2019-05-23 22:05:28
Волейбол

Наша надежда. Возила в Италию зефир. Там все от него в восторге

Наша надежда. Возила в Италию зефир. Там все от него в восторгеНедавний контракт Анны Гришкевич с итальянской “Монцей” наделал чересчур много шуму. Такой трансфер — это хорошо. Но она туда еще только собирается.


А вот ее коллега по бронзовой “молодежке” и ровесница
Юлия МИНЮК, которой вчера исполнилось девятнадцать, уже провела на Апеннинах минувший сезон — в составе “Брешиа”, куда перебралась летом из “Прибужья”. Причем получилось у нее в Италии, кажется, лучше всех белорусок в истории! Ведь до этого Вера Климович в рядах “Казальмаджоре” почти не играла. Анастасия Гарелик в форме “Казерты” выступала в серии “А2”. А Анжелика Борисевич посреди сезона получила серьезную травму и покинула “Кьери”. Отклик не заставил себя ждать, и все идет к тому, что Юля вот-вот дебютирует в сборной — в стартующей в воскресенье Евролиге.

— Наши волейболистки в недавние годы уезжали в Италию уже после двадцати, причем все к тому времени были на слуху. А как восемнадцатилетней девушке перебраться из Бреста в серию “А1”?
— Ну а что, разве Брест такой уж плохой? А секрета никакого нет. И формулы успеха — тоже. Просто мне повезло, что появилась возможность выступать в таком чемпионате. Как показал сезон, он — один из сильнейших в мире. Ведь в финале Лиги чемпионов играли “Новара” и “Конельяно”. А так мой приезд в Италию — хорошее стечение обстоятельств.

— Понятно, что для этого не обойтись без агента. Вас присмотрели на юниорском чемпионате Европы в 2017-м, где завоевали бронзу?
— Даже чуть раньше. Ключевой момент — выигрыш чемпионата ЕЕВЗА, на котором победили Россию 3:1. Этот турнир обычно проходит в декабре, а вскоре после него мы получили путевку на тот чемпионат Европы — в январской квалификации в Италии. А весной взяли бронзу в Голландии. Не представляете, как было приятно! Нас заметили!

— Лучшей блокирующей финальной части признали тогда Юлию Кислюк. Куда пропала?
— С ней все хорошо — насколько знаю, учится в Минске в БГУИРе.

— Та бронза дала путевку на чемпионат мира в Аргентине. Как добирались?
— Из Стаек поехали в Варшаву. Там переночевали и полетели в Амстердам. Оттуда — двенадцать часов до Рио. Потом — перелет в Росарио и уже автобусом в Санта-Фе. Но это еще ничего. Вот как возвращались! Вечером обыграли Бразилию 3:2 — и вперед. Причем в Рио прибыли в шесть утра, а самолет в Европу — через восемь часов. Мало того что ночью не спали, так еще и сиденья в аэропорту такие неудобные... Пробовали вздремнуть, но куда там. Затем из Парижа летели в Варшаву, а оттуда уже автобусом домой. Агата Бекша у меня в Бресте ночевала, а утром на маршрутке уехала к себе в Гродно. Так она засекала: на обратную дорогу ушло сорок четыре часа. Почти двое суток! А здесь еще и смена часовых поясов. Вроде и пытаешься уснуть, поскольку раннее утро, но для организма это совсем другое время.

— Насколько знаю, зал в Санта-Фе такой, что можно запросто пройти мимо?
— Это правда. Внутри вообще жутко холодно было, поскольку в Аргентине в августе зима. А снаружи зал, как по мне, был похож на какой-то полузаброшенный завод. Ну а что? По меркам Европы это не такая уж и богатая страна. Благо оказалось, что для игры зал вполне удобен.

— Вернемся к Италии. Нашим игрокам трудно устроиться в Европе из-за того, что Беларусь не член Евросоюза?
— Доля правды в этом есть. Потому что оплачивать трансфер в таком случае нужно полностью. А если ты из Евросоюза, то только половину суммы. Клубам так, конечно, выгоднее. Впрочем, если есть заинтересованность, то тебя заберут так или иначе.

— Почему “Брешиа”, а не “Минчанка”, куда перед началом прошлого сезона звал Виктор Гончаров?
— Обе команды выступают в сильнейших чемпионатах. Но у меня была мечта попробовать себя в Италии. Я к ней шла, и хотя Виктор Федорович был весьма настойчив, предать ее не смогла.

