2021-01-19 10:25:31
Хоккей

Когнитивный диссонанс Рене Фазела: риторику главы ИИХФ сменили выступившие за права человека "акулы капитализма"

Когнитивный диссонанс Рене Фазела: риторику главы ИИХФ сменили выступившие за права человека "акулы капитализма"  Диссонанс не только у швейцарца.

Ранее, еще до решения Совета ИИХФ по месту проведения ЧМ-2021, Беларусь лишилась трех крупных спортивных турниров. Но ранее официальные причины выражения "от ворот поворот" не содержали в себе вопросов безопасности. Минск отказался от проведения Всемирной шахматной Олимпиады-2022, потому что правительство в лице минспорта не смогло гарантировать авансовые платежи и страховку. Отказ от проведения командного чемпионата Европы по легкой атлетике в суперлиге сопровождался уверенностью, что в 2021 году он экономически не обоснован и перед Олимпиадой к нам не приедут звезды. А чемпионат Европы-2020 по фехтованию был отменен континентальной федерацией по причине "сложной эпидемиологической обстановки".

Ранее, еще до решения Совета ИИХФ по месту проведения ЧМ-2021, Беларусь рухнула в пропасть мирового рейтинга безопасности стран Numbeo, утратив завидное 16-е место 2019 года, по соседству с Исландией и Данией, взамен на 114-ю строку в начале 2021 года, между Доминиканской Республикой и Кенией.

Но я почему-то уверен, что Совет ИИХФ и глава международной федерации Рене Фазел в своем итоговом решении руководствовались вовсе не резким изменением в рейтинге Numbeo, хотя ранее в числе основных факторов обоснованности проведения ЧМ-2021 в Беларуси ИИХФ как раз обращала внимание на высокое положение нашей страны в мировом рейтинге безопасности территорий.

Фазел сам по себе вообще не хотел ничего никуда переносить. Даже в Беларуси вряд ли можно было бы найти высокопоставленного чиновника, который в период начала января 2021 года мог бы себе представить, как в складывающихся условиях можно в Минске провести часть матчей чемпионата мира, включая игры за медали.


Фото БЕЛТА

А Фазел, похоже, еще как представлял, о чем свидетельствует его нашумевший изначально планируемый как закрытый, а по факту предельно открытый визит к Александру Лукашенко. Хотя у сторон переговоров наблюдался классический цугцванг, когда каждый ход и каждое принятое решение только ухудшало положение.

Какие вилки можно было подметить у ИИХФ:

— оставить ЧМ в Минске, несмотря на многочисленные сигналы, намеки, мнения, демарши — значит, получить обструкцию со всех сторон демократического общества, в котором так и или иначе существует ИИХФ, оставить пятно на репутации хоккея, существенно повысить риски бойкота турнира и финансового благополучия организации.

— перенести ЧМ из Минска — но кому он будет нужен в пандемийный год, когда вариант проведения турнира без зрителей самый вероятный, да еще когда соревнование нужно будет организовывать в режиме аврала?

— оставить все матчи Латвии — невозможно по существующему регламенту, поскольку в стране только одна арена соответствует нормам проведения ЧМ.

Какие вилки просматривались у Лукашенко:

— получить известие о переносе ЧМ из Беларуси, да еще с формулировкой опасения за безопасность — это очевидный щелчок по носу действующей власти, выпад международной структуры в сторону Беларуси в канве декабрьского решений МОК о санкциях к руководству НОКа, потеря престижа и даже утрата реноме "договорщика".

— оставление ЧМ в стране — совершенно непредсказуемые последствия его проведения на фоне легко прогнозируемой вспышки протестов в мае-июне, когда ЧМ выступит как их триггер, на фоне трудно прогнозируемой кривой заражений коронавирусом, на фоне открытия страны для иностранных гостей, на фоне самого факта, что ЧМ на стыке весны и лета обязательно станет ньюсмейкером, по крайней мере, для всех европейских лент.

Но уж, конечно, не подобные "вилки" подвигли Рене Фазела на кардинальную смену бодрой риторики по возвращению из Минска. Он вообще в начале января повел себя самым удивительным образом. Ранее функционер, как глава ИИХФ, всячески подчеркивал, что его организация никогда не будет играть в политические игры, что хоккей вне политики, что шантажировать его политическими событиями в какой-либо стране бесполезно. Только спорт, только хоккей — чистый, незамутненный. А тут вдруг Рене вздумал играть на чисто политическом поле.

