2005-12-30 08:23:48
Настольный теннис

ЧЕЛОВЕК ГОДА. Самсонов — рыцарь справедливости

ЧЕЛОВЕК ГОДА. Самсонов — рыцарь справедливости

Традиционный предновогодний консилиум “ПБ” вынес вердикт: титула “Человек 2005 года” в сфере белорусского спорта более других достоин Владимир САМСОНОВ.

Главным основанием для такого заключения послужило решение Международного олимпийского комитета о присуждении белорусскому мастеру настольного тенниса приза “Fair play” (справедливая игра), который ежегодно вручается спортсменам, явившим образцы спортивного благородства. Побочным — удивительное сочетание в этом парне интеллигентности и высочайшего профессионального мастерства.




…Россиянин Алексей Смирнов и белорус Владимир Самсонов, партнеры по бельгийскому клубу “Ройял Вилетт”, вышли в финал престижного турнира ТОП-12, ежегодно собирающего дюжину сильнейших европейских игроков. Володя трижды праздновал триумф в подобных соревнованиях, Леша — ни разу. Оба неистово стремились к успеху. Сочетание скорости полета мяча и нервного напряжения порождало сонмище драматических ситуаций, из которых с честью выходил то один, то другой. После шести сетов счет был равный — 3-3. И в седьмом, заключительном, соперники словно держали друг друга за фалды невидимых фраков. 10:10 — “больше-меньше”! Потом 11:11, 12:12, 13:12 в пользу Смирнова. Россиянин провел решающую атаку, мячик пролетел в миллиметре от края стола. 13:13.


Нет? Самсонов направился к судьям, словами и жестами утверждая: “Было касание!” Что за камикадзе этот Самсонов?! Отдать победу в ситуации, когда можно было продолжать борьбу за нее! Но судьи не вняли обращению белоруса. Тогда Владимир решил исправить их ошибку, отдав два очка сопернику. Причем последнее — демонстративно отбив мяч в сторону. 15:13 и 4-3 в пользу Смирнова…


Что за блажь такая — объявлять Человеком года парня лишь за то, что он отправил теннисный шарик не на стол, а за его пределы? Ладно бы спас тонущего, проявил отвагу на пожаре или перечислил энную сумму на доброе дело. (А кстати, перечислил — две тысячи “зеленью” на строительство открытых теннисных кортов в Минске, в то время как другой известный спортсмен отказался это сделать.)


Нет, ребята, слава богу, не все так примитивно. Иногда кто-то, стоящий на сцене и освещенный яркими юпитерами, должен напомнить нам, тупеющим от безнадеги и звереющим от несправедливости, что призыв попугая “Нет, будем людьми!” все еще актуален.


Что дороже: победа или справедливость? Разве последняя вообще существует? Химера, несбыточная мечта... И вдруг какой-то чудак из не самой популярной и почитаемой в Европе страны, не моргнув глазом, настаивает: “Есть! Она есть! И бог с ней, с победой — на мой век хватит…”


ОН ПРАВ!


Если хоть изредка, в одном случае из тысячи, из миллиона справедливость торжествует, стоит жить и верить в то, что вокруг не все уж так безнадежно. Владимир, как настоящий рыцарь, вступился за справедливость! Шестикратный чемпион Европы, двукратный обладатель Кубка мира, трехкратный медалист мировых форумов Самсонов, достойный ученик замечательного тренера Александра Петкевича, выиграет еще массу титулов, но главного, пожалуй, уже добился…


Беседовать с Володей — большое удовольствие. В канун Нового года “ПБ” делит его со своими читателями.


Как это было


— Володя, имею честь сообщить о том, что коллектив “Прессбола” выбрал тебя “Человеком 2005 года”!


— Спасибо, это так приятно и неожиданно! Я даже не знаю, что сказать…


— Давай припомним, как развивались события на исходе заключительного сета финального матча турнира ТОП-12.


