2011-06-08 20:52:13
Биатлон

Интервью с главным. Реформа Цыбульского

Интервью с главным. Реформа ЦыбульскогоКогда накануне отъезда женской сборной Беларуси в Германию мы позвонили главному тренеру команды Андриану ЦЫБУЛЬСКОМУ и попросили его коротко рассказать о предстоящем сборе и о делах в национальной команде, он ответил так: “Знаете что, приезжайте лучше ко мне в Раубичи. Я давно хотел через вашу газету обратиться ко всем заинтересованным лицам и высказать мысли по поводу будущего белорусского биатлона”. Упустить такую возможность мы просто не могли.


Андриан Алексеевич взял с места в карьер.
— У меня в команде сейчас три воспитанницы российского биатлона, одна лыжница и только двое представляют национальную школу.

— На республиканском тренерском совете вы сказали, что в сборную должны приходить спортсменки уровня Домрачевой. На месте тренеров резерва поневоле призадумаешься...
— Я в первую очередь хотел донести мысль, что мы должны искать в стране таланты ее уровня. Потому что медали на мировых первенствах, Олимпийских играх сейчас завоевывают именно такие одаренные спортсменки. Практически в каждой сборной одна-две такие биатлонистки есть. Чтобы с ними сражаться, нужно соответствовать их высочайшему уровню. Иначе медаль не завоюешь. Это я говорю с позиции поставленной перед нами задачи. Если бы нам нужно было просто попасть в тридцатку, то я не задумывался бы над поиском уникумов, потому что спортсмен среднего уровня при хорошей подготовке способен часто оказываться в числе тридцати лучших.

— А что мешает нашим биатлонным школам воспитывать таланты? Почему мы их постоянно ищем на стороне?
— Это происходит потому, что нет отлаженной системы поиска талантов и доводки их до уровня национальной сборной. Я все свои выступления в федерации, на тренерских советах свожу к одному: нам надо перейти от натаскивания молодых на результат к системе поиска талантов. Мы каждый год формируем юношескую и юниорскую сборные, создаем им все условия, даем хороший инвентарь, массажистов, врачей — то есть форсируем подготовку ради результата на юниорских первенствах. А потом они приходят во взрослую сборную, и им добавить нечем. Я вообще противник всех этих юниорских и особенно юношеских команд. Лучше деньги, которые идут на их подготовку ради юниорских медалей, потратить на то, чтобы охватить как можно больше молодых спортсменов и провести селекцию. А чтобы провести селекцию и оценить возможности каждого, надо создать равные условия. Когда люди тренируются и соревнуются в одинаковых условиях, легче выбирать. Это во-первых. Во-вторых, исключаются случаи, которые уже не раз имели место: одному родители обеспечивают хорошие мази, лыжи, патроны, а другой, может быть талантище от природы, проигрывает только потому, что у него инвентарь хуже, и в итоге остается незамеченным.

— Вот вы говорите, что юниорские медали не нужны и от них больше вреда, чем пользы. А как же Нойнер, Домрачева? Они ведь и в юниорском возрасте все выигрывали, и это не помешало им потом во взрослом спорте выйти на высочайший уровень...
— Отвечу так: если детские тренеры найдут спортсменку, как Нойнер или Домрачева, то ее не надо натаскивать на результат. Вот когда Даша выступала по юниоркам, мы ее не готовили специально к чемпионату мира. Она туда съездила просто между соревнованиями и выиграла две медали. Причем легко. Поэтому нашел ты талант — начинай его готовить ко взрослому спорту. Главное, в каждом возрасте развивать определенные навыки, чтобы к основной сборной человек подходил уже всесторонне развитой личностью. Не должны соревноваться 13-14-летние точно так же, как взрослые. А у нас создают юношеские команды и давай их, как взрослых, натаскивать к чемпионату мира.

— Но ведь работу тренеров школ, училищ олимпийского резерва как раз оценивают по результатам юниорских чемпионатов.
— Так в этом вся загвоздка. Надо наконец определиться, чего мы хотим от биатлона. Правильно поставленная задача — это 80 процентов успеха. Сейчас у наших тренеров резерва нет конкретной цели — подготовить биатлониста для национальной команды. Им нужен сиюминутный результат. Отсюда все и идет.

