2020-09-23 19:14:52
Футбол

От "Сити" до "Труа" и неудавшейся покупки "Ньюкасла". Как арабский капитал приходил в европейский футбол и что из этого вышло

От "Сити" до "Труа" и неудавшейся покупки "Ньюкасла". Как арабский капитал приходил в европейский футбол и что из этого вышлоНе всегда все гладко.

Футбол уже давно не та романтичная игра, какой она была в старые добрые времена. Все чаще болельщики сетуют на то, что в футбол играют деньги, а не спортсмены, тренеры и характеры. Пусть это и не всегда так, но все чаще. Все больше миллиардеров и миллионеров запускают свои личные филиалы футбольных менеджеров, где могут делать все, чего только пожелают, за свои деньги, естественно. Одной из главных вех в становлении современного футбола стало решение арабского капитала прийти на европейский рынок. Футбольный рынок, естественно.

АНГЛИЯ: ОТ "ФУЛХЭМА" К "НЬЮКАСЛУ"

На самом деле, случилось это несколько раньше самой известной арабской покупки в истории европейского футбола. Еще в 1997 году египетский магнат Мохаммед Аль-Файед, известный как отец возлюбленного принцессы Дианы и владелец нескольких крупных бизнесов в Англии, решил купить футбольный клуб еще до того, как это стало мейнстримом. Его выбор пал на "Фулхэм", команду с традициями, которая к тому времени завязла в третьем английском дивизионе. Аль-Файед деньги считать умел, да и не обладал средствами, которые есть в распоряжении коллег из аравийских стран. А потому египтянин не тратил какие-то баснословные суммы на трансферы, не "взрывал" рынок футболистов и вообще действовал с умом. 18 млн евро за Стива Марле, 13 млн за Энди Джонсона и чуть больше десяти — за Эдвина ван дер Сара — вот топ трансферов "Фулхэма" эпохи "египетского владычества". И в целом команду реанимировать удалось. "Дачники" вернулись в премьер-лигу, а в 2010-м даже добрались до финала Лиги Европы, где уступили мадридскому "Атлетико". Этот финал стал самым главным достижением "Фулхэма" Аль-Файеда. Через три года египтянин продал клуб пакистанцу Шахиду Хану.


Самая громкая покупка случилась, естественно, в 2008-м. Тогда член королевской семьи Абу-Даби шейх Мансур решил заявить о себе всему миру. В плане бизнеса, конечно. Логичным решением он видел покупку футбольного клуба и превращение его в гранда. Выбор пал на английский "Манчестер Сити". Еще один клуб с традициями, которые остались только в учебниках истории и трофейной комнате. Самый дорогой и один из самых популярных футбольных чемпионатов в мире должен был стать для Мансура отличным плацдармом для, как говорится, успешного позиционирования личного бренда и развития новых направлений в бизнесе. Ради такого дела, шейх решил не экономить. И действительно создал рукотворный суперклуб.

Только за первые десять лет Мансур вложил в "Сити" баснословные 1,3 млрд фунтов. И стал абсолютным лидерам по инвестициям в Англии, опередив российского владельца "Челси" Романа Абрамовича. "Чтобы одолеть такие команды, как "Челси" и "Барселона", необходимо приобрести минимум 22 звезды первой величины. Деньги — не проблема. Главное, чтобы в моей команде на каждой позиции играл топ-футболист, а клуб за короткое время стал ведущим в Европе", — говорил шейх после покупки контрольного пакета акций у бывшего премьера Таиланда Таксина Чиннавата. Тот приобрел клуб чуть раньше, поставил цель выйти через три-четыре года в Лигу чемпионов, но не смог отказаться от предложения Мансура.


За четыре года и много миллионов фунтов "горожане" проделали путь от команды, которая боролась за выживание, к чемпионству в Англии. И попала в Лигу чемпионов. Но главный еврокубок стал главным проклятием "Сити", остается им и до сих пор. Клуб выиграл все, что возможно, кроме этого заветного Кубка чемпионов. Каких только топовых игроков "горожане" не покупали, каких только тренеров не ставили, вплоть до Хосепа Гвардьолы, выиграть Лигу чемпионов не удается.

Понятно, что "Манчестер Сити" для Мансура — прежде всего, имиджевый проект. А еще важный для всего эмирата Абу-Даби. Английский клуб, конечно, серьезно нарастил доход, но отбить миллиард фунтов он сможет только в очень отдаленной перспективе. Но зато "Сити" отлично работает над продвижением многочисленных бизнес-проектов эмирата.

Но не "Сити" единым. В 2013 году 50% акций "Шеффилд Юнайтед" купил саудовский принц Абдулла бин Мосаад бин Абдулазиз Аль-Сауд, всего за 1 фунт. Новый совладелец обязался вложить в клуб 10 миллионов фунтов. Но в итоге вложил куда больше. В 2019 году "клинки" впервые более чем за десятилетие вышли в премьер-лигу, а в прошлом сезоне финишировали на высоком девятом месте в высшем дивизионе английского футбола.

