Наконец решился разрулить созданный своими же руками правовой произвол и объявил о назначении Сапунова главным тренером.


Будущее — за казино


В “отходном” интервью “Белорусским новостям” Григоров сам подвел итог своей деятельности.


С одной стороны: “сделано много полезных дел... Ухожу с чувством выполненного долга...” С другой: “Не все, может, удалось, не все, может, решалось. Крупных завалов по существу не было... нужно решать вопрос пенсионного обеспечения наших спортсменов. В Украине, России, Латвии, Литве эти проблемы решены, у нас что-то тормозится. У нас более 20 центров олимпийской подготовки, олимпийского резерва, но они должны быть полноценными и полнокровными. Нужно постоянно укреплять базы ДЮСШ — за этим будущее. Очень многое зависит, конечно, от стимула, от заработной платы наших специалистов. Мы готовились к тому, чтобы как-то поднять заработную плату, особенно тренерам начального звена, но здесь пока вопрос не решен. Не решены все вопросы допинг-контроля...”


Обратите внимание: по собственному признанию экс-министра, не решены ключевые проблемы: допинг-контроля, полноценной работы ЦОПов и ЦОРов, материальной базы ДЮСШ, пенсионного обеспечения спортсменов и повышения нищенской зарплаты детских тренеров. Недоволен он и работой физкультурно-спортивных клубов. Невольно возникает вопрос: чем же занимался Григоров четыре года?


К плюсам можно отнести лишь “положительное сальдо в сфере туризма”. Негусто, тем более что достижения там мизерные. А уж рассуждения о том, что надо определяться с игорным бизнесом, намекают на некоторый отрыв от действительности. Разве что человек рассуждает о том, что ему близко и знакомо: “Негоже, когда дети или пенсионеры идут, последние крохи, так сказать, отдают и потом от этого страдают... Будущее должно быть за крупными игорными учреждениями: казино, игорными зонами, как в развитых странах”.


Вот и все, что он оставил в наследство преемнику.


Ответьте на вопросы


Как думаете, почему опытнейший функционер, досконально знающий трудовое законодательство, вел себя столь противоречиво в ситуации со сменой главного тренера по греко-римской борьбе?


Почему коррупционные и допинговые скандалы стали в ведомстве Григорова рядовым явлением?


Что можно поставить Григорову в заслугу, а что — в укор?


Стал ли спорт в Беларуси направлением прорыва, как того требовал глава государства?


Вывел ли Григоров белорусский спорт на “наш уровень”?


И, наконец, почему президент сменил министра, вроде бы выполнившего в Пекине поставленную задачу?





Комментарии (0)