2005-09-22 07:16:16
Борьба

ДЗЮДО. ПОРТРЕТЫ. Юрий Рыбак: большой шкаф громче падает

ДЗЮДО. ПОРТРЕТЫ. Юрий Рыбак: большой шкаф громче падает

Если и есть на свете спортсмен, которому добродушный Юрий РЫБАК объявил бы “вендетту по-белорусски”, имя ему — Кейджи Сузуки. Судите сами. 20 августа 2004-го именно японец преградил нашему соотечественнику дорогу в полуфинал Олимпиады (белорус выигрывал “ваз-ари”, хотя тот бросок заслуживал “иппона”, контролировал ход поединка, однако японец изловчился-таки провести прием и победил), а две недели назад на каирском первенстве планеты судьи сделали все от них зависящее, чтобы в главной схватке турнира в весовой категории до 100 кг не встретились Рыбак и Сузуки…




ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Юрий РЫБАК. Родился 6.03.79 в Дзержинске Минской области. Мастер спорта международного класса. Первый тренер — Чинат Тимиров, сейчас тренируется у Вячеслава Кота. Двукратный чемпион мира и трехкратный чемпион Европы по самбо. Бронзовый призер чемпионата мира по дзюдо 2005 года в абсолютной категории, серебряный призер чемпионата Европы-2002 в команде, бронзовый призер первенства континента-2003 в весовой категории свыше 100 кг. Серебряный призер “Jigoro Kano Cup” 2005 года. Участник Олимпиады-2004. Женат, воспитывает двух дочерей.


— Юра, что все-таки произошло в первый день чемпионата мира, когда присужденную поначалу тебе победу отдали украинцу Виталию Бубону? Понимаю, воспоминания не самые приятные, но тем не менее.


— Ничего, давно это было, перегорело уже… Я прошел сопернику в ноги, оторвал от татами и бросил на спину, после чего по инерции через него перекатился. Рефери на ковре предложил нам заправить кимоно и показал, что мой прием оценен “иппоном”. Однако затем судей, обслуживавших поединок, подозвал к себе председатель жюри — японец, кстати. Они перекинулись буквально двумя-тремя словами, а я в ожидании окончательного вердикта стоял в центре татами абсолютно уверенный в том, что вышел в финал. И каково же было мое удивление, когда первоначальное решение отменили и присудили чистую победу украинцу… Объяснение этому и у тренерского штаба, и у большинства специалистов, и у меня одно: японский арбитр, облаченный правом решающего голоса, сделал все от него зависящее, чтобы в финале Сузуки встретился с Бубоном — более удобным для Кейджи соперником. Наши пути-дороги с Сузуки уже пересекались, в том числе и в Афинах, где мне, опять же не без “помощи” судей, немного не повезло.


— Несправедливость так подействовала, что в схватке за бронзу ты без вариантов уступил россиянину Кабанову?


— В некотором роде. Хотя в принципе должны были бы привыкнуть, что арбитры всегда довольно предвзято относятся к дзюдоистам с постсоветского пространства, и к белорусам в частности. Например, на последней “Европе”, считаю, засудили Сергея Новикова. Он бросил соперника на “иппон”, но победу отдали оппоненту… И этот случай, увы, далеко не единичный.


Что касается моего каирского поединка за бронзу, то я повел встречу чересчур авантюрно, стараясь быстрее решить исход в свою пользу. За это и поплатился — попался на прием. Нужно было прислушаться к совету тренеров… Получилось, сам себя наказал.


— Ты изначально планировал бороться и в “сотке”, и в “абсолютке”?


— Тренерский штаб сборной еще в Минске принял решение, что мы с Юлией Борисик выступим в двух весовых категориях.


— И с каким настроением выходил на татами против соперников по абсолютной категории?


— Со злым. Как ни крути, а пятое место — далеко не тот результат, на который нацеливался.


— Троих дзюдоистов ты разделал под орех, одержав три чистые победы, а вот в полуфинале перед Тменовым сплоховал.


— Россиянин — очень сильный борец. Страсть как хотелось выиграть, однако, к сожалению, не получилось… Я часто использую бросок через голову, но если промахнуться, то можно попасть на удержание. Пару раз уходил с удержания, в последний же не удалось — сил не осталось. И неудивительно: Тамерлан намного тяжелее меня… Выходя против борцов его плана, нужно много двигаться, перемещаться по татами эдаким зайчиком-попрыгайчиком…


— Плюс одно имя Тменова наверняка давит, прижимает к земле…


— Нет. Все люди изначально равны, все падают. Наоборот, борьба с такими спортсменами, как Тменов, является дополнительным стимулом, а твоя победа приобретает больший вес.