— Поединок с Лешей Смирновым получился очень сложным. Естественно, мы хорошо знаем друг друга, так как тренируемся вместе в клубе. Но игра в финале не походила на матч одноклубников. Каждый из нас очень хотел победить. При счете 13:12 в пользу Леши он атаковал, мяч еле заметно зацепил стол. Судьи этого не заметили, и я обратился к ним, показывая, что была “сопелька”. Однако они не среагировали на замечание, и счет стал равным. Когда очки достаются таким образом, чувствую себя неловко: мешает играть внутренний дискомфорт. Он проходит, лишь когда возвращаю очко партнеру: справедливость восстановлена, я никому ничего не должен и снова могу полностью сконцентрироваться на теннисе.


— В поединке со Смирновым ты вернул целых два.


— На самом деле было так. Счет сравнялся — 13:13. Были сложные ощущения, сумбур чувств, раздирали внутренние противоречия: с одной стороны, очень хотелось победить, с другой — не давало сосредоточиться понимание неадекватности ситуации. Следующий розыгрыш для меня прошел безотчетно, словно в тумане. Я его проиграл. А последнее очко отдал уже целенаправленно.


— Однако в том же седьмом сете при счете 6:6 Смирнов в спорном моменте благородства не проявил: из-за ошибки арбитра очко досталось ему.


— После удара Леши мяч зацепил сетку и попал на крепежный кронштейн, который, согласно правилам, является ее частью, после этого ударился о боковину стола, и я успел его вернуть на половину соперника. Но так высоко, что Леше не составило бы труда его выиграть. Однако арбитр остановил игру и засчитал ему очко, полагая, что у меня было два удара. Мы оба понимали, что судья ошибся. Леша не предпринял никаких действий, вероятно, думая, что все равно выиграл бы этот мяч. В его карьере еще не было больших побед, и он жаждал успеха. Не осуждаю его.


— Твой поступок не остался незамеченным?


— Кажется, об этом написали во французской прессе. Потом мы отправились на турнир в Катар, там Олег Шемет сказал мне, что матч транслировался на Россию, и мои действия положительно оценили российские комментаторы. А когда в ноябре я победил в Санкт-Петербурге на открытом чемпионате России, мне вручили приз за джентльменскую игру. Думаю, это было отголоском финала в Ренне.


— Случалось и раньше так поступать?


— Да, и нередко. В 2003 году на чемпионате мира отдал очко греку Креанге в матче за выход в четвертьфинал. Есть и свежий пример. На предыдущей неделе в полуфинале итогового турнира “Pro Tour” в Фучжоу пришлось вернуть Жану-Мишелю Сэйву сразу три очка, одно из них — в решающем седьмом сете.


— Снова одноклубнику и опять при равной игре! Так безобразно судили?


— Нет, дело в другом. В каждом из этих случаев мяч попадал одновременно в палец и ракетку. Это не что иное, как двойной удар. Арбитры не в состоянии усмотреть такое нарушение. Приходится сигнализировать об этом. Конечно, бывает досадно. Но что поделать, почему-то со мной это приключается чаще, чем с другими.


— Получается, в некоторой степени из-за этого ты проиграл Жану-Мишелю такой важный поединок. А соперники отвечают галантностью?


— Конечно. Например, в финале открытого чемпионата Германии восходящая звезда китаец Ма Лон отдал мне очко, причем в решающем седьмом сете. В настольном теннисе джентльменское поведение не редкость, а скорее норма. За это он мне и нравится.


— Насколько велика роль судейских просчетов?


— У нас они редко играют роковую роль. Судьи ошибаются, но не по причине предвзятости, а либо из-за невысокой квалификации, либо из-за невозможности детально отследить ситуацию — все-таки мяч летит с огромной скоростью, а концентрация внимания не бывает постоянной. Во всяком случае, такие безобразия, как в футболе, исключены. Когда я смотрел матчи последнего чемпионата мира, нередко возникало ощущение, что исход игры запрограммирован.


Вполне успешный


— Все же, несмотря на обидные поражения, вероятно, можно назвать прошедший сезон для тебя успешным.


— Согласен. Удалось выиграть чемпионат Европы и три турнира серии “Pro Tour” — открытые чемпионаты Хорватии, России и Германии и после некоторого перерыва подняться на третье место в мировом рейтинг-листе Международной федерации настольного тенниса.