— Главный тренер “Брешиа” Энрико Маццола недавно сказал: “Минюк может покинуть команду”...
— Сейчас агент активно работает. Варианты есть. Но пока не могу ничего сказать. Может так выйти, что останусь в “Брешиа”. Невероятно рада, что за этот сезон повысила уровень своего волейбола. И что у меня, несмотря на молодость, было в достатке практики. Испытала такие эмоции! Это просто “вау”!

— Кстати, вы почти сразу стали играть в стартовом составе. Сюрприз?
— Не сказала бы. У нас до начала чемпионата было много товарищеских матчей. И до приезда в команду другой блокирующей — американки Хэйли Вашингтон — играла в межсезонье постоянно. Затем — по очереди с другими центральными. Так что ко всему была уже готова.

— Как это вам удалось одолеть “Новару” и дважды “Конельяно”?
— Против “Конельяно” играла оба раза. Колоссальный опыт! Еще год назад смотришь на эту команду по телевизору, а тут сам ее побеждаешь. Перед первым матчем у нас на опробовании площадки основная доигровщица травмировалась. А еще и капитана не было из-за повреждения. Так что выступали экспериментальным составом. Эмоций от победы добавило то, что играли в гостях, а там собрался полный зал — пять тысяч человек. Еще подумалось: неужели так могут болеть? После чемпионата Беларуси это было нечто.

На следующий матч соперник выставил второй состав — заранее победил в “регулярке” и предоставил отдых основе. Это нам, конечно, помогло — тоже выиграли 3:2. Как и у “Новары”. А вообще в Италии даже аутсайдеры нередко оказывались сильнее фаворитов. Каждый тур — непредсказуемый. И за счет этого чемпионат получился очень интересным.

— Как бороться на блоке с мировыми звездами Эгону и Фабрис? Раньше выпрыгивать?
— Наоборот, позже. Эгону очень нестабильна. У нее бывают матчи, в которых она просто феерит — получается все. А иногда бьет то по аутам, то по блоку. А Фабрис... Такая ее игра — за счет польской связующей Йоанны Волош, которая для меня — топ-уровень. Шикарная пасующая, с которой очень хотелось бы когда-нибудь выступать вместе.

— Кроме Вашингтон и вас, в команде были еще две иностранки — голландка Юдит Питерсен и испанка Джессика Риверо. Общались в основном с ними?
— Да. Питерсен мне очень помогла. В первый месяц в Италии была как старшая сестра. Если требовалось, переводила на английский. Помогала максимально. А Риверо, когда закончился сезон в “Брешиа”, сказала: “С тобой не прощаюсь”. Нашим сборным играть и скоро в Евролиге, и осенью на чемпионате Европы. Но сейчас мы соперники только на площадке. За ее пределами — подруги.

— А по-русски было с кем пообщаться?
— Естественно, с нашей Анжеликой Борисевич. А еще в начале сезона пересекалась с украинцем Олегом Плотницким, выступавшим в “Монце”. Так здорово было хоть с кем-то на одном языке поговорить! Встретились случайно: у Риверо в “Монце” есть подруга боснийка Эдина Бегич. Вот и собрались в выходной в одной компании.

— На футбол выбирались? “Брешиа” выиграла серию “В”.
— Нет. Футбол не люблю. Однажды на баскетболе была. В городе красивый зал — “ПалаЛеонесса”. Команда, кстати, тоже серию “А2” выиграла несколько лет назад — как и мы, и футболисты.

— А у вас же другой зал?
— Да. Он находится рядышком с городом — в деревушке Монтикьяри. Там три года назад был финал женской Лиги чемпионов. Арена уже не новая, но хорошая. Три тысячи человек вмещает. Вот на игру с “Новарой” была битком. А так меньше тысячи никогда не собиралось. Спрос имелся, хотя команда далеко не лидер.

— Жили в Брешиа или ближе к залу?
— Как раз в Монтикьяри. Клуб снимал там двухэтажный коттедж на четыре квартиры, в котором обитало шесть игроков. То, что населенный пункт совсем маленький, для меня как для молодого игрока — плюс. Особо никаких соблазнов. Только тренируешься и восстанавливаешься. Времени для глупостей не было.

— Неужели горячие итальянские парни не приударяли?
— Случалось. Но я не за этим туда ехала. Не моя цель номер один.

