2022-01-06 10:04:16
Футбол

Александр Федорович. Три часа драмы

Александр Федорович. Три часа драмы Вчера легендарного вратаря БАТЭ не стало. Вспоминаем матч его жизни.

Материал был опубликован в "Прессболе" в 2016 году.

Александра Федоровича именуют “легендой БАТЭ”, “символом клуба”, “многолетним лидером” и все в таком духе. Немудрено: пришел он в команду в 1996-м, через месяц после ее возрождения, и спустя одиннадцать с половиной лет завершил там карьеру.

Но сам Александр Владимирович скромничает: “Не люблю про себя говорить. Когда будешь писать, то пиши “мы”, “команда”...” При всей скромности Федорович — знатный рассказчик, и наш разговор о матче жизни часто простирался гораздо дальше этого матча...

ТАБЛО
КУБОК БЕЛАРУСИ-2005/06. 1/8 ФИНАЛА
БАТЭ — СЛАВИЯ — 2:2, пенальти — 12:11
БОРИСОВ.
21 сентября 2005 года. Городской стадион. 5000 зрителей.
СУДЬЯ: В.Язевич (Лида).
БАТЭ: ФЕДОРОВИЧ — А.Бага, Халецкий, Радьков, Молош — Кобец, Ермакович (к), Лихтарович, Стасевич (Скрипченко, 70) — Вишняков (Жавнерчик, 80), Близнюк (Лебедев, 55).
СЛАВИЯ: Романюк — Зазимко, Давидович (Чумак, 46), Веревка, Кондря — Короткевич (к) (Водовозов, 46), Косак, Крохан, Азаров — Федоренко, Салбиев (Хамитов, 93+).
ГОЛЫ: 1:0 — Кобец (27, пас — Близнюк). 1:1 — Короткевич (36, пас — Азаров). 1:2 — Чумак (73, пас — Крохан). 2:2 — Бага (94+, пас — ФЕДОРОВИЧ).
ПЕНАЛЬТИ РЕАЛИЗОВАЛИ: А.Бага (2), Жавнерчик, Кобец, Молош, Радьков, Ермакович, Лихтарович, Халецкий, ФЕДОРОВИЧ, Скрипченко, Лебедев — Кондря (2), Азаров (2), Чумак, Водовозов, Федоренко, Веревка, Зазимко, Хамитов, Романюк; НЕ РЕАЛИЗОВАЛИ: Скрипченко (вратарь), Лебедев (вратарь), Жавнерчик (выше ворот) — Косак (2 — выше ворот; вратарь), Крохан (вратарь), Чумак (вратарь).
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Веревка (53, за задержку соперника руками), Федоренко (69, за удар по ногам в борьбе за мяч), А.Бага (82, за грубую игру), Косак (88, за подножку), Азаров, Скрипченко (оба — 115, за грубую игру).

Пунтус и Капский

Не забыл ли, как оказался в БАТЭ? Клуб основался в апреле, а я появился там в мае. Как раз после травмы — перелома ноги. Свели с Пунтусом, тот пригласил на просмотр, и уже совсем скоро я сыграл первый матч за команду во второй лиге. Дебютировал в Житковичах против “Нивы” — победили 4:2. Заменил Колю Гуринчика в перерыве. Помню, нас тогда с дядей Толей любопытно познакомили. После игры Пунтус подводит: “Вот, это наш руководитель”. Капский протягивает руку: “Толя”. Я: “Саша”. Ну а что: ему тридцать, мне — двадцать три. Кажется, будто вчера было. Но сейчас ему уже пятьдесят, мне — скоро сорок три. Время моментом пролетело. Тем не менее, как видите, до сих пор сотрудничаем.

Анатолий Анатольевич тогда еще курил — вечно ходил с сигаретой. Носил спортивный костюм, бейсболочку и барсетку. Модно было. Сразу показался чересчур скромным. Хотя он и сейчас скромный, но держит всех в тонусе. Не только команду: и журналистов, и работников завода... Не хочется чрезмерно расхваливать, но человек действительно работает восемнадцать-девятнадцать часов в сутки.

