2014-06-21 14:45:24
The Vashkevich

Непал-2070. Чайная церемония (ПОСЛЕДНЯЯ СЕРИЯ)  

Непал-2070. Чайная церемония (ПОСЛЕДНЯЯ СЕРИЯ)Все звали девочку Чай. У нее было какое-то нормальное имя по паспорту, но им никто не интересовался. Каждый день она, одетая в розовую кофту, появлялась на трибунах стадиона “Дасаратх Рангасала” с чайником. И ходила по рядам, и резко кричала чайкой: “Чай, чай, чай!”

Часть 1. Стадион без адреса
Часть 2. Великомученники
Часть 3. Трехзвездочные
Часть 4. Футбол на могиле демона

Часть 5. Непал олимпийский
Часть 6. Белые львы старого храма
Часть 7. Профессионалы
Часть 8. Женщины и дети
Часть 9. Музыка общественных туалетов
Часть 10. Флаг их бело-голубой
Часть 11. Предчувствие гражданской войны
Часть 12. "Минск" — это водка!

Часть 13. Гандбол, которым мы больны
Часть 14. Как устроена футбольная академия в Покхаре
Часть 15. Боже, храни полярников!
Часть 16. Звезды и свастики
Часть 17. Вид на Эверест
Часть 18. На канале “Наш футбол”
Часть 19. Вокруг света на “Ласточке”
Часть 20. Буддистский футбол

В другой руке ее был пакет с одноразовыми стаканчиками, куда она наливала страждущим. Она карабкалась по великоватым для нее ступенькам, перелезала через острые пики ложи прессы, останавливалась, продавала чай и шла дальше, по всей крутой подкове стадиона: “Чай, чай, чай!”



Если бы Пикассо бывал на “Дасаратхе Рангасале”, “Девочки на шаре” не было бы. Была бы “Девочка с чайником”.
Сервис на трибунах единственного стадиона в элитном непальском дивизионе прекрасен и дик. Здесь идет постоянная борьба за клиента. Дети специализируются на чае и чипсах. Кто-то продает банальный “Lays”. Кто-то — индийские аналоговые “прысмаки”: сырные палочки “Kwik’s” и хлопья неустановленного происхождения “Kurumure”. В принципе такая же гадость, как и “Lays”.




Отдельная ниша — орешки. Их носят уже в основном взрослые. У продавцов — корзина, в которой стоят шесть пакетов с разными видами орехов. Большинство из них абсолютно неразгрызаемы. Мы очень мучились, хотя непальцы вокруг жевали и нахваливали.

Следующий уровень — это рис и панипури. Рис здесь накладывается на какую-нибудь бумажку (например, на контрольную работу какого-нибудь школьника — кто где бумагу берет). Едят тоже бумажкой — поменьше, сложенной вчетверо.
Панипури — полый сухой маленький колобок, который наполняется бобами, картошкой, луком и водой со специями. Звучит неплохо, но на деле вполне тошнотворно. Продаются по три штуки за пять рупий. То есть за пять тысяч наших.
Торговцы панипури и рисом носят с собой соломенный постамент и большой круглый стол, который при перемещениях кладут на голову. Такие станции курсировали по трибунам во время каждого матча. Спрос есть. Не сказать, что ажиотажный, но жуют на футболе многие и часто. На “Дасаратхе Рангасале” возникла своя, отдельная от остального Непала, кухня.






Непальцы не едят ничего особенного. Многие из них вегетарианцы. Половина — по религиозным соображениям, половина — оттого, что это гораздо дешевле. И не сказать, что непальская кухня пышет какой-то дикой экзотикой вроде кузнечиков или змей. В основном все по-простому.

Туристам в ресторанах предлагают мясо яка и дикого кабана. Но это больше часть аттракциона. Мы так и не встретили ни одного непальца, который ел бы яка. Мы, конечно, попробовали. Мясо как мясо. Есть можно. Хотя мы не особые ценители и ели в основном, чтобы не умереть с голоду.





С диким кабаном — то же самое. Не сказать, чтобы он вызвал у нас раздражение. Но и не сказать, чтобы сильно запомнился. Потом мы пару раз видели, как по Катманду ходят большие, черные, все в щетине, свиньи и суют пятаки в каждую мусорную кучу. Не исключено, что именно они превращались потом в диких кабанов ресторанов. Хотя вообще рестораны Непальщины — весьма приличные заведения. Мы два раза забывали там рюкзак со всеми деньгами — и ничего. Не сперли.

Вообще в плане еды нас слушать нечего. Мы могли бы всю жизнь есть одну гречку. Но панипури и неразгрызаемые орехи — наверное, нет.



Дипендра в Биратнагаре дал нам попробовать феноменальную штуку. Есть ее нужно после еды для освежения рта — до прихода в Непал жвачек ее жевали все. Она продавалась в табачной лавке и готовилась прямо у нас на глазах.
Автор-исполнитель взял большой лист какого-то растения, расправил, положил в него по очереди семь неизвестных науке ингредиентов и мед (нормальные непальцы вместо меда просят завернуть табак). Получился толстый стручок, начиненный неизвестно чем. Дипендра сказал: надо есть залпом. И запихал весь стручок в рот. Мы повторили. Это не похоже ни на что. Такого в нашем мире нет.