— Ты умолчал о том, что на первенстве Европы добыл еще и серебро в паре с вышеупомянутым Креангой, а победа в одиночном разряде стала третьей, рекордной для континента.


— Я лишь повторил достижение шведа Аппельгрена. Недавно на турнире в Париже он подошел ко мне, и мы в шутку обсуждали это обстоятельство. Ему сейчас 43 года, он продолжает играть в настольный теннис, но не на том, что прежде, уровне, а скорее для себя — во второй шведской лиге.


— В мировой десятке ты старожил. Из играющих сейчас теннисистов никто в ней не находился так беспрерывно долго.


— Рекордсмен по этому показателю швед Ян-Уве Вальднер. По-моему, он провел в числе десяти лучших лет двенадцать. Я впервые вошел в нее в 1996 году, незадолго до Олимпиады в Атланте.


Александр Николаевич


— Александр Николаевич научил меня играть в теннис. Этим все сказано. Мне было семь лет, когда папа привел к Петкевичу. До сих пор он выезжает со мной на все крупные турниры, в которых я участвую. Конечно, его поддержка очень важна. Когда приезжаю домой, в Минск, он меня всюду возит на своей машине, заботится. Для меня очень важно, что Александр Николаевич и Татьяна Григорьевна и мой папа живут в одном доме в соседних подъездах и постоянно общаются.


После того как Александр Николаевич стал директором Республиканского теннисного центра, организация подготовки национальной команды и самих матчей стала более профессиональной. Для нас, игроков, созданы все условия для тренировок и восстановления. Всегда можно пройти медицинский осмотр. В Минске с нами работает Николай Константинович Волков, отличный специалист в области психологии, массажа, физиотерапии и очень приятный человек, с которым у меня полный контакт. Хочу высказать благодарность Министерству спорта за то, что оно находит возможность командировать Волкова на важнейшие турниры сезона, в которых я участвую.


— Но сейчас Минспорта собирается разделить РЦОП по теннису и настольному теннису на два самостоятельных центра, причем “настольников” сделать арендаторами на птичьих правах.


— 23 года назад я начинал заниматься в этом зале, с тех пор условия мало изменились. Кажется, за это время мы добились неплохих результатов. В Советском Союзе не было чемпиона Европы в одиночном разряде, мужская сборная СССР никогда не побеждала в командном первенстве. А Виктория Павлович сейчас находится в мировом рейтинг-листе намного выше теннисисток России и Украины. Разумеется, я не знаю местных возможностей, но ведь настольный теннис — один из самых дешевых видов спорта. Построить зал для игры — это же так просто. В Европе и Китае очень много специализированных залов, переполненных игроками различных возрастов. Пока нам удается с ними конкурировать. Но мне уже скоро тридцать, Жене Щетинину — 35, а равноценной смены все еще нет. И трудно ожидать, что она появится при такой слабой материальной базе. Мне говорили, что и в других городах Беларуси условия для настольного тенниса лучше не стали. Очень хотелось бы, чтобы ситуация с центром решилась в пользу всего белорусского спорта.


Папа


— Отец всегда болеет за меня отчаянно. Ему хочется, чтобы я побеждал постоянно. И очень переживает по поводу поражений. Но никогда не говорит об этом. Не анализирует, не разбирает детали прошедшей игры. Не упрекает: “Ты мог бы сыграть вот так…” Вообще, я благодарен своим родителям за то, что они никогда меня не напрягали, не требовали чего-то сверхъестественного. Дома, после тренировок, не было разговоров о настольном теннисе, о моих успехах или неудачах. Просто нормальная доброжелательная атмосфера. Может быть, поэтому, переключаясь на домашние и школьные проблемы, я не уставал психологически. Папа и мама никогда не вмешивались в работу Александра Николаевича, не теребили его и на кухне не обсуждали действия тренера. Вероятно, поэтому у нас не случалось конфликтов, и я мог спокойно тренироваться и играть в свое удовольствие. Для меня это важно.


