2016-05-26 21:40:16
Легкая атлетика

Главный тренер. К Рио — после операций и без допинга

Главный тренер. К Рио — после операций и без допингаФутбольная команда состоит из 11 игроков основного состава и примерно стольких же запасных. У легкоатлетов все гораздо сложнее. Одних только видов олимпийской программы — 47.


В орбиту национальной сборной включены 400 спортсменов, большой штат старших тренеров по группам видов (спринт и барьеры, бег на выносливость и ходьба, прыжки, метания, многоборья) и старших же тренеров по развитию в регионах, а также начальников команд, администраторов, врачей, массажистов — всего около сорока человек. На вершине сложной структурной системы главный тренер национальной команды
Игорь СИВОДЕДОВ.

— Часто нас путают с федерацией легкой атлетики. Однако БФЛА — общественная организация, задача которой — популяризация легкой атлетики в стране, развитие международных связей. Мы же, национальная команда, — структура Минспорта, бюджетная организация, нацеленная на подготовку команд к крупнейшим международным соревнованиям, получение высоких спортивных результатов, а также на воспитание перспективного резерва. Мы работаем в тесном контакте друг с другом на благо развития нашего вида спорта.

— Сколько спортсменов в штатном расписании?
— 82 — основной состав. Те кто обеспечен зарплатой. Из них 25 получают ее по месту службы — в армии или силовых ведомствах. Остальные входят в стажерский и переменный составы. По итогам каждого сезона в зависимости от достижений спортсменов происходит ротация. В настоящее время 20 атлетов выделены в группу “А”, им созданы оптимальные условия для подготовки к Олимпийским играм. Большую часть финансирования обеспечивает Минспорта, плюс средства БФЛА. В нынешнем сезоне, кроме Олимпиады, есть еще несколько важнейших для нас топ-турниров в июле: чемпионат Европы в Амстердаме, чемпионат мира среди юниоров (до 19 лет) в Быдгоще и первый юношеский чемпионат континента в Тбилиси, на котором выступят ребята 16-17 лет.

— У нас всегда в достатке талантливых детей, но тренерам часто не хватает квалификации, чтобы довести их до большого спорта.
— Ключевое звено этой системы — училища олимпийского резерва. Специалисты УОРов должны ориентировать юных спортсменов не на сиюминутные успехи, а на большой спорт. К сожалению, на практике нередко получается по-другому. Тренеры спешат, стремясь поскорее достичь результатов, чтобы обеспечить себе максимальные надбавки к зарплате. А для этого форсируют подготовку спортсменов, случается, используют и запрещенные методы. Трудно найти такую систему, которая заставила бы их работать на перспективу. Люди не хотят ждать шесть-восемь лет, пока спортсмен вырастет и станет взрослым. Многие ведь по различным причинам бросают спорт. Хотя, безусловно, есть немало специалистов, которые правильно строят работу, и их воспитанники добиваются в дальнейшем высоких результатов.

— Александр Рудских давно предложил создать в РЦОПе систему старших тренеров, которые работали бы без групп и помогали наставникам в регионах методически и организационно.
— Пробуем так работать. Пока таких специалистов трое: Владимир Гончаренко курирует шестовиков (и там есть определенные подвижки), Владимир Фомичев — высотников, Леонид Сафронников — спринтеров. Постепенно будем эту группу расширять.

— Просматриваются будущие звездочки?
— В юношеской категории это спринтеры Вика Захарчук и Катя Живаева, шестовичка Настя Недельская, Дима Карпук, отправивший пятикилограммовое ядро за 21 метр, ходок Никита Коледа, бегун на 400 метров Игорь Зубко и метательница молота Татьяна Романович, ставшие в прошлом году победителями Европейских юношеских игр, средневичка Настя Котейко… У них есть перспективы. Важно ребят сберечь. В то же время есть такие, кого пока не видно, но они могут раскрыться через пару лет. В Узбекистане работало тренерское трио братьев Коганов. У них был девиз: в юношах — отстаем, в юниорах — догоняем, во взрослых — побеждаем. В частности, они вырастили чемпиона мира шестовика Родиона Гатауллина. Такой подход мне нравится.

— В юниорской группе есть очень одаренные ребята.
— О барьеристке Эльвире Герман знают все. Ее коллега Руслана Рашкован, многоборец Максим Андролойть, прыгунья в длину и тройным Вита Скворцова, высотники Мария Жодик и Максим Недосеков, спринтер Стас Дорогокупец, копьеметательница Анна Тарасюк, выигравшая золото Юношеских олимпийских игр, дискобол Глеб Жук, молотобойцы Глеб Дударев и Саша Шиманович — все они подают надежды.

