2022-09-14 11:26:33
Хоккей

Легенда №24. Вратарь республики Владимир Семенов

Легенда №24. Вратарь республики Владимир СеменовИмя этого человека навсегда вписано в историю белорусского хоккея. Сегодня, 14 сентября, Владимиру Семенову исполнилось бы 70 лет.

На протяжении долгих восемнадцати(!) сезонов под сводами минского Дворца спорта, а затем и Крытого катка в парке Горького (других арен в те годы в белорусской столице попросту не было) звучала неизменная фраза судьи-информатора: "Ворота минского "Торпедо" ("Динамо") защищает Владимир Семенов, номер 24-й".

Челябинцы в Минске

Так уж получилось, в белорусских командах всегда было немало воспитанников российских хоккейных школ. Из Москвы и Электростали, Новосибирска и Свердловска, Казани и Перми, Уфы и Череповца. Но самой внушительной, пожалуй, является челябинская диаспора.

В рядах наших дружин выступало почти два десятка представителей этого уральского города. Защитники Борис Ржанников, Станислав Малков, Евгений Новиченко, Игорь Матушкин, Андрей Сидоренко и Марат Аскаров, нападающие Борис Косарев, Геннадий Ленковский, Валентин Власов, Павел Езовских, Владимир Девятов, Андрей Баландин, Вячеслав Долишня, Игорь Кривошлык и Олег Белкин.

Всегда были востребованы в Минске и воспитанники челябинской вратарской школы, которую в белорусской столице представляли Юрий Никонов, Владимир Семенов и Александр Орленко. А после распада Союза к этому трио присоединился и Андрей Мезин.

Но, пожалуй, среди всех россиян (не только челябинцев), когда-либо игравших в белорусских командах, особняком стоит голкипер Владимир Семенов. Преданность этого человека минскому клубу, ставшему для него родным, поражает. Судите сами. Семенов защищал его ворота аж восемнадцать(!) лет (пять сезонов в "Торпедо", затем еще тринадцать — в сменившем его "Динамо").


А начиналось все так

В советские времена мальчишки большую часть времени проводили во дворах. И играли почти круглосуточно и круглогодично: летом — в футбол, зимой — в хоккей. Сам прошел через это. Только вот для меня дворовыми баталиями все и закончилось...

А Семенов в двенадцать лет попал в детскую спортивную школу при Челябинском тракторном заводе. В секцию затащили друзья-товарищи. Правда, коньков у Володи тогда не было. Вот и пришлось стать в ворота, хотя во дворе бегал в поле. Вскоре выдали и коньки, но он решил остаться в "рамке".

Первым тренером Семенова стал Петр Васильевич Дубровин. Человек, оставивший заметный след в истории челябинского хоккея. Ведь это именно под его руководством в 1969-м "Трактор" впервые стал чемпионом СССР. Пусть и среди юношей. А позже, в 1978-м, Петр Васильевич входил в штаб юношеской (U-18) сборной СССР на чемпионате Европы. Затем Дубровин возглавил уже взрослый челябинский "Металлург", который вывел в первую лигу (Д2) всесоюзного первенства. Кстати, приезжал он тогда с дружиной "сталеваров" и в белорусскую столицу.

А Семенов первого успеха добился в марте 1968-го, когда ему было пятнадцать. Дело было в Пензе, где проходил финальный турнир юношеского первенства СССР. Челябинский "Трактор" стал тогда бронзовым призером. Среди остальных медали получили голкипер Владимир Семенов и нападающий Борис Косарев. Позже оба играли в минских "Торпедо" и "Динамо", а Косарев даже был капитаном "бело-голубых".

А спустя ровно год, в марте 1969-го, на том же пензенском стадионе "Темп" (открытом, но с искусственным льдом) Семенов вместе с "Трактором" стал чемпионом СССР среди юношей (Косарев в том турнире не играл).

Перейдя в следующую возрастную категорию, будущий голкипер минчан продолжил пополнять медальную коллекцию. В апреле 1970-го Семенов и Косарев вместе с "Трактором" стали бронзовыми призерами уже молодежного первенства СССР, финал которого проходил в Новосибирске. Через год, в апреле 1971-го, уже в Череповце, челябинцы сменили бронзу на серебро. А Семенов был признан лучшим вратарем турнира.

Весной 1972-го на домашнем льду "Трактор" вновь стал серебряным. Правда, нашего героя в команде уже не было (он просто перерос "молодежку"), а сильнейшим голкипером того молодежного чемпионата Союза оказался другой челябинец — Александр Орленко. Спустя несколько лет они встретятся в минском "Динамо", где Орленко будет дублером Семенова. А еще позже дуэт челябинских вратарей будет "рулить" минским "Тивали".