— Поединок за бронзу хорошо помнишь?


— Конечно. Мне противостоял Сун Хо Чжан из Южной Кореи, которого Игорь Макаров победил в олимпийском финале. Мысль в преддверии схватки была одна: победить. Согласись, привезти домой два пятых места и ни одной медали — это слишком.


— Ладно кореец, чей вес сопоставим с твоим. Но ведь в “абсолютке” можно нарваться на дзюдоиста, который тяжелее на полцентнера, а то и больше. Помнится, в 2003-м на чемпионате Европы в Дюссельдорфе ты сразился с испанцем Руано, превосходившим тебя на 110 кило…


— Было такое. Правда, с Руано я боролся не в “абсолютке”, а в категории “плюс сто”. Да и ничего страшного в этом нет. Недаром у нас в ходу поговорка: чем больше шкаф, тем громче он падает! Хотя своя специфика борьбы, естественно, имеется. В отличие от “сотки”, где можешь взять соперника в охапку, в абсолютной категории стараешься держать дистанцию, чтобы подловить подходящий момент для приема.


— Ты в принципе успешно выступаешь и в самбо, и в дзюдо. И несмотря на схожесть этих видов, разница существует…


— Понял, о чем хочешь спросить. Проблемы перехода от одного вида к другому, конечно же, есть. Скажем, самбистская куртка отличается от дзюдоги и размером, и качеством ткани. Да и сама борьба, тактика другие… Короче, нюансов действительно хватает, и нужно время, недельки две, чтобы адаптироваться от дзюдо к самбо. И наоборот.


— Может, есть смысл сосредоточиться только на дзюдо?


— Зачем? Самбо — по сути, родной вид спорта. И пускай я дважды выигрывал золото чемпионатов мира и трижды — Европы, останавливаться на достигнутом не собираюсь. Тем паче скоро первенство планеты. А дзюдо — олимпийский вид, хочу и в нем добиться серьезных успехов. Иными словами, буду совмещать.


— Поговаривают, ты большой поклонник исторической литературы.


— Да, прочитал почти всего Валентина Пикуля. Раньше увлекался детективами, но сейчас все больше налегаю на исторические романы. Про Русь, например.


— А про Белую Русь?


— Как-то не попадались, хотя у отца большая библиотека, и он позволяет мне ею пользоваться.


— Выдает под роспись?


— Почти. Папа очень бережно относится к книгам.


Еще нравится разгадывать кроссворды, из фильмов предпочтение отдаю комедиям. “Мимино” — одна из моих самых любимых кинолент. Впрочем, триллеры и боевики мне тоже не чужды.


— Слышал, ты женат.


— Давно уже. Женился в 18 лет. Супругу зовут Юля, она тоже родом из Дзержинска. Там до сих пор и живем, благо расстояние до Минска небольшое: двадцать минут на машине — и я в столице. У нас две девочки: старшей, Даше, семь лет, а младшей, Вике, полтора годика. Знаешь, если бы не женился, возможно, сейчас и не боролся бы — молодой был, ветер в голове гулял…


Андрей Казусенок: бронзе огорчился


Интересно, верил ли в 1992 году первый тренер Андрея КАЗУСЕНКА — и “по совместительству” кузен — Виктор Назаров, что его двоюродный брат станет бронзовым призером чемпионата мира по дзюдо? Думаю, вряд ли. Тем более что до недавнего времени уроженца села Лекерто знали прежде всего как перспективного самбиста. Конечно, бронза, завоеванная Андреем на молодежной “Европе” в словенской Любляне в ноябре 2004-го, рассматривалась как весомая заявка на будущее, однако несть числа примерам, когда спортсмен, крушивший всех и вся “по молодежи”, во “взрослой” компании попросту терялся… С Казусенком этого не произошло. И тем не менее его каирская медаль — безусловно, одна из главных сенсаций завершившегося мирового форума дзюдоистов.


ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Андрей КАЗУСЕНОК. Родился 15.01.84 в деревне Лекерто Бобруйского района Могилевской области. Первый тренер — Виктор Назаров, сейчас тренируется у Эрнста и Виктора Мицкевичей. Чемпион Европы-2005 по самбо, победитель чемпионатов мира и Европы по самбо среди молодежи, бронзовый призер чемпионата мира-2005 по дзюдо в весовой категории до 90 кг, бронзовый призер первенства континента-2004 среди молодежи. Холост.


— Андрей, а для тебя не было неожиданностью уже то, что в Египет поехал именно ты, а не бронзовый призер Осаки Сергей Кухаренко?


— Долгое время этот вопрос оставался открытым. Окончательное же решение, что на чемпионат мира отправлюсь я, тренерский штаб принял после турнира в немецком Брауншвейге, где занял первое место, победив в финале олимпийского чемпиона голландца Марка Хайцингу.