И он, и Пунтус — максималисты. Мы в девяностых в самом деле верили, что способны добиться многого. В ту пору помощником Юрия Иосифовича был Юрий Алексеевич Пудышев. Водителю автобуса дал подпольную кличку Канадец, потому что тот — фанат хоккея, сам хорошо играл. И Пудышев, садясь в автобус, любил в шутку (а в каждой шутке, как известно, только доля шутки) сказать: “Канада, вези нас в Лигу чемпионов!” Хи-хи, ха-ха, но так оно и вышло! Водитель тот, правда, у нас уже не работает, а вот Юрий Алексеевич до сих пор в БАТЭ. Кстати, на днях день рождения был. Пользуясь случаем, поздравляю!

На вершину клуб тогда быстро взобрался. За два года мы вышли в высшую лигу. Уже в 1998-м стали там вторыми. В 1999-м — первыми. Из тех сезонов мало что помнится, но вот первое чемпионство — это навсегда. Завоевали его досрочно — в матче с “Шахтером”, который тренировал Иван Григорьевич Щекин. Играли в Солигорске, где была одна старенькая трибуна. Непростой поединок. Мне пришлось потрудиться. Победили 1:0 — Кутузов забил. Виталик всегда был на своей волне, своеобразный парень. Уже в ту пору любил красиво одеваться. Но главное, что нападающий прекрасный. Молодой Глеб? Пришлось немного повоспитывать. Пришел худеньким, несграбненьким, однако талант бросался в глаза. Пробыл, правда, в Борисове недолго — сразу уехал в “Штутгарт”. Сильная тогда команда собралась. Мы с Васей Хомутовским попеременно играли.

Когда победили “Шахтер”, после матча ползли “аякс” — так названо, потому что у голландцев подсмотрено. Артем Гончарик тогда выступал заводилой. Становился на четвереньки, остальные цеплялись сзади — и змейкой делали круг почета. Народ в Солигорске, помню, жутко свистел, недоволен был. А “аякс” прижился в команде. Часто потом ползали и на командных вечерах, и на свадьбах. Красивые такие — в брюках и пиджаках. Кто-нибудь один: “Эй, пацаны, давай за мной”. И понеслась. Сейчас что-то подзабыли это дело...

Мы в те времена зарабатывали в месяц где-то восемь миллионов в пересчете на нынешние деньги. Плюс миллиона четыре премиальных, если выиграешь три-четыре матча. Хватало. Хотя в принципе не гнались за деньгами. Раньше в этом плане проще было. Куда их тратить? Ну, на дискотеку могли сходить. В 1998-м я как раз квартиру заработал — вкладывал в ремонт потихоньку.
Кстати, у меня в 1999-м дочка Дана родилась. Тогда вообще интересно получилось. Перед тем сезоном, как стали чемпионами, в январе резко многие стали отцами: у Ермаковича родился сын Кирилл — 11-го, у меня дочка — 20-го, у Вовки Невинского Егор — 27-го. Весело было. Тогда собирались друг у друга, отмечали. Бывало, всей командой возвращаемся из Борисова, выходим на станции метро “Восток”. Там за салоном “Счастье” есть небольшой сквер и площадка. Молодежь отправляли в магазин, брали ящик пива. Могли так еще часа два посидеть, по пару бутылочек пропустить. Но это если на следующий день выходной. Теперь уже все по-скромному. В наше время в чемпионате было шестнадцать команд. Всего тридцать матчей за сезон набегало. Сегодня со сборной, с еврокубками — за пятьдесят. Футбол стал более требовательным. Все на режиме.


Росси и Мальдив

После чемпионства дебютировали в Лиге чемпионов. Попали на “Ширак”. В гостях закончили вничью 1:1. Жара стояла страшная — под сорок. Матч, по-моему, начинался то ли в 15.00, то ли в 16.00. Я тогда еще в штанах играл. В конце еле выстояли. Запомнилось, как Вадим Викторович Скрипченко выходил на замену. Пунтус спрашивает: “Ты готов?” Тот отвечает: “Готов”. Но при такой жаре быстро задохнулся. Юрий Иосифович потом в раздевалке: “Вадим, ты говоришь, что готов? Ни хрена ты не готов!” (Смеется.)
Нам по окончании поединка арбузы принесли. Мы их после этой жары так жадно ели! И встречали нас в Армении прекрасно. Три “Чайки” подогнали к самолету — специально для руководства клуба. Но могли из Гюмри и не вернуться. Летели домой на каком-то кукурузнике. Разряженный воздух — еле оторвались от взлетно-посадочной полосы. Это особо не афишировалось, однако судьба действительно висела на волоске.