В этом году в Англии мог появиться еще один суперклуб. Мухаммед бин Салман, наследный принц Саудовской Аравии, захотел сделать "Ньюкасл" вновь великим. Он общал выделить на трансферы 200 млн фунтов уже в первый год и пригласить в команду Мбаппе. На самом деле, за 300 млн фунтов клуб должна была купить целая группа инвесторов во главе с Амандой Стэйвли. Но ей в этом конгломерате принадлежит всего 10%, а большая доля была именно у Фонда Государственных Инвестиций правительства Саудовской Аравии. Майк Эшли, который пытался продать клуб уже 13 лет, согласился. Но против были слишком многие. Например, "Ливерпуль" и "Тоттенхэм", если говорить о клубах. Крупные британские политики национального уровня и правозащитники: королевскую семью обвиняют в жестоком убийстве журналиста Джамала Хашогги, а также в нарушениях прав человека.

К тому же, саудитов не раз ловили на краже контента премьер-лиге, то бишь на банальном пиратстве. В Саудовской Аравии по политическим причинам не приветствуется вещание катарской компании BeIN (страны враждуют), которая владеет правами на трансляцию АПЛ в регионе. Вместо этого саудиты создали приставку, с помощью которой воруют картинку у канала и показывают на территории страны. В общем-то, именно этот факт и стал главной причиной бана на продажу "Ньюкасла", который наложила Футбольная ассоциация. Мбаппе болельщики "сорок" не увидят. По крайней мере, в ближайшее время.


ФРАНЦИЯ и все остальные

В этой стране есть второй самый известный пример. В 2011 году компания Qatar Sports Investments выкупила 70% акций "ПСЖ" за 50 млн евро. На такую покупку даже пришлось брать разрешение у президента Пятой республики Николя Саркози. Президентом же клуба стал Нассер аль-Хелаифи, один из самых успешных в истории Катара теннисистов, а ныне крупный предприниматель. Владеет же клубом сам эмир Катара Тамим бин Хамад Аль-Тани.

Катарцы зашли на французский рынок не просто так. Тот же Саркози предоставил капиталу из этой страны большие льготы. К тому же, французский президент — страстный болельщик "ПСЖ", так что у него был и личный фанатский интерес. Участвовал в сделке и Мишель Платини, который по информации французских СМИ в обмен на поддержку катарской заявки на проведение ЧМ-2020 позволил компании аль-Хелаифи beIN Sports (да-да, той самой!) приобрести права на трансляции матчей лиги 1, вытеснив с рынка, кстати, Canal+, который был в оппозиции к Саркози. Вот такая выгодная для многих сторон сделка.

С тех пор, что неудивительно, "ПСЖ" превратился в доминирующий во Франции клуб. Но вот на евроарене не складывается. До финала Лиги чемпионов парижане добрались лишь через девять лет катарского владычества. Через девять лет и 1,2 млрд евро, потраченных только на трансферы. В этой ситуации уже в прошлом году появились слухи о скором выходе катарского фонда из структуры "ПСЖ". Инвесторы обиделись на многих: на французские власти за постоянную критику и высокие налоги, на футбольных чиновников за недооценку вклада катарцев в успех местного футбола, на игроков и тренеров — за постоянные неудачи в Европе. Тучи сгущаются и вокруг самого аль-Хелаифи. Его обвиняют в подкупе бывшего генсека ФИФА Жерома Вальке в обмен на передачу прав на трансляции чемпионатов мира-2026 и -2030 его медиагруппе.


Совсем недавно на французский футбольный рынок вышли конкуренты катарцев. City Football Group шейха Мансура приобрела контрольный пакет акций "Труа" из лиги 2. Для компании это уже десятый клуб после "Манчестер Сити" (Англия), "Нью-Йорк Сити" (США), "Мельбурн Сити" (Австралия), "Иокогама Ф. Маринос" (Япония), "Торке" (Уругвай), "Жироны" (Испания), "Сычуань Цзюню" (Китай), "Мумбаи Сити" (Индия) и "Ломмела" (Бельгия).

Арабский капитал присутствует в Испании. В 2011 году катарский шейх Абдулла бин Нассер Аль-Тани за 36 млн евро купил "Малагу". Он ангажировал на пост главного тренера Мануэля Пеллегрини, пригласил нескольких игроков неплохого уровня, среди них уже возрастного Рууда ван Нистелроя, а также Санти Касорлу и тогда еще молодгого и песпективного Иско. Команда в сезоне-2012/13 финишировала четвертой в "примере", а в следующем году сенсационно добралась до четвертьфинала Лиги чемпионов. Но это был пик эры Аль-Тани. Команда постепенно превратилась в середняка испанского чемпионата.

Саудовцы в Испании владеют "Альмерией", катарцы — "Жироной" и "Культуралем", но это не самые амбиционзные проекты. Тем не менее, арабский капитал удачно освоил новый инструменты для расширения сферы своих интересов в Старом Свете. Футбол, самая популярная спортивная игра, подходит для этого идеально. И это не только интерес узко спортивный — бизнес и реклама прежде всего. Страдает ли от этого сам футбол? Сказать трудно. Для кого-то появление новы топ-клубов с лучшими игроками — это дополнительная возможность посмотреть на качественную и яркую игру. Для других, все большая коммерциализация и снижение интереса к спорту. Каждый, как говорится, решает для себя.



Комментарии (2)

~болельщик~ 24 Сен 2020 10:51
Бес_такта, Тоже об этом подумал. Куда ж без брестского шейка в статье?
Бес_такта 24 Сен 2020 08:01
Статья неполная - в ней про пришествие [s]арабского капитала[/s] шейхов в наш Брест ни слова не сказано. Или это уже не Европа?