2020-08-04 17:10:20
Хоккей

"Мне с этим жить, поэтому как-то так..." Сырей и Шелег выступили с последним словом

"Мне с этим жить, поэтому как-то так..." Сырей и Шелег выступили с последним словомВ суде Московского района ждали последнее заседание по делу о нашумевшем договорном матче, но дождались только предпоследнего.

Квартет обвиняемых преимущественно прибывает к зданию, которое с некоторых пор в их навигаторах, наверное, выпадает в первую очередь, загодя, еще за полчаса до отчетного часа. Сергей Шелег, Александр Сырей и Алексей Иванов перешептываются сначала между собой, а потом со своими адвокатами. Те, по-видимому, дают им последние рекомендации. Публичная часть работы защитников к этому моменту слушаний уже окончена — им остается надеяться на высокий суд и подзащитных, которые смогут в последнем слове раскаяться так, чтобы у человека в черной мантии не осталось в этом никаких сомнений.

Последним прибывает на импровизированную скамью подсудимых — а ей является попросту первый ряд небольшого зала — Никита Устиненко. Заседание начинается на десять минут раньше запланированного и за крошечные пять минут завершается. Что за обстоятельства послужили тому причиной, нам осталось неизвестно, хотя об этом чуть позже.

Первым к трибуне с последним словом вышел Сырей. С распечатанными листами формата А4. Не оставляло сомнений, что речь эту хоккеисту написал адвокат — свойственные юридические выражения выдавали.


"Высокий суд, в своем последнем слове первоначально хочу извиниться перед всей хоккейной общественностью и игроками хоккейного клуба "Динамо-Молодечно", которые были не в курсе происходящего. Перед тем, как вы удалитесь в совещательную комнату, хочу сказать, что признаю предъявленное обвинение и глубоко раскаялся в содеянном.

Также отмечу, что я с первого дня сотрудничал со следствием, давал правдивые показания об обстоятельствах дела. Цель моего последнего слова — убедить высокий суд в том, что я готов вести законопослушный образ жизни. Безусловно, осознаю степень общественной опасности совершенного мною преступления. Но уверен: если бы своевременная заработной платы позволяла выполнять мне свои обязательства перед семьей, по ее содержанию и строительству жилья, я бы не оказался сегодня в этом зале в качестве обвиняемого, преступив закон.

За время после совершения преступления мое поведение было исключительно безупречным. Я не совершал никаких противоправных деяний. В настоящее время занимаюсь воспитанием сына, чистосердечно раскаялся. До случившегося положительно характеризовался по месту работы. Эти обстоятельства позволяют меня просить о назначении минимального наказания… Так как, безусловно, цели уголовной ответственности будут достигнуты и при условном применении наказания. Они, по сути, уже достигнуты, поскольку считаю, что после случившегося не имею морального права выступать профессионально.

Прошу, высокий суд, установить мне минимально возможный срок"
, — отметил Александр.

Следом к трибуне был приглашен второй из четверки — Шелег. Похоже, рекомендация от защитника в его случае сводилась к простому детскому внушению: мол, лучше скажи своими словами, что думаешь, — так будет красивее и более располагающе.

Сергей Шелег
Сергей Шелег

И он сказал: "Я искренне сожалею, что попал в такую ситуацию. Реально нарушил закон. Понимаю, что нет никаких оправданий действиям, которые совершил. Что сказать еще?.. Прошу у всех прощения. В первую очередь хочу попросить прощения у своей семьи. У общественности. Общественность останется, и она всегда будет осуждать мой поступок. Мне теперь с этим жить, поэтому как-то так…"

Да, как-то так. Вышло, что сказать что-либо остальным двоим — Устиненко и Иванову — случая не представилось. Они были в зале суда, и непохоже, чтобы остались довольны вынужденной необходимостью лишний раз возвращаться в зал суда вновь. Пока еще даже не ради заслушивания вынесенного приговора.

С ним придется повременить как минимум еще десять дней. Следующая повестка у каждого — на четверг, 13 августа. Тогда и должен выступить, наконец, с последним еще не вызванный для финальных покаятельных признаний дуэт. Хотя и вряд ли от него услышим нечто кардинально новое…



Комментарии (0)