Конечно, успехи Семенова, выигравшего на юношеско-молодежном уровне несколько медалей, не остались незамеченными — и он попал во взрослый "Трактор". Был там третьим вратарем. С одной стороны, лестно — все-таки высшая лига. А с другой — практики почти никакой. А играть-то хотелось. Потому и принял приглашение приехать в Минск. Звали также в Уфу и Ижевск. Но в белорусской столице обещали помочь с армией.

Владимир Семенов

От "Торпедо" до "Динамо",
Или 18 лет в минской "рамке"


В сезоне-1971/72 Семенов дебютировал в белорусской команде, которая выступала в первой лиге (Д2) чемпионата СССР и именовалась тогда "Торпедо". Возглавлял ее казанский специалист Анатолий Муравьев, а основным голкипером был земляк Семенова Юрий Никонов. В том, первом для Владимира, минском сезоне два челябинских вратаря делили торпедовскую "рамку". А затем ветеран Никонов, увидевший в Семенове достойную смену, со спокойной душой закончил игровую карьеру. И сразу же начал тренерскую.

Семенов с 1972-го на долгие годы стал основным и фактически единственным вратарем минского "Торпедо", а затем и "Динамо". Да, у него были сменщики. Но в основном они в команде не задерживались. А некоторые из них появлялись на площадке лишь эпизодически — когда у Семенова не шла игра (бывало и такое) или счет был крупным и победа не вызывала сомнений.

При этом случались сезоны, когда Владимир защищал ворота практически бессменно. Менялись лишь его дублеры. В разные годы ими были Виктор Гуринович, Сергей Шатров, Валерий Конопако, Геннадий Лапшенков, Валентин Романенко, Николай Суша, Петр Шатов, Александр Орленко и Юрий Никитин. Фамилии некоторых из них сейчас ничего не скажут даже болельщикам со стажем. Запоминают ведь не тех, кто "полирует лавку", а творящих чудеса на льду.

Шли годы. Менялись тренеры. "Торпедо" вылетело во вторую лигу (Д3). Затем на всесоюзной арене автозаводцев сменило "Динамо". Неизменным оставалось лишь одно — ворота минского клуба по-прежнему защищал Семенов. С "бело-голубыми" он прошел долгий путь от второй до высшей лиги, вместе с ними вновь отступил на шаг назад — в первую. А, спустя восемь лет, вернулся в элиту. Так уж получилось, что в "вышку" вместе с "Динамо" Владимир выходил дважды — в 1980-м и в 1988-м.

Даже когда в Минске появились местные воспитанники (Александр Шумидуб, Александр Гавриленок и Алексей Щебланов) Семенов продолжал удивлять нестареющим мастерством. И свой последний игровой сезон завершил высоким аккордом — в 36 лет он по-прежнему оставался первым вратарем. Причем команды высшей лиги. Когда же пришлось завершать игровую карьеру, ветеран уступил место в динамовской "рамке" набиравшему силу Шумидубу.

Владимир Крикунов, Иван Кривоносов и Владимир Семенов
Владимир Крикунов, Иван Кривоносов и Владимир Семенов

Вратарь становится тренером

И кто это придумал, что из вратарей не выходит хороших тренеров? Завершив игровую карьеру, Владимир Михайлович не расстался с хоккеем. И из "Динамо" не ушел — стал одним из ассистентов Владимира Сафонова, возглавлявшего тогда "бело-голубых". Причем не только в родном клубе, но и в национальной сборной Беларуси. Ее первом составе. А когда на смену "Динамо" пришел "Тивали", Андрей Сидоренко, принявший вахту у клубного штурвала от Сафонова, тоже не забыл Семенова.

Этот дуэт плодотворно работал не только в клубе ("желто-черные" три года кряду становились чемпионами Беларуси), но и в сборной (где была завоевана путевку в группу "В" мирового первенства). Когда же у "Тивали" случилась осечка (после трехлетнего "золотого периода" впервые пришлось довольствоваться серебром), все тренеры во главе с Сидоренко получили отставку.

Владимир Меленчук, возглавлявший тогда "Полимир", позвал Семенова к себе помощником. В новополоцком штабе Владимир Михайлович отработал три года, собрав за этот период полный комплект медалей белорусского первенства: золото, серебро и бронзу. Впрочем, все это в роли второго тренера. Но хотелось ведь и самостоятельной работы. Уже чувствовал в себе силы. И вскоре такой шанс у Семенова появился. И он им сполна воспользовался.

Последнее золото "Тивали"

После трех лет чемпионства "желто-черная" дружина стала сдавать позиции и все ниже опускаться по этажам турнирной таблицы. Сначала было два серебра, после — бронза, а затем минчане и вовсе впервые осталась без медалей. Нужно было срочно остановить это падение в бездну. И летом 1999-го президент клуба Игорь Макаед пригласил Семенова возглавить терпевший бедствие "Тивали". А помогать ему стал еще один бывший страж динамовских ворот и земляк — Орленко. Ставка на этот "челябинский голкиперский дуэт" сыграла.

