2009-07-13 21:40:30
Водные виды

Академическая гребля. Беглые кораблики. Новые загребущие технологии

Академическая гребля. Бе<font color=#999999>г</font>лые кораблики. Новые загребущие технологии

Наш спорт все больше перенимает самые негативные черты бизнеса, пропитывается духом делячества. В угоду собственной выгоде дельцы пренебрегают идеалами воспетого некогда спортивного братства, злоупотребляют доверием тренеров и атлетов. И даже подставляют своих бывших соратников под статью уголовного кодекса. Именно это произошло недавно в академической гребле.




Имидж надежного партнера

50-летний Владимир Романишин хорошо известен в гребных кругах. Заслуженный мастер спорта СССР. Видный, ростом под два метра. Рассказывают, будто во времена Союза набрали в морфлоте экспериментальную группу, и чуть ли не все из этих нескольких десятков молодых моряков стали впоследствии титулованными гребцами. Был в их числе и Романишин. Десять лет входил в состав сборной СССР. Родом с Украины, он с 1988 года, уже будучи чемпионом мира (1985) и триумфатором “Дружбы-84” и Игр доброй воли, стал выступать за Беларусь. В медальный зачет нашей страны пошли победы Владимира в составе двойки и четверки распашной с рулевым на чемпионатах СССР, а также бронза ЧМ-90. На Олимпиаде в Барселоне-92 в экипаже четверки занял шестое место.
Вскоре после этого Романишин завершил выступления, но с миром гребли не попрощался. Деятельный и общительный, он легко налаживал контакты и устанавливал деловые отношения. Создал ОДО “Новые гребные технологии”, предлагающее к продаже прогулочные надувные, рыболовные лодки, катамараны, каяки, каноэ, байдарки, гребные лодки и многое другое.
Владимир Станиславович тесно взаимодействовал с Белорусской федерацией гребли, в 1997 году избирался ее зампредом. Когда в 2005-м ОО “БФГ” возглавил председатель правления Нацбанка Петр Прокопович, в совет федерации вошел и директор “Новых гребных технологий”. В 2002 году Романишин стал руководителем международного общественного объединения “Гребной клуб” (Минск).
Романишин — официальный дилер американской фирмы “Концепт”, снабжал Беларусь тренажерами и веслами ее производства. Обеспечивал водонепроницаемыми секундомерами и приборами “Нильсен Келлерман”, позволяющими строить графики скорости и темпа гребли, вычислять оптимальные нагрузки, шлифовать технику гребли, тоньше настраивать лодку. Из-под Москвы привозил российские весла “ТМК”. Романишин первым из белорусских бизнесменов наладил коммерческие связи со знаменитой немецкой фирмой “Эмпахер” (“Empacher”), которая ведет свою историю с 1923 года и производит более 35 различных форм и конструкций лодок. В мире спорта “Эмпахер” не нуждается в рекламе. Лодки этой фирмы использовали 60% финалистов Олимпийских игр в Пекине и 64% победителей: завоевано 9 золотых, 8 серебряных и 7 бронзовых медалей! На “эмпахерах” к олимпийским пьедесталам пригребли Екатерина Карстен и Наталья Гелах с Юлией Бичик.
Таким образом, Романишин обеспечивал Беларусь практически любым необходимым для академической гребли инвентарем. Работал с регионами. Помогал и национальной команде, которая должна располагать комплектом лодок всех классов с подобающим оборудованием: оплата наверняка шла через Минспорта, но связь с фирмачами устанавливалась не без участия Романишина. Утверждают, что он имел хороший контакт с Александром Григоровым, который был вначале замминистра, а затем и министром.
В общем, человек вхож в высокие кабинеты, легко решает чуть ли не любые вопросы плюс был известным спортсменом — как такой имидж мог вызвать недоверие? Так и шло все без сучка без задоринки — пока прокуратура не возбудила уголовное дело в отношении директора Витебской ШВСМ, куда должен был поставить, но не поставил (!) лодки Романишин.

