2022-07-30 10:10:03
Хоккей

Шон Лалонд: давно стремился попасть в минское "Динамо", и вот желание сбылось

Шон Лалонд: давно стремился попасть в минское "Динамо", и вот желание сбылосьНовичок "зубров" — о карьере, дружбе с Кевином Лаландом и Минске.

Канадец Шон Лалонд — один из хоккеистов, пополнивших состав минского "Динамо" нынешним летом. 32-летний защитник, в прошлом сменивший немало клубов и стран, в интервью pressball.by вспомнил свою карьеру и поделился ожиданиями от выступлений за "зубров".

Твои первые впечатления о "Динамо"?
Хорошие. Дорога сюда получилась долгой — я прилетел в Вильнюс, после чего отправился в Латвию, чтобы получить визу. Оттуда уже поехал в Беларусь. Это новый опыт — интересно было по дороге увидеть белорусскую сельскую местность. Прибыл в Минск и сразу приступил к работе. Команда усердно работает, готовится к сезону. Город пока особенно не изучал, но мне здесь нравится.

Чего ждешь от сезона? Ставишь персональные цели?
Конечно, хочется добиться успешных показателей в плане очков и заброшенных шайб. Но в моем возрасте важнее, чтобы слаженно играла команда. Это поможет выступить лучше и мне лично, и другим ребятам.

Ты ведь и раньше знал некоторых динамовцев. Это помогает освоиться?
Скорее, я был знаком с теми, кто выступал здесь в прошлые годы. Они отзывались о клубе и городе очень хорошо. Из нынешнего состава знал только Константина Шостака. Мы с ним играли в Череповце, а затем сражались друг против друга в Финляндии. Раньше Костя почти не говорил по-английски — может, знал три слова. Но с тех пор добился прогресса. Сейчас он мне помогает.

В сборной Канады ты пересекался и с Крэйгом Вудкрофтом. Он сыграл важную роль в твоем подписании?
Да. Я уже несколько лет пытался попасть в "Динамо", и вот наконец это удалось. Очень рад оказаться здесь. Считаю Крэйга очень организованным тренером. Он хочет, чтобы все в команде придерживались одних принципов, чтобы каждый четко понимал, что надо делать на льду. Я сам привык к этому с детства и знаю, что с такими тренерами играть легче.

Можешь описать себя как хоккеиста?
Когда я был моложе, чаще шел в атаку. Но со временем повзрослел и научился лучше обороняться. Теперь могу назвать себя универсальным защитником. Играю в большинстве, меньшинстве — готов исполнить любую роль, которая будет нужна команде.


Минск ты пока не толком изучил. Но какое-то впечатление о городе составил? Похож ли он на места, где ты играл раньше?
Это очень красивый город, один из лучших на просторах КХЛ. Поэтому я сюда и стремился, надеялся, что однажды Минск станет моим домом. Сейчас так и получилось. Еще раньше, до приезда в КХЛ, был в курсе, что в "Динамо" много легионеров. При этом не скажу, что белорусская столица похожа на какое-то другое место. Все города разные.

Твои воспоминания о двух предыдущих сезонах в Континентальной лиге?
В "Адмирале" были сумасшедшие перелеты — понятно, по ним я не скучаю. Сначала еще было ничего, но к концу сезона это утомляет. В "Северстали" мне понравилось, там были хорошая команда, хотя мы и уступили в первом раунде плей-офф. Но в каждой из команд я провел лишь по сезону. "Адмирал" из-за ковида прекратил выступления в КХЛ. А после года в Череповце мне предлагали остаться, но агент сказал, что в этой же лиге есть вариант лучше. Правда, ничего из этого не получилось.

И ты уехал в финский "Ассят". Там понравилось?
Чемпионат в Финляндии неплохой, много молодежи. Но наша команда выступила неважно, заняла последнее место, так что хвастаться нечем. И все-таки КХЛ — лучшая в мире лига после НХЛ, так что моим приоритетом было возвращение сюда.

Как твой русский?
Чуть-чуть говорю. Но, думаю, тот же Шостак уже знает английский лучше!

