2010-09-08 15:36:40
Разное

Андрей Вашкевич из Женевы. Завершение карьеры, или Как мы с Луишем Фигу обыграли Мишеля Платини (ФОТО)

Проблемы с мениском на правом колене у меня уже года три. Полгода просто был дискомфорт во время удара. Потом побаливало и в свободное от футбола время. Совсем плохо стало в конце ноября 2008-го. Я поддался на уговоры Коли Карповича и сыграл на турнире "Медиалига". Там в матче с БТ неудачно ускорился, а потом весь матч простоял: замен у нас не было. На второй поединок уже не вышел: спешно вызвонили Костю Лобандиевского.

Через пару дней мучительно больно было скакать по ледяным ступенькам "Динамо", готовясь к матчу с "Реалом". Еще неделю после него на пятый редакционный этаж взбирался, как на пик Ильича. Во время этих альпинистских походов с ужасом понял: само не пройдет. Придется все-таки лечить.

Всегда подозревал, что ничего бессмысленнее хождений по врачам на свете нету. Но чтобы настолько… Мне советовали все — от "мазать "Троксевазином" до "Необходима срочная операция. Я как раз, помимо этого медцентра, еще в Боровлянах работаю…" Мне делали УЗИ и рентгены, отправляли на обследования, дообследования и послеобследования в учреждения различных видов деятельности и форм собственности. Заставили купить ортез.

Местом назначения последнего похода за здоровьем был НИИ травматологии и ортопедии. Там меня принял маленький нервный товарищ в великоватом для себя халате. "Сэр, — сказал он мне. — Если вы будете настаивать, я могу сделать вам артроскопию по советскому методу. Тогда как было? Вошли, посмотрели. Давай вырежем что-нибудь — раз уж все равно разрезали. Мениск долой. А через 15 лет человек ходит, как Длинноногий Джон Сильвер, сэр".

Я задумался. Джон Сильвер же вообще был без ноги! Неужели ему тоже вырезали мениск в нашем НИИ? Хотя, вполне возможно, этот доктор Ливси, больше похожий на капитана Смоллета, имел в виду какого-нибудь другого персонажа другой книги. Двуногого, но хромого.

"Я дам вам совет, сэр! — сказал врач. — Футбол вам крайне противопоказан. Что касается мениска, то вырезать его вы всегда успеете. Пока у вас ногу не клинит? Ходите? Вот и дальше ходите. Займитесь плаванием. Это хорошая профилактика". Плавать я не умел. "Это конечно позор, сэр, но с вашими выдающимися способностями за месяц реально освоить догги-стайл". "Неужели англичане действительно так говорят — "догги-стайл"?" — спросил я. "Не знаю, сэр, — ответил он. — Я же не англичанин".

Оказалось, кстати, что говорят. Правда, не совсем про плавание.

Бассейн я забросил быстро. Хотя определенного прогресса все-таки добился. Раньше я тонул сразу, а теперь — только через десять минут. Потом внезапно начались еврокубки, и стало не до плавания (и до сих пор не до него).

Время без игры номер один были мучительными. Я еле терпел. На улице мне постоянно хотелось подфутболить какой-нибудь мусор. Дома гонял теннисный мячик. От сильных ударов по настоящему, футбольному, колено ныло так, что начинал мерещиться крик "Пиастры!" Хотя, надо признать, мениск чувствовал себя лучше. Я вновь без последствий начал подниматься по лестнице и даже мог позволить себе мелкие нерегулярные шалости типа настольного тенниса и бадминтона. А в Турции на сборе БАТЭ этой зимой пару раз ударил: осторожно, страхуясь, по нормальному мячу — вроде не очень страшно.

Летом редакция возобновила свои пятничные игрища на "Моторе". И я все-таки не выдержал. Сходил два раза. После обоих нога приходила в себя две недели. Первую она болела, вторую ныла и через четырнадцать дней была готова к новым издевательствам. Проблема была в том, что я все равно лез в нападение и бил, бил, бил. Оказалось, что играть в футбол без ударов по воротам я не могу. Кто вообще может?

Я понял, что это конец. "Костя, — сказал я нашему главному футбольному энтузиасту Лобандиевскому — Я завершаю карьеру". "Как?! Опять?!" — расстроился Костик. "Ну что делать, если нога не выдерживает твоего сумасшедшего темпа". Костик как обычно выразительно посмотрел на меня и спросил: "Неужели великий Яри Литманен уйдет просто так?"

И как раз в это время нужно было подавать заявки на участие в футбольном турнире на Генеральной Ассамблее Европейской ассоциации клубов в Женеве. Я послал письмо администратору ЕАК Дидерику Девале: записывай и меня. Чтобы не просто так.