Накануне сезона-1999/00 мало кто мог предположить, что минчане, фактически имевшие одну боеспособную пятерку, станут чемпионами. Но Семенову с его крепким мужским характером это удалось. Собрав свободных игроков, он доказал, что и таким наспех склеенным коллективом можно побеждать — спустя три года "желто-черные" вновь выиграли белорусское золото.

К сожалению, эта победа добытая весной, оказалась последней не только для "Тивали", расформированного уже летом, но и для самого Семенова. Неожиданная болезнь и трагическое стечение обстоятельств оборвали жизнь этого прекрасного человека.

И все-таки жаль, что лично познакомиться с Семеновым удалось лишь после того, как он завершил игровую карьеру. В те годы еще не было обязательных пресс-конференций, и для послематчевых комментариев тренеров приходилось "отлавливать" у раздевалок. А дело это было не таким уж и простым — хозяйская и гостевая обители находились в разных концах Дворца спорта. И пока разговариваешь с одним, второй мог запросто уйти.

Поражала скромность Семенова: "А может не я, а кто-нибудь другой?" И кивавшего при этом на стоящего рядом Орленко. Приходилось легонько надавливать: "Михалыч, но ведь вы же главный". И тогда он соглашался.

Общались часто, обычно до игры. И не под диктофон. Он рассказывал новости, а порой и что-то интересное из своей карьеры. Жалею, что ничего тогда не записывал и теперь те его монологи приходится восстанавливать по памяти.

К примеру, вот что говорил Семенов об идеале вратаря: "Конечно Третьяк. И не потому, что он давно признан номером один. У него исключительные физические данные, редкостное хладнокровие и выдержка. А еще трудолюбие, без которого все эти качества мало бы стоили. Очень импонирует мне Мышкин. Я уже давно чисто профессионально отметил про себя — это "мой" вратарь. Пойми правильно — я не класс сравниваю (у Мышкина он конечно же выше), а манеру игры, которая у нас похожа. Оба действовали главным образом за счет правильного выбора позиции".

Кстати, и с Третьяком у Семенова было что-то общее. Они одногодки — оба 1952 года рождения. Оба более трех пятилеток бессменно занимали пост номер один: Третьяк — в ЦСКА, Семенов — в минских "Торпедо" и "Динамо". Хотя класс этих голкиперов сравнивать, конечно же, нельзя. Речь идет о преданности своим командам и многолетней надежной игре.

О своем лучшем матче скромный Семенов предпочел не высказываться. А вот об одном из худших поведал: "Дело было еще в первой лиге, когда к нам приехал челябинский "Металлург". Долго играл без замены, усталось накопилась изрядная. А тут еще приехали ребята, с которыми когда-то делал первые шаги на льду и мой первый тренер Петр Васильевич Дубровин. Поверь, никогда не хотел выглядеть здорово, как в тот раз. Но настроиться на игру с бывшими товарищами не смог. Хотя и очень хотел. Обычно, пропустив легкую шайбу, старался не думать об ошибке. Это должно быть профессиональным навыком. Пропустил — забудь. Ведь такие голы случаются даже из-за секундной несобранности и расслабленности. Но в тот день вообще ничего не получалось. Меня даже заменили по ходу встречи. И правильно сделали".

Любопытно, что все это Семенов говорил об игре, которую динамовцы хоть и с большим трудом, но все-таки выиграли — 6:5.

А возвращаясь к сезону-1999/00 отметим, что в нем Семенов тренировал не только "Тивали". В декабре 1999-го в минском Дворце спорта проходил молодежный (U-20) чемпионат мира в группе "В". А единственная путевка в элиту досталась тогда белорусской дружине, которую возглавлял Владимир Меленчук. А ассистировал ему Семенов.

Черный август 2000-го

Смерть любого человека — это трагедия. Привыкнуть к этому нельзя. Особенно когда уходят из жизни люди знакомые или родные. У меня таких горестных случаев было немало. И все же сообщение о том, что в августе 2000-го умер Семенов, прибило.

Как? Да не может быть!

Ведь еще четыре месяца назад, в апреле, он привел "Тивали" к золотым медалям белорусского первенства. А чуть раньше, в декабре, радовался вместе с "молодежкой", получившей право играть в сильнейшем дивизионе мирового хоккея.

У Семенова появились боли в животе. На следующий день состояние не улучшилось, и он попал в инфекционную больницу на Кропоткина. После проведенного там обследования выяснилось, что никакого отравления у Владимира Михайловича нет. Однако боли не прекращались, и он был доставлен в больницу скорой помощи в Курасовщине. Дело было в пятницу вечером. После проведенного рентгена выяснилось, что в брюшной полости накапливается жидкость. Однако врачи пока решили просто наблюдать за развитием ситуации. Впереди ведь был уик-энд...