Интересно было кататься по еврокубкам. После “Ширака” попали на “Хельсингборг”. В Швеции встретили белорусов, тепло пообщались, те пришли на матч с флагами. Матчи с “Миланом”, разумеется, помнятся. Особенно первый, когда здорово держались и могли мяча два забить. Мы тогда с Генкой Мардасом — центральным защитником — удумали засветиться. Говорю: “По телевизору будут показывать — увидят нас. Давай хоть в историю попадем”. Ну и решили придумать необычный розыгрыш удара от ворот: я ставлю на угол вратарской, делаю подсечку, а Генка с линии штрафной сбрасывает мне обратно головой — и уже с рук выношу. На тренировках репетировали неоднократно. И вот начался матч, идет первый тайм, счет 0:0, на стадионе пятнадцать тысяч, зову Мардаса. Тот: “Не-не-не, выноси к чертям!” Говорю: “Да не бойся ты!” А он все равно: “Нет, выноси!” И побежал к центру поля. Короче, так и не попали в историю.

А в гостях с Серым Мирончиком забавная история приключилась. На “Сан-Сиро” уже тогда стояли перекидные рекламные щиты, где баннеры по ходу матча менялись. Мы такого никогда не видели. В Беларуси до сих пор обычные. А там же, когда реклама меняется, щит шелестит. Короче, розыгрыш углового у наших ворот, а Серега куда-то в бок уставился — на чудо техники смотрит. Говорю: “Дурень, смотри на мяч — сейчас подача прилетит!”

Юрий Иосифович еще повеселил. Принесли перед матчем стартовые составы. Он стоит, голову чешет: “Так, а что это за такой Мальдив у них? Центральный защитник... Да еще капитан... Так-так-так...” Кто-то: “Юрий Иосифович, Мальдини!” Тот: “Ах, да, точно! Мальдини”.

Футболками тогда все наменялись. В Минске уже минут за пять до конца начали бегать вокруг Шевченко, показывать, мол, давай. Ко мне подошел Себастьяно Росси — высокий вратарь, который играл в ответной встрече. Снял свой свитер, протянул — пришлось и мне снять. Сам бы постеснялся подойти. До сих пор этот презент на даче висит. Я собираю майки, штук под пятьдесят есть. Сиваков, Драгун, братья Глебы... Старший привез из “Арсенала” свитер Леманна. Там на локте след от травы — я специально не стирал.


Пенальти и рекорд

У БАТЭ долго не складывалось с Кубками Беларуси. Дважды выходили в финал — дважды отдавали трофей. В обоих я играл: и против “Гомеля” в 2002-м, и против МТЗ в 2005-м. Лишь в 2006-м наконец получилось. Хотя тогда висели на волоске от вылета еще в 1/8 финала. Многим тот драматичный поединок против “Славии” до сих пор прекрасно помнится.
Мы встречались за четыре дня до этого в чемпионате. Победили дома 2:0, причем весьма уверенно. Соперник даже не поехал в Мозырь — остался готовиться в Раубичах. И футболисты, кажется, кишечную инфекцию подхватили, возникли серьезные проблемы с составом. Но “Славия” вдруг уперлась, воспользовалась своими шансами.