Как нет и остального. Ни чемпионата, который играется на одном стадионе, ни Гималаев, ни коров и свиней на улице, ни прекрасных пагод, ни тысяч мотороллеров, ни веерного отключения электричества, ни места рождения Будды.
Чай, чай, чай! Мы сидели на нашем последнем в Непале матче “Санката” — “Френдз Клаб” и смотрели, как торговцы едой начинают потихоньку сворачивать свою деятельность. На последние пятнадцать минут они обычно накладывали себе того, чем торговали, садились на свободные места и смотрели футбол, облизывая губы. И только девочка Чай все ходила со своим чайником по рядам.




Да брось ты свой чайник, малая! Сядь, посмотри футбол! Но нет. Все смотрели — а она кружила по своей орбите непохожего ни на что стадиона. На котором рядом друг с другом сидели маоисты и монархисты, индуисты и буддисты, богатые и бедные, обутые и босые, с раскосыми и широченными глазами — и смотрели, как таранит защиту друзей здоровенный негр Пиус.

Последнее, что мы съели в Непале, — какие-то галеты, которыми нам дали позавтракать, пока мы ждали опаздывавший из Стамбула самолет. Ровно так же опаздывали и мы в нем, когда были здесь “на новенького”. Теперь мы смотрели на прилетавших с умилением: сколько им предстоит в ближайшее время удивиться и схватиться за голову. Хотя бы от надписи “CSKA Moscow Shady Horse” на старинном деревянном наличнике беседки в Покхаре.



Сейчас новенькие еще продирали заспанные глаза в огромном “Аэробусе”, гадая, что ждет их в этой параллельной вселенной. Где Гималаи вместо стен, небо вместо крыш, пыль вместо дорог, рикши вместо машин, “Непальская Армия” вместо ЦСКА и резкое “Чай, чай, чай!” вместо попугаичьего крика “Пиастры!”

Силы небесные, так пожалейте вы если не весь Непал, то хотя бы эту девчушку! Пусть все у нее будет хорошо! Пусть весна с рододендроновым цветом приходит пораньше, а летние дожди будут покороче. Пусть хотя бы чай у нее раскупают весь без остатка, если не придумано ей никакой другой судьбы. Пусть здешние боги любят ее, как любили все это время нас — идеологически чуждых и непонятливых.




Прощай, “Чай, чай, чай!”. Мы с тобой, а ты с нами одной крови. Потому что кровь, малая, у всех одинаковая — и у прикасаемых, и у не очень.

А кто с нами не согласен, пусть зарубит на носу: для вас любовь и библия, и пища, но можем дать и по лицу — за родной Катманду!

Где солнце в синих небесах...


НЕПАЛ. ДИВИЗИОН “А”
ИТОГОВАЯ ТАБЛИЦА

И В Н П М О
1. Мананг 17 11 2 4 31-13 35
2. Мачхиндра 17 10 4 3 26-12 34
3. Три Стар Клаб 17 9 5 3 24-15 32
4. Непальская Полиция 17 7 5 5 25-13 26
5. Санката 17 6 6 5 17-13 24
6. Военизированная Полиция 17 6 4 7 23-27 22

7. Гималайский Шерпа 12 4 4 4 16-16 16
8. Френдз Клаб 12 4 3 5 13-14 15
9. Сарасвати 12 4 3 5 9-13 15
10. Непальская Армия 12 2 7 3 12-11 13
11. Юс Клаб 12 4 1 7 9-20 13
12. Ранипокхари Корнер Тим 12 2 1 9 10-24 4
13. Бойз Юнион 12 1 1 10 8-32 4
ПРИМЕЧАНИЯ. 1. Все команды сыграли однокруговой турнир. По его итогам была определена первая шестерка, которая в еще одном однокруговом турнире с сохранением очков выявила победителя. 2. “Мананг” в седьмой раз стал чемпионом Непала (национальный рекорд). 3. С “Ранипокхари Корнер Тим” снято три очка за неучастие в коммерческом турнире “Ncell Cup”. 4. В следующем сезоне дивизион “А” решено сократить до 12 команд для увеличения конкуренции и повышения уровня футбола. Поэтому вместо вылетевших “Ранипокхари Корнер Тим” и “Бойз Юнион” в элите появится только один клуб — “Бригейд Бойз”, базирующийся в Лалитпуре (долина Катманду).

СНАЙПЕРЫ: Карна Лимбу (Мачхиндра) — 11, Сантош Шахукхала (Три Стар Клаб), Йона Элиас (Мананг) — по 9, Дипак Раи (Мананг), Бхола Силвал (Непальская Полиция), Анил Гурунг (Мананг) — по 7, Сегун Акинаде (Гималайский Шерпа), Бхарат Шах (Непальская Полиция), Оладипо Олавале (Санката), Пиус (Сарасвати) — по 6.












Комментарии (1)

Kozloff 18 Авг 2014 16:59
бетель же!