— Многоборец Юрий Еремич тоже подавал… В прошлом году он за месяц трижды сделал полное десятиборье — и где он теперь?
— Травмирован. Парень способный, очень быстрый: 100 метров бежал за 10,65, прыгал в длину на 7,80. Его заметили на международном уровне, даже на супертурнир в Гетцис приглашали. С ним надо было спокойно работать, учить технике движения и не форсировать подготовку. После командного Кубка Европы по многоборьям его тренер Елена Стасюкевич убедила взять Юру на молодежный чемпионат континента, хотя я ей говорил, что этого делать не стоит. Уже там результаты упали. А потом и чемпионат страны… Тренер должен уметь вовремя остановиться, передать спортсмена более опытному коллеге или обратиться за помощью.

— Допинговая тема сейчас особенно актуальна. Обнародованы результаты перепроверки тестов пекинской Олимпиады...
— Когда я пришел в национальную команду, сразу сказал, что нужно изменить отношение к этой проблеме. Предупредил тренеров, чтобы ко мне с просьбами кого-то прикрыть даже не подходили. Спрашиваю: что вы сделали для того, чтобы вывести спортсмена на новый уровень методическими средствами? К сожалению, переломить психологию специалистов, долгие годы уповавших на фармакологию, в том числе запрещенную, не всегда удается. Вот и попадаются каждый год. Методики обнаружения постоянно совершенствуются. Если раньше определяли наличие в организме запрещенных препаратов, принятых за 40 дней до контроля, то теперь за 200 дней.
С допингом нужно бороться, но соблюдая принцип одинакового подхода ко всем — спортсменам постсоветских стран, американцам, китайцам… На Играх в Пекине хозяева вдруг завоевали более полусотни золотых медалей. Так в спорте не бывает. А пробы перепроверили — 31 положительный тест, но среди них большинство не китайцы, а россияне. Другой перекос, по-моему, в том, что козлом отпущения сделали легкую атлетику. Мы общаемся с представителями разных видов спорта и знаем, что у них тоже есть эта проблема.
Перед выездом на международные соревнования наши легкоатлеты проходят обязательный внутренний допинг-контроль, пишут расписки о том, что предупреждены о личной ответственности за использование допинга. На Кубке в Бресте взято более 30 проб. До чемпионата страны будет внесоревновательный контроль, а в Гродно снова возьмем не меньше, чем в Бресте. Тем более перед чемпионатом Европы. Олимпийцы пройдут контроль еще несколько раз.

— Юношеский и юниорский чемпионаты обычно бесконтрольны.
— В этот раз возьмем пробы и на этих турнирах. Федерация легкой атлетики заключила с НАДА договор о сотрудничестве, предусматривающий образовательную и контролирующую программы. К этой проблеме у нас с Вадимом Девятовским идентичный подход.

— Запрет нашумевшего мельдония сильно изменил схемы подготовки?
— Нисколько. Мы узнали об этом в октябре, а 11 ноября на аттестации национальной команды директор РНПЦ физкультуры и спорта Геннадий Загородный еще раз напомнил нам о запрете милдроната. Правда, тогда он называл время выведения из организма 21 день. Жизнь внесла коррективы в эти знания. Наши врачи загодя перестроились, перешли на разрешенные препараты с подобным механизмом действия. В результате ни один белорусский легкоатлет не был официально дисквалифицирован по мельдонию. Год назад по предукталу у нас были потери — Анна Драбеня, вы об этом писали.

— Большинство специалистов и любителей спорта убеждены: без допинга невозможно достичь высоких результатов.
— Глубокое заблуждение. Сейчас доступны десятки разрешенных средств наращивания мышечной массы и восстановления. Их выпускают во многих странах, в том числе у нас. Проблема в том, что тренеры привыкли работать по старинке и не желают ничего менять. Надо совместить методику, разрешенную фармакологию и много пахать на тренировках. В этом плане примером для меня является работа главного тренера по гребле на байдарках и каноэ Владимира Шантаровича. У него в команде дело поставлено на научную основу, эффективно работает КНГ — комплексная научная группа. Гребцы всегда привозят медали с топ-турниров, а дисквалификаций нет. Потому что много пашут. У нас есть своя КНГ, пока не такая совершенная, как в гребле. В команде очень хороший спортивный врач — Аркадий Павлович Кириллов. Он не только специалист высокого класса, но и преданный делу человек. Есть способный врач-психолог, группа массажистов — в столице и во всех областях. Стараемся обеспечить сборы национальной команды биохимическим контролем. Некоторые тренеры от этого не в восторге, ибо биохимия порой выявляет неэффективность или даже порочность их методик. Собираемся взять специалиста, который работал бы с командой на сборах в регионах.