— Сергей не обиделся?


— Не знаю… Не исключено. Как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь. Уверен, в глубине души любой спортсмен почувствует себя уязвленным, когда ему предпочтут другого. Ничего не поделаешь: спорт есть спорт…


— Удалось побродить по Каиру?


— Наутро после окончания чемпионата мира было свободное время. Мы съездили в Гизу, посмотрели пирамиды, Сфинкса. Они, конечно, потрясают воображение, чего не скажешь о Каире. Город, мягко говоря, не произвел впечатления — неухоженный какой-то, запущенный… Про правила же дорожного движения египтяне, похоже, и не слышали. Мало того что машины у них старые, добитые, так и водители ездят, как бог на душу положит: кто понаглее — посигналил и вперед. Организация соревнований оставляла желать лучшего, болельщиков на трибунах было немного. Думаю, чемпионат следовало провести в другом месте.


— Твоим первым соперником оказался олимпийский чемпион Звидаури. Не замандражировал, когда узнал, с кем предстоит бороться?


— Нет. Во-первых, я не следил за жеребьевкой, а во-вторых, тренеры просто проинформировали, что мне попался грузинский дзюдоист, не называя его регалий. Выходи, говорят, и борись. Я так и сделал. И только после окончания поединка узнал, что уже на первой минуте победил удержанием чемпиона Олимпийских игр.


— С таджиком Асранкуловым справился тоже без проблем?


— Не сказал бы. Было тяжеловато, поскольку в первой схватке не продышался как следует. Но ничего, выиграл. Правда, по оценкам — “юко” против “кока”. В третьем поединке боролся с хозяином татами Хешамом Мезбахом. Трибуны его здорово поддерживали. И вообще, он считается наиболее перспективным египетским дзюдоистом. Мезбах, кстати, таковым и является, что, впрочем, не помешало бросить его на “иппон” на второй минуте. Это меня слегка даже удивило. Нет, ни в том плане, что бросил на “иппон”, а в том, что присудили победу — как-никак мне противостоял хозяин чемпионата. Примеров предостаточно, когда проводишь прием, заслуживающий оценки “иппон”, а дают в лучшем случае “ваз-ари”. А могут и никак не оценить…


— Ну а о том, что твоим противником по полуфиналу стал еще один олимпийский чемпион, грек Илиадис, надеюсь, знал?


— Конечно. Мне с ним уже доводилось встречаться как на соревнованиях, так и в спаррингах, когда греки приезжали к нам тренироваться. Увы, уступил. Самое досадное, что я понял, на какой прием пойдет Илиадис, принял контрмеры и должен был бросать, однако он чудом зацепил меня и уронил на спину… Немножко недоработал.


— С каким чувством выходил на поединок за бронзу против поляка Матыяшека?


— С огромным желанием победить. Кроме того, было очень обидно, что проиграл в полуфинале. А когда завоевал бронзу, стало еще досаднее. Наблюдая за схваткой Хироши Изуми и Илиадиса, неоднократно ловил себя на мысли: ведь вместо грека с японцем мог бороться я… Естественно, на пьедестале радость от завоеванной бронзы переполняла, однако к ней примешивалось и разочарование, что не взял медаль из более благородного металла.


— Так или иначе, самбо, похоже, не мешает тебе добиваться успехов в дзюдо?


— В некоторых случаях даже помогает. Например, в противостоянии с японцами очень даже полезна, как мы называем, самбистская борьба. Иными словами, в самбо есть приемы, не запрещенные и в дзюдо, и о существовании которых родоначальники “гибкого пути” просто не знают. В том числе и за счет этого их можно победить.


Как бы там ни было, я пока не собираюсь изменять самбо. Тем более что одно другому, повторюсь, не мешает. Хотя определенные трудности, конечно, возникают — все-таки при всей схожести дзюдо отличается от самбо.


— Какие, помимо борьбы, интересы у бронзового призера чемпионата мира?


— Являюсь студентом четвертого курса БГЭУ. Когда появляется свободное время, стараюсь наведаться домой, навестить родных, побывать на природе, в лесу, возле озера — мне, родившемуся в деревне, в Минске этого не хватает. Музыкальные пристрастия — шансон. Им меня заразил мой друг Сергей Новиков, с которым живем в одной комнате в общежитии. В принципе нравятся все исполнители этого жанра.


— По поводу твоих шансов в Пекине говорить, видимо, преждевременно…


— Загадывать, пожалуй, не стоит, но готовиться к Олимпиаде необходимо начинать уже сегодня. И работать, работать, работать…





Комментарии (0)