Операцию сделали лишь в понедельник. А через день, когда состояние не улучшилось, еще одну. Но было уже поздно — 18 августа Владимира Семенова не стало.

Ему было всего 47.

Владимир Семенов. Турнир памяти

Это нужно живым

В последнее время в нашей стране наконец-то стали хоть как-то увековечивать память знаменитых хоккеистов. Уже появились два именных турнира — Кубок Руслана Салея и Кубок Владимира Цыплакова. И это правильно. Но все-таки маловато. Ведь у нас были не только эти ставшие легендарными личности, но и другие достойные люди, немало сделавшие для белорусского хоккея. Причем не только уже ушедшие, но и ныне здравствующие.

К примеру, Сергей Шитковский-старший не только отыграл за минское "Торпедо" десять сезонов, но и забросил в его рядах 329 шайб. И это только в официальных матчах в чемпионатах СССР. А если сюда добавить его сотню в составе пермского "Молота" — результат вообще получится астрономическим.

Александр Андриевский играл за сборные СССР и Беларуси, был чемпионом Советского Союза и Спартакиады народов СССР, призером первенств ВЕХЛ и Финляндии. По версии "Прессбола" назван лучшим хоккеистом суверенной Беларуси.

Владимир Цыплаков был чемпионом мира среди молодежи (U-20) в составе сборной СССР, провел более трехсот матчей в НХЛ (за "Лос-Анджелес" и "Баффало").

Виталий Стаин за четыре года вывел минское "Динамо" из второй лиги (Д3) чемпионата СССР в высшую.

Под руководством Владимира Крикунова минское "Динамо" в 1990-м заняло 10-е место в союзной "вышке", а сборная Беларуси — 4-е место на Олимпиаде-2002 в Солт-Лейк-Сити. Оба достижения — рекордные для наших команд.

Валерий Польшаков привел две свои дружины к золотым медалям весоюзного уровня. Ведомая им сборная БССР в 1982-м впервые стала чемпионом Спартакиады народов СССР, а минская ШВСМ в 1990-м — чемпионом СССР среди молодежных команд.

Появление приза имени знаменитого человека — это лучший способ его увековечить. Это давно поняли в заокеанской НХЛ, где ежегодно вручаются такие именные трофеи — Джорджа Везины, Мориса Ришара, Арта Росса, Кларенса Кемпбелла, Джеймса Норриса. И этот список далеко не полный.

А почему бы и у нас не организовать нечто подобное? К примеру, лучшего вратаря награждать призом Владимира Семенова, защитника — трофеем Руслана Салея, а нападающего — призом Владимира Цыплакова или Александра Андриевского. Самому результативному хоккеисту можно вручать трофей Сергея Шитковского. А лучшему тренеру — приз Владимира Крикунова, Валерия Польшакова или Виталия Стаина.

Неплохо бы проводить и именные турниры. Старейшим из них в Европе является Кубок Шпенглера, который с 1923 года разыгрывается в последнюю неделю декабря в Давосе. Назван он по имени учредителя — швейцарского врача Карла Шпенглера, большого любителя хоккея. Кстати, в декабре 2009-го этот трофей выиграло минское "Динамо". Некоторые болельщики, обрадованные сим фактом, викторию в Давосе даже ставят в один ряд с победами минской "Юности" и гродненского "Немана" в Континентальном кубке. Только вот делать этого не стоит. Ибо Кубок Шпенглера — это никакой не еврокубок, а просто обычный предновогодний турнир. И главная его ценность в том, что он самый старый в Европе.

А что касается именных соревнований, то и в нашей стране они были. В Гродно с 2002-го накануне старта сезона проходит турнир памяти Александра Дубко, бывшего председателя местного облисполкома. В столице проводились турнир памяти Руслана Салея и турнир на призы Олега Антоненко, в Новополоцке — турнир памяти Сергея Остапчука, в Гомеле — турнир памяти Алексея Костюченко.

В начале "нулевых" в Минске на Ледовой площадке Дворца спорта ежегодно проходил турнир юных хоккеистов памяти Владимира Семенова. Но затем эта традиция была забыта. Так не пора ли ее возродить? А турнир памяти Бориса Черчеса (известного детско-юношеского тренера) вообще провели всего лишь раз.


Еще одна традиция заокеанского хоккея — "вечные номера". Некоторые клубы больше не используют номера легендарных хоккеистов, выступавших в их рядах. Впрочем, такое случается не только в НХЛ. К примеру, в московском ЦСКА в память о Валерии Харламове уже давно нет 17-го номера.

Возможно, и минскому "Динамо" стоит вывести из обращения семеновский 24-й номер?

Чтобы знали и помнили...



Комментарии (4)