— Вы являетесь также личным наставником выдающегося многоборца Андрея Кравченко. После триумфа на чемпионате Европы-2014 он не выступал. Есть ли шанс, что восстановится к Рио?
— В Цюрихе Кравченко набрал отличную сумму — 8616 очков, но соревновался с травмой. Вы знаете, что в 2012 году перед Олимпиадой в Лондоне финский хирург прооперировал ему ахилл правой ноги. Уже тогда он сказал, что вскоре придется оперировать и левую ногу. После чемпионата Европы делали много различных процедур, чтобы избежать хирургического вмешательства. Не помогло, и 24 января прошлого года тот же финн прооперировалл Андрею левый ахилл. В начале апреля он начал потихоньку бегать, разрабатывать ногу. Однако к лучшему дело не двигалось, и в начале июня пришлось сделать еще одну операцию, которая также не дала должного эффекта. В сентябре резали третий раз — на этот раз удачно. Лишь под Новый год Андрей понемногу начал бегать. Почти за полтора года без тренировок растерял функциональную готовность. Хоть времени было мало, но мы не спешили. В марте-апреле провели 24-дневный восстановительный сбор в Испании. Кондиции постепенно возвращались. Андрей прыгнул на два метра в высоту, метнул копье за 63 метра, ядро — под пятнадцать. Затем две недели трудились в Португалии. Еще впереди работа над специальной скоростной выносливостью и совершенствованием технического мастерства. Задача: малой кровью выполнить олимпийский норматив — 8100 очков — на турнире в Кладно. Тогда будет видно, где получается, где есть резервы, каково его психологическое состояние. Ну а там останется время набрать необходимые кондиции и успешно выступить в Рио.

— Чемпионка мира Арзамасова стартовала в Рабате с тех же секунд, что и обычно.
— Марина и ее тренер Наталья Духнова идут по той же программе, что принесла успех в минувшем году. Сейчас она будет стартовать в нескольких топ-соревнованиях. Затем проведет специальную подготовку к Олимпийским играм и на этом фоне, как и год назад, выступит в Гродно.

— Алина Талай прошла минувшую зиму не так позитивно, как предыдущую.
— Она была способна пробежать в финале чемпионата мира за 7,90, но не сложилось. На мировом форуме в Пекине Талай лидировала до восьмого барьера, а на финише сдала. Поэтому зимой она с тренером Филиппом Унфридом работала над скоростной выносливостью, и ее привычный конек — стартовый разгон в этот раз был чуть менее быстрым. Надеюсь, летом они соберут все фазы бега воедино и выйдут на результат порядка 12,60.

— Кто еще, кроме звездного трио, способен приятно удивить?
— Именитые молотобойцы Иван Тихон и Оксана Менькова, а также прыгунья в длину Анастасия Мирончик-Иванова. Оксана успешно метала в Бресте — за 73 метра. Иван начнет сезон 1 июня в Минске. Настя и ее тренер Валерий Бунин попросили время для более основательной базовой подготовки, чтобы избежать неудачи, подобной портлендской. Есть еще пару менее опытных атлетов, но имен пока называть не стану.

— На чемпионатах в Пекине и Портленде почти все наши легкоатлеты, за исключением Талай и Арзамасовой, были далеки от личных достижений.
— Мы проанализировали выступления каждого спортсмена. Старшие тренеры и личные наставники писали аналитические отчеты, чтобы выяснить причины и устранить недочеты в подготовке. В Портленде ситуация выглядела странной. Да, долгий перелет, десять часов. Но грешить на разницу в часовых поясах не собираюсь. Все были хорошо готовы физически, на неважное самочувствие никто не жаловался. А вышли в сектор — не узнать: вялые, апатичные. Чтобы минимизировать или исключить подобное в Амстердаме, а главное — в Рио, создали все условия для плодотворной подготовки спортсменов в межсезонье. С ноября по апрель с небольшими перерывами организовали учебно-тренировочные сборы в Испании и Португалии, чтобы кандидаты на участие в Олимпийских играх могли готовиться в благоприятных климатических условиях, не застудились, избежали травм и выполнили намеченный объем работы. Надеюсь, это сработает. Сейчас наступает самый важный этап. Кубковый турнир в Бресте позади. Впереди много международных и внутренних стартов, матчевая встреча с легкоатлетами Прибалтики в Риге и окончательный отбор в Гродно. На чемпионате страны выступят все сильнейшие. Мы с Вадимом Анатольевичем считаем, что главный внутренний турнир должен быть праздником для зрителей, а они ходят на звезд. После чемпионата континента внесем, если потребуется, коррективы в состав и подготовку.

— Перед вами поставлены медальные задачи?
— Слава богу, пока об этом никто не говорил. Все и так понимают, к чему стремиться. Не только медалями будет определяться качество выступлений, но и попаданием в финалы, в дюжины тех, кто выполнил квалификационные нормативы. Важно, чтобы легкоатлеты выступили достойно, проявили лучшие качества, чтобы белорусским любителям спорта не было за них стыдно.




Комментарии (0)