Помните открытое письмо Елены Левченко к Фазелу, посвященное доведению до высокопоставленного функционера ситуации, складывающейся в стране в преддверии ЧМ-2021? И каков был на него ответ — баскетболистка была проинформирована, что в отношении главы ФХБ Дмитрия Баскова дисциплинарный комитет ИИХФ начал расследование, а сам Фазел предлагает встречу между всеми заинтересованными сторонами, включая оппозицию. И одним из возможных мест для переговоров называется Москва. Что это, как не заход в политику по самые…?

Похоже, Левченко настолько опешила от такого посыла, что заявила — "Свободное объединение спортсменов Беларуси (SOS BY) не готово обсуждать политические вопросы. Мы согласны на встречу с руководством ИИХФ, на которой также будут присутствовать представители Белорусского фонда спортивной солидарности".

А что сделал Рене Фазел на приснопамятной встрече с Лукашенко во Дворце независимости? Он вообще повел себя как чистой воды политик, увязав возможность проведения чемпионата мира в Беларуси с началом диалога с оппозицией и реформой Конституции, чем дал отменный повод оттоптаться на себе целому официальному сайту Совета Министров РБ.


Но даже не эти мины на новом для него поле деятельность ("Лукашенко почти оборвал разговор, когда мы подняли такие политические вопросы, как Конституция и оппозиция") подвигли Фазела к смене риторики. Его мировосприятие опрокинули собственные спонсоры. Точнее, официальные спонсоры и партнеры ИИХФ, которым, собственно, и предстояло финансировать чемпионат мира 2021 года. Он явно не ожидал от них столь непримиримой и однозначной позиции, попросту испугавшись потерять финансовую опору для одной из самых известных мировых спортивных федераций.

Хм, он в этом своем удивлении явно не был одинок. Я тоже не думал, что такое возможно. На днях ко мне за консультацией обратился коллега из Бреста, его интересовали юридические и регламентные механизмы возможного переноса ЧМ-2021 из Беларуси, а также вероятность отмен/переносов других крупных международных турниров, намеченных в нашей стране.

Так вот, как выяснилось, я в этом разговоре сел в глубокую лужу — как спортивный эксперт. Я-то был на сто процентов уверен, что официальное обращение Белорусского фонда спортивной солидарности ко всем крупнейшим спонсорам и партнерам ИИХФ с призывом не финансировать ЧМ-2021, пока он не будет перенесен из Беларуси — полная глупость, что это только подорвет реноме БФСС, когда эти крупные мировые производители товаров и услуг оставят обращение вообще без внимания или ответят какой-нибудь шаблонной отпиской. Поскольку экономические субъекты в эти игры не играют и ранее таких прецедентов на моей памяти не было — чтобы "акулы капиталистического бизнеса" отложили в сторону ранее заключенные договоры, обязательства, бизнес-планы, расчеты будущей прибыли и вот так, с шашкой наголо, выступили за права человека, против насилия и правого беспредела, отказавшись от финансирования крупного мирового форума.

Уж не знаю, какие аргументы им в письмах приводил фонд солидарности, только, похоже, прониклись компании ими до самого человеческого нутра, словно сами это все пережили на августовских минских улицах. Ведь обратите внимание, насколько разнится риторика официального релиза ИИХФ и сообщений ее спонсоров. Да, федерация не съехала на коронавирусные причины, подчеркнув, что "решение о переносе чемпионата мира по хоккею 2021 года из Минска неизбежно из-за вопросов безопасности участников, гостей, прессы, которые находятся вне контроля организации", но ни словом не обмолвилась о каких-то там базовых правах человека в Беларуси, которые ее призывали учитывать едва ли не со всех сторон.


Фото advertology.ru

А теперь вспомните, какова была риторика сообщений не от руководства общественной организации, а от представителей "мира наживы и чистогана":

— NIVEA выступает за уважение людей и противостоит всем формам дискриминации и насилия.

— ŠKODA AUTO уважает и продвигает права человека — это фундаментальная ценность для всего мира.

— Для TISSOT права человека, безусловно, являются фундаментальной ценностью бренда.

— Обращение с демонстрантами и очевидные нарушения прав человека в Беларуси глубоко противоречат убеждениям и ценностям LIQUI MOLY.


Каково?! Даже порой играющий в инфантила Фазел понял, чем это все может обернуться — "Ситуация со спонсорами опасна. Люди просто начнут бойкотировать их продукцию, если мы проведем ЧМ-2021 в Беларуси". И сменил риторику.

Выходит, бабло опять победило зло? Только теперь в этой расхожей фразе никак не усмотреть негативной коннотации.





Комментарии (13)