Наша бедность

В Витебской области академическая гребля сосредоточена на Западной Двине — в Новополоцком УОРе и Полоцкой СДЮШОР. Мизерный бюджет не позволяет шиковать: спортсмены гоняются в основном на лодках, произведенных в 90-х годах, не раз подлатанных и отремонтированных. Впрочем, это беда многих регионов, когда на каждую лодку стоит очередь из желающих выйти на тренировку. А собственное производство, несмотря на соответствующее поручение президента, в Беларуси до сих пор так и не налажено. Заводы требуют оформить госзаказ, а у Минспорта, видимо, никак не могут дойти до этого руки.
Конечно, можно было бы покупать дешевые китайские суда, но они, как и многая другая продукция из Поднебесной, имеют клеймо “одноразовых”: год-два — и развалились. Несколько лучше отношение к российскому продукту, но меня убеждали, что и на московских лодках выполнить, например, временной норматив для участия в чемпионате мира среди юниоров нереально. Это проблема общая для всей белорусской академической гребли, когда перспективную молодежь не во что посадить, а молодые тренеры не хотят идти работать, зная, что со времени их выступлений положение с инвентарем мало изменилось в лучшую сторону. Сейчас по-хорошему завидуют разве что Бресту с его шикарным каналом да Гомелю с его новой гребной базой: туда, согласно программе развития вида спорта и благодаря поддержке Нацбанка, поставлено несколько десятков лодок.
В этой непростой для тренеров из других мест ситуации становится очевидно: если уж покупать, так сразу элитный класс. Тем более что “эмпахеры” служат верой и правдой долго: говорят, до сих пор в секциях пользуются немецкими лодками, произведенными еще в середине 80-х годов. На качественном “эмпахере” больше гарантий пробиться в национальную команду. Да и сборникам, возвращающимся во время децентрализованной подготовки к родным пенатам, надо поддерживать форму на добротном инвентаре.
Витебская область за суверенную историю Беларуси единственный раз покупала “эмпахер” — в 2004-м. Одиночка была приобретена именно у “Новых гребных технологий”. И месяца через полтора после оплаты лодку с верфи в Эбербахе доставили на берега Западной Двины — срок вполне объяснимый, так как пара недель уходит на производство лодки по технологии сэндвича, затем нужно время для сушки, перевозки, растаможки. Были у витеблян и другие деловые контакты с Романишиным: он поставлял в школу весла, запчасти, комплектующие. Поэтому считался партнером давним и проверенным.
Незадолго до Олимпиады в Пекине область выделила из бюджета деньги на приобретение лодок, впервые в таком большом объеме — 125 млн. рублей! Витебским гребцам, несмотря на бедность, было чем гордиться: в штатную национальную команду входили трое, они же считались кандидатами на участие в Играх. Решили купить две одиночки и двойку. Все — производства “Эмпахер”, элитного класса “Олимпик”, с карбоновыми отводами.
ШВСМ объявила тендер. Откликнулись три фирмы. Две из них были неизвестными в гребном мире, вдобавок доставка предлагалась ими за счет заказчика. Комиссия предпочла условия ОДО “Новые гребные технологии”. И хотя дальнейшая проверка не выявила в процедуре тендера никаких нарушений, выбор фирмы Романишина сейчас представляется как шаг в пропасть.