— Вы еще растете в прямом смысле слова?
— Думала, что уже нет. Но за прошлый год выросла на сантиметр. Была сто восемьдесят восемь. А с кроссовками стала сто девяносто.

— Правда, что высокой девушке трудно найти парня?
— Главное, чтобы человек был хороший. Бывают и высокие, которых хочется обойти за километр. А встречаются и низкие очень хорошие. Так что не делю людей по этому признаку.

— Полное название команды “Миллениум Брешиа”. Что означает эта приставка?
— Если уж совсем точно, то “Банка Валсаббина Миллениум Брешиа”. Первые два слова — название банка, который является нашим спонсором. А “Миллениум” — это уже название команды.

— В Италии с участием спортсменов проводят множество рекламных и социальных акций. Вам какая запомнилась?
— Одной по-настоящему восхищаюсь. За каждый домашний эйс наш банк вносил по сто евро в фонд по борьбе с раком молочной железы. Если переводить с итальянского — “эйс против рака”. За сезон мы сделали семьдесят один такой эйс. Ну и, выходит, собрали семь тысяч сто евро.

— Какие продукты запрещают клубные доктора? Пасту, пиццу?
— К нам каждые полтора месяца приезжал диетолог. Проходили взвешивание. Причем все досконально — замеряли процент жира, мышц. Нам говорили: тебе нужно пить вот этот витамин, тебе — исключить глютен и так далее. И каждому высылали индивидуальное меню. Но дело не в килограммах — в том, как ты себя чувствуешь. Нас после игры могли спокойно накормить пиццей. Кто не хотел — заказывал что-то другое. Тотального контроля точно не было. Не знаю, как итальянки — не только волейболистки, а вообще все — это делают, но они могут есть немерено пиццы и находиться при этом в идеальном состоянии. Тростиночки!

— Футболисту Виталию Кутузову в “Милане” сразу вырвали зубы мудрости.
— Со мной такого не было. Но, помню, как-то зуб сильно разболелся посреди ночи — тут же вышла на связь с менеджером команды. И уже после утренней тренировки была в клинике, причем на приеме у русского стоматолога. Это к вопросу о помощи. Оказывали ее оперативно и по любым вопросам.

— Правда, что на выезды отправлялись сугубо автобусом?
— Да. Как-то так сложилось, что большинство команд в серии “А1” базируются в окрестностях Милана. Только “Скандиччи” и “Бизонте” — в регионе Тоскана. Ну и “Кунео” за Турином, вблизи границы с Францией — туда тоже ехать далековато. А так самая затяжная поездка — часов пять.

— От Брешиа до Милана — сто километров. Выбирались?
— Да. Правда, у меня нет прав. Клуб обеспечивает легионеров машиной, но мне по этой причине авто не предоставили. Так что до Милана ездила поездом — полтора часа. До Вероны еще быстрее — час.

— Чего не хватало в Италии?
— Некоторых наших продуктов. Гречку с собой везла — двух килограммов как раз хватило на сезон. Там она не продается. И зефира нет. Тоже захватила в подарок одноклубницам. Все от него были в восторге. Еще не найти творога, кефира, сырков глазированных. А если глобально, то, конечно, не хватало поддержки родителей и друзей. Впрочем, Италия здесь особо ни при чем. Ведь точно так же было бы и с моим условным переходом в “Минчанку”. Я же впервые уехала из родного Бреста. Само собой, трудно. Но не ужасно — терпимо. Да и все-таки нужно выходить из зоны комфорта. Это делает тебя как личность сильнее.

— А что удивило в другой стране?
— Отношение людей к волейболу. После матчей, хотя первые туры и пропускала, болельщики подходили фотографироваться. Малышня подбегает: “Распишитесь мне на майке! А мне — на чехле телефона!” Нашим болельщикам есть чему поучиться. Но не хочу сказать что-то плохое про Беларусь. Я родину люблю. И рада, что меня вызвали в сборную. Это было волнительно. Приятное потрясение!

— И как работается в Стайках?
— Чувствую себя комфортно. Во-первых, уже пересекалась почти со всеми девчонками — или в “молодежке”, или в чемпионате Беларуси. Во-вторых, в тренерском штабе специалисты из Бреста, с которыми тоже была ранее знакома. Занятия все интересные — направлены как на индивидуальные, так и на командные действия. Обстановка в сборной отличная. И я рада, что благодаря опыту, который получаю за рубежом, могу приносить стране пользу. Во имя этого и стоит работать.



Комментарии (0)