— А руководство федерации разве не понимает, что создавшаяся ситуация ненормальна?
— Председатель федерации все прекрасно понимает, поэтому и сказал мне: “Ты поставь конкретные задачи, что кому надо”. Естественно, мы с Клаусом Зибертом и нашими НИИ подготовим методическое пособие, в каком направлении работать с детьми. Но все равно при той ситуации, когда школы, зарплаты тренеров зависят от результатов, показанных 13-14-летними спортсменами, реализовать это будет очень сложно. Я сам работал тренером на всех уровнях и отлично знаю: никто не будет слушать, что ты готовишь кого-то на перспективу. Например, в прошлом году Федор Свобода решил поработать так, как мы хотели, то есть не обозначать конкретные юношеские команды, а стараться охватить как можно больший круг кандидатов. Благодаря этому удалось посмотреть девочек, которые есть в стране, вплоть до 96-го года рождения. Потом подвели их к сезону. Дальше оставалось лишь проводить планомерный отбор. Так нет, Свободу начинают “строить”: “Где медали на юношеском первенстве?” И опять все по новой: выделяют пять человек как юношескую команду и давай их тащить...

— Хорошо, тогда как, по-вашему, должна работать система, осуществляться селекция, подготовка?
— Во-первых, не нужно создавать юношеских команд. Во-вторых, в Раубичах следует собрать молодых спортсменов, скажем, 93-96 годов рождения и провести первый сбор в июле. Деньги на это найти можно — у нас там всего человек пятнадцать. Собрали, тренер централизованно просмотрел, направил работу, совместно с личными наставниками провели тренировки, контрольные соревнования, разъехались опять по местам готовиться. Потом еще раз собрались и все то же самое: потренировались, посоревновались в одинаковых условиях, набрали очки и лучшие отправились на чемпионат мира. Не за медалями для страны, а в качестве поощрения, чтобы можно было посмотреть, как они будут выглядеть среди сверстников на мировом уровне. Для медалей есть взрослая команда. Вот при такой системе мы никого не упустили бы из виду и юные спортсмены планомерно готовились бы ко взрослому спорту. А душить детей медалями...

— А как все-таки при таком подходе оценивать работу тренеров школ, ведь подготовка спортсмена для взрослой команды — дело не одного года?
— Конечно, это проблема, но и ее можно решить. Только в одиночку или вдвоем с кем-то сделать это я не смогу. Здесь нужно коллективное понимание главной задачи — планомерный поиск, отбор и подготовка к национальной команде. Я знаю, как готовят спортсменов в той же Германии. Много лет немцы не выставляют команды на юношеские чемпионаты. В этом возрасте они не занимаются узкой специализацией. Система работает так, чтобы к юниорскому возрасту был готовый спортсмен с поставленной техникой бега, стрельбы и всего остального. И пожалуйста — приходят и начинают всех обыгрывать. А потом еще и не каждый из чемпионов по юниорам может пробиться в главную команду. Надо и нам повышать общий уровень подготовки, ведь таланты на пустом месте не рождаются. Чем выше уровень, тем больше шансов, что в национальную сборную раз, скажем, в три-четыре года будет приходить одаренный спортсмен. За пару олимпийских циклов можно слепить не команду, а “бомбу”.

— Теперь хотелось бы поговорить о делах главной команды. Почему изменили место сбора?
— Да, мы планировали провести сбор в другом месте, в Боденмайсе, где уже готовились в этом году. Но так сложилось, что Клаусу Зиберту тяжело даются длительные переезды, а Боденмайс находится довольно далеко от места, где он восстанавливается после болезни. Поэтому решили перенести сбор в Альтенберг, поближе к Зиберту. Там тоже прекрасная база, мы ничего не теряем. И Клаус сможет полноценно отработать весь сбор.

— Решился как-то вопрос с формированием и финансированием команды “Б”?
— У нас есть биатлонистки, которые не входят в основную сборную, но уже находятся у нас на заметке. Это Толкач, Юркевич, Нестерчик, совсем еще юная Алимбекова. С ними мы связываем определенные надежды, поэтому хочется, чтобы они обязательно работали вместе с основой и были у нас на виду. Эти девочки уже отобраны среди остальных, в них вложены определенные средства. Но так получается, что с ними надо еще год-два поработать, чтобы определиться окончательно, а места для них в национальной команде не находится. Поэтому команда “Б” просто необходима. Для развития биатлона. С деньгами пока сложно из-за трудного положения в стране, однако председатель федерации понимает это и сказал, что команду “Б” сформируем, но с финансированием придется немного подождать. Хотя подвижки уже есть. За счет привлечения альтернативных средств на сбор в Альтенберг мы забираем двух девочек из команды “Б” — Аллу Толкач и Динару Алимбекову. И планируем, что с июля вторая команда полноценно заработает.

— Россияне увели у нас руководителя сервис-группы Нойнера. Замену ему нашли?
— Вот как раз во время сбора в Германии буду параллельно заниматься организационными вопросами — искать нового руководителя сервис-группы.



Комментарии (0)