В одном интервью ты рассказал, что хорошо знаешь Кевина Лаланда. Вы друзья?
Да, когда-то мы с ним выступали в юниорской лиге за "Бельвиль". Более того, пару лет даже жили в одной квартире. Помню, как Кевин выступал за "Динамо". Пожалуй, уже тогда мне захотелось и самому перебраться в Минск. Он рассказывал о городе и клубе только хорошее, а потом даже получил белорусский паспорт. И сейчас мы с Лаландом на связи — правда, общаемся нечасто.

Ваши фамилии очень похожи. С этим возникала путаница?
В Канаде — нет. Наш тренер по индивидуальному развитию Дима (Дмитрий Астапенко – "ПБ") однажды спросил: "Ты был здесь в сезоне-2016/17? Кажется, я уже видел твою фамилию". А я говорю: "Нет-нет, это был вратарь Лаланд!". Ха-ха, он просто пошутил...


Ты франкоканадец?
Да. С тем же Кевином мы всегда говорили по-французски. И в семье тоже — с мамой и братом. А вот в Минске пообщаться с кем-то на родном языке непросто.

Согласно Википедии, у тебя двойная фамилия Бошам-Лалонд...
Так в официальных документах. Лалонд — фамилия отца, Бошам — матери. У мамы две сестры, а братьев не было. Она хотела, чтобы ее фамилия продолжалась, поэтому дала ее нам с братом. Но обычно меня называют просто Лалонд. Двойная фамилия на джерси заняла бы слишком много места.

Как ты пришел в хоккей?
Как и все дети. У нас во дворе был каток, играли с друзьями. Приходили со школы, хватали коньки и мчались туда. Занимался я и другими видами спорта — хоккеем, бейсболом, волейболом. Увлекался легкой атлетикой. Но явно не смог бы стать профессионалом в чем-то, кроме хоккея.

Ты вырос в Орлеане. Мы больше знаем одноименный французский город, а также Новый Орлеан в США...
Мой город точно не похож на Новый Орлеан. Канадский Орлеан небольшой — по сути, это пригород столицы Оттавы. В регионе много правительственных учреждений, и люди приезжают работать туда со всей страны.

В апреле 2013-го ты провел единственный матч в НХЛ — в составе "Чикаго" против "Сент-Луиса". Это самый яркий момент карьеры?
Да, ведь НХЛ — сильнейшая лига мира. Ту игру буду вспоминать всегда. Интересно, что одну ее половину провел в защите, другую — в нападении. К сожалению, пригласить на поединок друзей и родных не удалось — меня подняли в основу в последний момент, и до последнего не было ясно, выйду ли на лед.

В том же 2013-м, в 23 года, ты уехал в Германию. Тяжелое решение?
Конечно. Но в ту эпоху "Чикаго" дважды выиграл Кубок Стэнли. У молодежи шансов пробиться в состав практически не было. Так что я отправился в Европу и, в общем-то, ни о чем не жалею. Думаю, за прошедшие годы стал более открыт миру, стал лучше понимать другие культуры. Так что своей карьерой вполне доволен. Думаю, мне в целом повезло — зарабатываю на жизнь, занимаясь любимым делом.

А если бы не хоккей, кем стал бы?
Ох, сложный вопрос. Я больше особенно ничего и не умею, хоккей — моя страсть. Может, работал бы там, где нужна хорошая физическая подготовка. Скажем, пожарным или полицейским.

Ты пожил в разных странах — Германии, Швеции, Финляндии, России. Где понравилось больше всего?
Пожалуй, в немецком Кельне. Я выступал за тамошний клуб три года, и нам с семьей было комфортно.

Расскажи о семье и увлечениях.
В ходе сезона свободного времени мало. Когда оно есть, хочется просто побыть дома и отдохнуть. Моя семья — это жена и дочка Вивиан, которой в сентябре исполнится четыре года. Летом могу поиграть в гольф, покататься на водных лыжах, порыбачить.

Может, займешься рыбной ловлей и у нас?
Для этого нужно снаряжение, а у меня здесь даже нет удочки...

Семья к тебе в Минск приедет?
Пока нет. Сейчас добраться до Беларуси сложно. Но постараемся что-то придумать — может, на Рождество жена с дочкой прилетят в Турцию, а я их там встречу, и уже вместе полетим в Минск.



Комментарии (2)