В Бельгии живет талантливый мальчик, один из лучших в своем возрасте, ему 11 лет. Отец постоянно давит на тренера, полагая, что тот уделяет его сыну недостаточно внимания. И на ребенка нажимает, всякий раз ему за что-то выговаривает. А может, так и надо? Возможно, находясь под постоянным прессом, и я играл бы лучше?


Наташа


— Тебе приходится много ездить и отрываться от семьи...


— Такова специфика моей профессии. Но мы стараемся не разлучаться больше чем на две недели. На какие-то соревнования выбираемся вместе с Наташей и сыном Виктором. После упомянутого вами матча Беларусь — Россия мы всей семьей отправились на турнир в Санкт-Петербург, а уже в Германию я уехал один.


— Когда семья рядом, играется легче или труднее?


— Конечно, лучше, когда Наташа рядом. Она, как и папа, переживает за меня, но никогда не упрекает за поражения. А Виктору пока все равно — побеждаю или проигрываю. В Минске большую часть матча он спал. У него свои заботы. Главное, чтобы мама и папа чаще бывали с ним.


— Каким вы с Наташей видите будущее сына — спортивным?


— Это было бы неплохо. Парень должен быть физически развитым. Но мы ничего не станем ему навязывать. Будет желание играть в настольный теннис — пусть играет. Только ведь тогда над ним невольно будут довлеть достигнутые мной результаты. Пока же мы часто ходим на небольшой корт, я ему набрасываю мяч на ракетку, а он с удовольствием отбивает.


— После матча Беларусь — Россия беседовал с Наташей и узнал, что она недавно с отличием окончила двухгодичные курсы по экономике и менеджменту.


— Да, она молодец. Учиться там было непросто. Преподавание велось на французском языке. Наташа говорит на английском, немецком, русском, разумеется, на сербском и хорватском, но французский ей пришлось учить. В юридических и экономических дисциплинах и так сложная терминология, и все это нужно было запомнить на незнакомом языке. Ей пришлось нелегко. Но она очень добросовестный человек, и по окончании у нее оказались лучшие показатели.


— Но ведь ваш Витенька был еще совсем маленьким...


— Нам сильно помогли Наташины родители и мой папа. Они в Шарлеруа и смотрели за Виктором. У меня — тренировки, матчи, турниры, у Наташи — занятия и подготовка к ним. Мы поддерживали друг друга и в то же время старались не мешать. Каждый понимает, насколько важна работа или учеба другого.


— С таким дипломом и знанием нескольких языков Наташа, вероятно, сможет найти себе неплохую работу.


— Об этом можно будет думать через несколько лет. Сейчас Наташа беременна.


— Значит, Самсоновых станет больше!


Бельгия, Шарлеруа


— Ты уже давно живешь и работаешь в Бельгии. По-моему, шесть лет.


— Пять с половиной.


— Что это за страна, что за город Шарлеруа?


— Бельгию условно можно разделить на три части: Валлонию, Фландрию и территорию, лежащую близ границы с Германией — там говорят преимущественно на немецком. Основные языки общения — французский и фламандский — фактически диалект голландского. Впрочем, и французский язык, на котором говорят бельгийцы, имеет массу отличий от классического французского. Но все три являются государственными.


Валлоны — простоватый прямолинейный народ, французы над ними постоянно подтрунивают. У фламандцев остро развит патриотизм, чувство национальной гордости.


Что касается Шарлеруа, это крупный промышленный центр в юго-западной части Бельгии с населением около 230 тысяч человек. Раньше этот город был центром добычи и переработки угля. Но сейчас его запасы истощились, шахты закрылись. Уголь привозят из-за границы. В Шарлеруа сосредоточена тяжелая промышленность: металлургия, машиностроение, химические заводы. Хотя город не очень и большой, есть международный аэропорт и даже метро. Высотных зданий очень мало, как и в других городах Валлонии.


В Шарлеруа, кроме валлонов, много итальянцев, в большинстве уроженцев Сицилии, немало турок и марокканцев. Может быть, из-за этого его считают одним из самых неблагополучных городов в плане преступности.


Лучшие в Европе


— В таком интернациональном городе люди наверняка интересуются спортом.