Под гипнозом

Ситуация тупиковая. Инвентаря в регионе нет. Своих выходов на фирмы-производители тоже. И вдруг в конце календарного года (речь о декабре 2006-го) выделяются давно обещанные и очень большие деньги. Но вот незадача: с одной стороны, царящие на рынке с одобрения свыше “Новые гребные технологии” требуют стопроцентной предоплаты за лодки, а с другой — казначейство ставит условием поставку товара в течение пяти банковских дней. И определен ее срок — 5 января 2007 года — совершенно нереальный, не учитывающий затрат времени на изготовление и доставку судов.
Гребцы так долго мечтали о лодках, а авторитет Романишина был таким незыблемым, что 5 января товарно-транспортные накладные о получении товара были подписаны. Впрочем, никаких подозрений у витеблян в том, что они могут стать жертвами обмана, не возникло. Во-первых, ШВСМ заключила с Романишиным не один, а два контракта, второй был на поставку конструкции (прицепа для перевозки судов). И конструкция появилась на берегах Западной Двины точно в срок! Во-вторых, Романишин обратился к витеблянам с предложением оформить полугодовой договор на передачу означенных лодок на ответственное хранение в “Новые гребные технологии”. И эта практика тоже стала в нашей отрасли обычной. Что тем оставалось делать? Доверились, оформили, подписали. И стали ждать.
Прошло полгода. Бизнесмен оправдывался, дескать, лодки заказаны, но что-то не получается: “Давайте продлим договор!” Продлили.
Тем летом (2007 года) Романишин постоянно был у тренеров на виду. Оборудовал гребной бассейн на Брестском канале, витебляне в это время как раз были там на сборах. Говорил: “Да-да, еду в Германию. Лодки уже есть. Но машины для перевозки пока нет. Придется подождать”.
Закончив работу в Бресте, он пропал из виду. Витебляне несколько раз заезжали к нему на фирму. Офис находился в Республиканском доме ДОСААФ, что по улице Московской, совсем рядом с Главным управлением внутренних дел Мингорисполкома. Говорят, Романишин умело создавал впечатление ужасно занятого человека: “Проблемы решаю. Еще пару недель надо”. Люди сидели, словно загипнотизированные. Уходили ни с чем. Но договор об ответственном хранении снова продлили.
Тем временем витеблян успокаивали коллеги: вон Пинской школе Романишин привез лодку с опозданием, задержал поставку Мозырю — ерунда, главное, что получили!
Наступил 2008 год. Надвигалась Олимпиада. Витебск слал в “Новые гребные технологии” письмо за письмом — с требованием вернуть инвентарь. Работники ОДО расписывались в получении официальных запросов, но движения не было. Не считать же оным ответы Романишина с обещаниями: “Верну”. С тем же успехом с ним общались и по телефону.
После Пекина поставщик исчез. Перестал отвечать на звонки. Как раз в этот период начала с разных сторон поступать информация, негативно характеризующая нашего героя. То в Брест он будто бы поставил оборудование классом ниже, чем должен был по договору. То в Заславль для Республиканского центра олимпийской подготовки отправил катера-катамараны и моторы к ним, над которыми пришлось дополнительно потрудиться, чтобы подогнать друг к другу. То стали говорить, что несколько лет назад Романишин якобы серьезно подвел кого-то из российских партнеров. Вести были явно неутешительными.
В довершение пошел слух, что бизнесмена уже пытались осудить по статье “мошенничество”, правда, тому все-таки удалось доказать невиновность. Впрочем, это дело не касалось спортивной деятельности. Ибо Романишин активно работал и в других сферах, занимался вроде бы цементом.
Осенью 2008-го связь с поставщиком окончательно прервалась, и терпение витеблян иссякло. Директор ШВСМ обратился в правоохранительные органы, передав все документы, включая переписку. Проверка показала, что 125 миллионов поступили на счет “Новых гребных технологий”, однако фирме “Эмпахер” деньги не перечислялись. В бухгалтерии ОДО объяснили, что средства использованы для погашения каких-то долгов…

Дело шьют заказчику

В середине июня дело было передано в прокуратуру. А та, неожиданно для витебских гребцов, возбудила уголовное дело в отношении самого заказчика! Санкции по ч. 3 ст. 425 УК РБ “Бездействие должностного лица” предусматривают наказание до семи лет лишения свободы…
Тренеры, когда-то гребшие на одном канале с Романишиным, до сих пор надеются, что тот одумается и пришлет им лодки — ведь воспитанники по-прежнему без инвентаря. Они звонят бывшему соратнику на мобильный, набирают номер домашнего телефона. В Минске у Владимира Станиславовича жена и дочь. Отвечают: “Он дома не живет!” Телефон в офисе отключен, видимо, за неуплату. Да и сам офис по той же, скорее всего, причине уже не существует.
Казалось бы, логично предположить, что живое участие к попавшим в беду проявят руководители вида, например, Сергей Храмков — гостренер и генсек Белорусской федерации гребли в одном лице. Увы. Он сразу постарался дистанцироваться от проблемы, сказав по телефону “Прессболу”, что, во-первых, к федерации и национальной команде этот случай не имеет отношения, “это абсолютно местная компания”, а во-вторых, мол, “мы же не знаем, на ком вина”. О ситуации, когда Романишину позволили буквально монополизировать рынок, на котором он начал уже сам диктовать условия, Храмков говорить отказался, дав понять, что это если и было, то давно. В завершение гостренер-генсек заявил, что, согласно распоряжению президента, должен давать интервью только с разрешения начальства, а значит — нам пора заканчивать разговор на щекотливую тему…
Скорее всего, людей, ставших заложниками ситуации, сложившейся с инвентарем в белорусской академической гребле, оставят с бедой один на один. Акцентировать внимание на пусть и заслуженном в прошлом спортсмене, но который в “следующей” жизни проявил себя аферистом, некому. Выходит, схемы поставок были известны всем, поставщик имел поддержку на разных уровнях, в том числе в Минспорта и федерации, однако пострадало, как часто бывает, низшее звено — самое бесправное и незащищенное. Ведь ограбили в итоге спортсменов и их тренеров.




Комментарии (0)