Запомнилось, что матч начинался в семь вечера, а закончился ближе к десяти — чересчур затянулся. Когда мы возвращались в раздевалку, люди, пришедшие с маленькими детьми, покидали стадион, и те уже спали на руках. Хотя все могло закончиться как положено. На последних секундах мы горели 1:2. Отступать было некуда — я побежал на угловой. Причем не в самую гущу, а на угол штрафной. И надо же такому случиться: мяч отскочил прямо ко мне! Наверное, голевое чутье. Сделал передачу Лешке Баге. Через пару лет в интервью сказал, что на самом деле бил по воротам, просто мяч с ноги свалился. Но это я шутил. Баге отдавал нацеленно. В том эпизоде Лешка оказался большим молодцом — чуть ли не через себя умудрился пробить. Сложился здорово. У “Славии” в воротах действовал Романюк — очень хорошо отыграл. Но с этим ударом справиться уже не мог. Есть у меня в карьере еще одна голевая передача. Встречались с “Шахтером”. Поймал мяч после какой-то подачи и вынес вперед на Родионова. Профессор обыграл двух защитников и забил. У нас, кстати, тогда было взаимопонимание. Говорил Виталику: “Ты всегда жди от меня хорошего паса”. Ногами я более или менее владел, мог выбить.

Матч со “Славией” в итоге затянулся до серии пенальти. Били долго — по пятнадцать ударов. Рекорд Беларуси. Помню, переговаривались с Романюком: “Да когда ж это уже закончится?” Дело и до нас дошло — оба свои попытки реализовали.
Если говорить теннисным языком, у “Славии” было три матчбола. Забей мозыряне хоть один из них — победы нам не видать. Но каждый раз удавалось отразить. Везение ли это? Я считаю, в пенальти больше мастерства — и вратаря, и бьющего. Все говорят — лотерея. Но если футболист зарядит в “девятку”, никакое везение не поможет.

Откуда у меня тяга исполнять пенальти? Не назвал бы это тягой. Просто потом еще раз довелось пробить. В финале 2007-го против Бреста. Тоже закончили вничью. Криушенко спросил у команды: “Кто готов?” Руку подняли только три человека. Подошел ко мне: “Ну что, Саня, пробьешь?” Что мне ответить? Нет, не пробью? Конечно, согласился. Но Цыгалко тогда потащил. Блин, так обидно было. Загнался прилично — дня три отходил. Хотя все утешали, просили не расстраиваться. Но это когда забиваешь да еще три тащишь — тогда такие матчи быстро забываются.

А в финале 2006-го встречались с “Шахтером”. Но я не играл — вышел Борька Панкратов. Спрашивал потом у Криушенко, почему. Тот объяснил, что изучил статистику: в обоих проигранных до этого финалах играл я. Поэтому Игорь Николаевич решил что-то поменять. Сработало — победили в дополнительное время 3:1.

АПОЭЛ и “Маритиму”

В тот год и чемпионство взяли, в еврокубки попали. Там был еще один особенный матч в карьере, когда хлопнули дома АПОЭЛ 3:0, усутупая после гостевой встречи 0:2. Потом попали на “Хабнарфьордюр” — тоже прошли. Поначалу выговорить не могли. А в третьем раунде досталась “Стяуа”. Впервые оказались так близко к группе Лиги чемпионов. Боевые матчи получились. Но не сложилось.
После этого, в конце 2007-го, команду принял Гончаренко. Собрал меня, Скрипченко, Ермаковича. Сказал, что станет главным тренером и хотел бы видеть нас в штабе. Я на пару дней впал в размышления: думал, думал, думал... Было тридцать четыре года — можно было бы еще поиграть. Но в итоге согласился. Все равно когда-то пришлось бы заканчивать. Игрока убил в себе быстро — год-два и успокоился.

До этого с вратарями в БАТЭ работал Андрей Александрович Викторович. Хороший голкипер и тренер. Любил меня гонять. А я шутил: “Если будете так гонять, то скоро закончу и стану тренером, тогда вам придется искать новую работу”. Он настораживался: “Ну ладно, хватит”. А прошло некоторое время — так и вышло. Не знаю, обиделся Викторович или нет...
Потом же я на денек возобновил карьеру. Играли в 2010-м в еврокубках с “Маритиму”, возник некомплект вратарей. Пришлось заявиться, провести один матч в запасе. Прилетели в Фуншал — обалденный город. Вечерком пошли с тренерским штабом в ресторанчик, заказали морепродукты и бутылочку вина. В такой вот обстановке готовился. Сидел потом на скамейке, ребята подкалывали: “Владимирович, давай готовься, сейчас выйдешь”. И, знаете, волнение чувствовалось. Мало ли что случилось бы с Гутором — пришлось бы действительно выходить. Тот день тоже запомнился...



Комментарии (4)