— Да, есть футбольный, волейбольный и баскетбольный клубы. И наш, теннисный — “Ройял Вилетт”.


— На всякий случай, пятикратный победитель Европейской лиги чемпионов и клубный чемпион мира. Как играется в бельгийской лиге?


— У нас собрана очень сильная команда. Кроме меня, в ней Жан-Мишель Сэйв, сейчас девятая ракетка мира, и Леша Смирнов, у него 22-й рейтинг в мире. В Бельгии нет команды, хотя бы близкой к нашей по классу. Они, как правило, состоят из полупрофессионалов, людей, тренирующихся после рабочего дня. Так что мы не испытываем никакой конкуренции.


— Как же без конкуренции поддерживать высокий международный уровень?


— Международный календарь сейчас настолько плотный, что игровой практики на должном уровне вполне достаточно. Прибавьте сюда матчи Лиги чемпионов ну и, конечно, тренировочные спарринги с Жаном-Мишелем Сэйвом и Лешей Смирновым. В германской бундеслиге конкуренция была сумасшедшая. За шесть лет, проведенных в дюссельдорфской “Боруссии”, я, безусловно, приобрел бесценный опыт и получил отличный тренинг, но это отнимало столько энергии, что на качественную игру в международных турнирах ее часто недоставало. Это было основным мотивом переезда в Бельгию. Кстати, многие теннисисты высокого класса сейчас при заключении контрактов в бундеслиге оговаривают ограничения по количеству матчей, или паузы для подготовки к важнейшим соревнованиям. В Шарлеруа у меня достаточно времени, чтобы нормально готовиться к турнирам и успевать восстанавливаться. Кстати, доказательством того, что в “Ройял Вилетт” у нас близкое к оптимальному соотношение тренировок и соревнований, является довольно удачная игра Леши, Жана-Мишеля и моя в соревнованиях, например, нынешнего года. Мы пятый раз подряд выиграли Европейскую лигу чемпионов, и при этом каждый добился индивидуальных успехов на континентальной и мировой аренах.


— Как уживаются в “Ройял Вилетт” трио звезд настольного тенниса?


— Спокойно. У нас нормальные рабочие отношения, не более того. Отработали — и разъехались по домам. Жан-Мишель живет в Льеже, ему ехать дальше. У каждого — семья, дети. У Леши, например, две маленькие дочери.


— Ощущаете повышенное внимание прессы?


— В Бельгии — нет. Вот Жан-Мишель на родине действительно популярен. К нему часто обращаются за интервью, приглашают на телевидение. В этой стране немного спортсменов мирового класса, поэтому внимание к нему действительно большое. Особенно в последнее время. В этом сезоне Сэйв-старший, несмотря на 36-летний возраст, стал финалистом чемпионата Европы и заключительного турнира серии “Pro Tour”, что позволило ему вернуться в число десяти сильнейших теннисистов мира. Бельгийские СМИ среагировали на это новым всплеском интереса к Жану-Мишелю.


Клубы и спонсоры


— Как клубу удается содержать звезд мировой величины?


— Достаточно серьезных спонсоров. Летом сменился главный — вместо “Пежо” теперь нас поддерживает “Рено”. В частности, я езжу на автомобиле “Рено Меган”, предоставленном клубом.


— Что у вас за квартира?


— Просторная, трехкомнатная. Когда Наташины родители или мой папа приезжают к нам, места всем вполне хватает. Мы живем за городской чертой, вдали от промышленных предприятий, там красивая природа и чистый воздух. Недалеко — аэропорт, и это тоже удобно, потому что приходится много летать на различные соревнования. В самой же Бельгии переезды недалекие — от получаса до полутора. С Германией не сравнить. Там приходилось перемещаться по пять-шесть часов в одну сторону.


— Если можно, подробнее о клубной системе.


— Клубы — это частные предприятия, существующие за счет спонсоров. Почти все пользуются поддержкой муниципалитетов. В “Ройял Вилетт” доля мэрии составляет примерно 25 процентов. Такая же ситуация в других бельгийских клубах и, насколько знаю, во Франции. А вот в Германии вклад государственных органов значительно меньше — всего пять-десять процентов. Спонсоры охотно вкладывают деньги в спорт, так как суммы, потраченные на эти цели, освобождаются от уплаты налогов. Кроме того, это хорошая возможность прорекламировать фирму. Маркетинговые исследования показали, что спортивная реклама — самая эффективная. Потому что ненавязчивая. Когда вы смотрите телевизор, рекламные паузы нередко раздражают. Зато названия фирм на спортивной экипировке воспринимаются как составная часть зрелища и потому хорошо “усваивается” потребителями.


О самом важном


— Выступления за клуб не мешают тебе продуктивно играть за национальную команду. С каким чувством ты приезжаешь в Минск из благополучной Европы?


— Минск — мой родной город. Я здесь вырос, тренировался. Тут живут мои родные, друзья. Здесь меня всегда радостно встречают папа, Александр Николаевич, Татьяна Григорьевна, коллеги по сборной, сотрудники Центра олимпийской подготовки. И, кстати, вы тоже. В Минске ощущаю внимание прессы. Практически всегда кто-то обращается с просьбой дать интервью, что я с удовольствием делаю. Это ведь важно для популяризации настольного тенниса. Вижу, что интерес к нашей игре, к выступлению национальной команды огромный. Трибуны Дворца тенниса, как правило, переполнены. Заняты не только сидячие места, многим приходится смотреть игру стоя. Люди очень тепло поддерживают нас. Все это для меня очень важно.


— Твоя профессия — побеждать. Ты уже столько выиграл, но…


— Я не устал от настольного тенниса и от побед. Тем более что самых главных титулов — мирового и олимпийского — у меня еще нет. Но я очень хочу побеждать. Хотя сознаю, что теперь, с увеличением диаметра теннисного шара с 38 миллиметров до 40, это делать все труднее. В 1997 году на чемпионате мира мне удалось обыграть четырех китайцев. Сейчас у них козырей больше. Чтобы бороться с ними, необходима великолепная физическая готовность, которой я никогда не отличался. Александр Николаевич, клубный тренер “Ройял Вилетт” Дубравко Скорич, Николай Константинович убедили в том, что ключ к усилению игры лежит в повышении ОФП. В этом году большое внимание уделяю развитию подвижности и выносливости. Хорошая работа ног позволяет быстрее перемещаться и благодаря этому эффективно готовить удар справа, а значит — играть агрессивнее. Наращиваю также мощь плечевого пояса. Правда, в этом опасно перегнуть палку. Можно накачать мышцы и при этом потерять тонкие мышечные ощущения. Чувствую, что эта работа уже стала давать ощутимую отдачу. Надеюсь, что способен прогрессировать и дальше.


Может быть, теперь жажда победы даже больше, чем была раньше. Понимаю, что для активной игры на высоком уровне у меня есть еще пять-шесть лет. Поэтому отступать уже некуда.


— Олимпиада-2008 состоится в китайской столице…


— Чтобы лучше к ней подготовиться, планирую летом поиграть в китайской лиге. Так делают многие европейские теннисисты. До наступления сентября, когда в Европе открывается сезон клубных соревнований, можно без боязни попасть под штрафные санкции поиграть два месяца в Поднебесной. Повторю: желание играть и побеждать у меня огромное!


До той поры еще далеко. Наступает Новый год. Хочу передать поздравления коллективу “Прессбола” и читателям вашей газеты. Пусть в ваших семьях царят мир и любовь!


Лауреаты предыдущих лет


1992 Спартак МИРОНОВИЧ


1993 Геннадий КАРПЕНКО


1994 Владимир БОДРОВ


1995 Александр БОРИСОВ


1996 Камандар МАДЖИДОВ


1997 Александр ЛУКАШЕНКО


1998 Валерий ЧЕРТКОВ


1999 Анатолий КАПСКИЙ


2000 Эдуард МАЛОФЕЕВ


2001 Иван ИВАНКОВ


2002 не определен


2003 не определен


2004 Юрий ЧИЖ





Комментарии (0)