Вообще играю я плохо. Во дворе мегазвездой никогда не считался, в школе смотрелся ни лучше, ни хуже остальных, не проходил в сборную вуза и прочно сидел на банке в факультетской команде. Это в инязе, где вообще одни барышни! Так что насчет своего футбольного идейно-художественного уровня я иллюзий не питал. Тем более с этим коленом.

На участие меня вдохновляло другое. В прошлом году на этом мероприятии был в качестве зрителя — все берег мениск. Посмотрел все матчи и понял: опозориться здесь трудно. Хватает и животастых, и пожилых, и просто плохих игроков. Зато здесь же — Платини и Румменигге. Ради того, чтобы сыграть с ними (или хотя бы против них) можно было еще разок — последний — рискнуть здоровьем.

В сопроводительной документации по Ассамблее составы всех команд были еще до начала пленарного заседания. Мне достались "All Whites" — "белые". И кто бы вы думали числился там от миланского "Интера"? Луиш Фелипе Мадейра Каэйру Фигу собственной персоной!





Сидеть на Ассамблее стало вообще невтерпеж. Очень уж хотелось скорее на поле. Фигу явно без моего энтузиазма зашел в раздевалку, по-простому со всеми поздоровался, взял с лавки запечатанную в целофан белую майку и стал переодеваться. Все майки были какого-то огромного размера.

— А кто у нас будет вратарем? — спросил капитан команды Дэвид Гилл, генеральный директор "Манчестер Юнайтед". — Может ты, Луиш?

— Что-то не тянет, — заулыбался португалец.

В этот момент в раздевалку вошел делегат "Гамбурга" Ян Рекер. Оказалось, полевых маек больше нет. Судьба последнего рубежа была решена.

— А ты умеешь стоять на воротах? — спросил я Яна.

— Не умею. Я обычно полузащитник, — сказал он. — Но что поделать? Не становится же Фигу в "рамку" в самом деле?

Героизму немца оставалось только аплодировать.

После небольшой разминки на поле состоялась тренерско-тактическая летучка.

— Так, — сказал Дэвид Гилл. — На поле должно быть восемь человек с голкипером. Нас — четырнадцать. Думаю, наша звезда Луиш и вратарь будут играть без замен. А оставшиеся меняются всей шестеркой.

— Отличный план, капитан, — сказали все.

Первый матч с "зелеными" показал, что Ян не врал насчет своих вратарских способностей. Правда, они нас и так обыграли бы. Что "All Greens" фавориты турнира было ясно с самого начала — по составу. Капитан Румменигге — это еще ладно. Ему в помощь — в недавнем прошлом эстонский сборник Сергей Хохлов-Симсон из "Левадии" (58 матчей за национальную команду), известный норвежец Эрик Хофтун (30), представлявший "Русенборг" и немец Франк Бауманн из "Вердера" (28). Все в таком возрасте и состоянии, что при большом желании и сейчас бы играли. А у нас кроме Фигу — только грузин Гиорги Ткавадзе бывший профи.

Сгорели — 0:3.

Потом были "красные". Они оказались тоже в порядке и нас вынесли. Хотя из "суперстаров" у них был один Эмилио Бутрагеньо. Который, кстати, больше играл в защите, чем в нападении. Видимо, потому что хотел победить. Но этим мы хотя бы забили — целых два. Оба — Фигу. Он и по телевизору совсем недавно казался волшебником, а вблизи — просто глаз не оторвать. Как складно, ну просто как будто в рифму все у него получается — и пасы, и финты, и удары. Принимает он самую корявую передачу — и сразу разворачивается лицом к воротам.

Видно, что любителей щадит. Но когда случается единоборство с Бутрагеньо — тому не спускает. На нашем фоне Луиш мегаигрок в отличной форме, который может божить вечно.

После второго проигранного матча Фигу смотрел на нас и не мог скрыть беззлобной улыбки.

— Прости нас, Луиш, — сказали мы ему. — Мы стараемся.

— Да ладно, — ответил Фигу. — Главное быть первыми не на турнире, а на банкете. Здесь можно и последнее место занять.

Но последними мы все-таки не стали. Следующий матч против "оранжевых" "белые" сенсационно выиграли. И это при том, что у соперников в обойме был сам Платини. Впрочем, и в прошлом году команда главы УЕФА выступала неважнецки.





Платини на поле постоянно чем-то недоволен, ходит и бурчит по-французски. Те, кто его понимают, смеются. Играет не в бутсах, а в кроссовках без шипов. Рядом с ним чувствуешь себя смущенно. Кричат тебе: крой Платини, крой Платини! И ты идешь к нему, толкаешься плечом, а он все ворчит. Видимо, про то, что плохой навес.

В матче с "оранжевыми" мне приписали гол. Я ударил, мяч попал во вратаря, отскочил в защитника, а от него — в ворота.

— Круто! Ты забил! — сказал мне после матча представительница "Галатасарая", стихийно жалевшая "белых". Видимо, за непутевость.

— По-моему, этот гол можно признать самым уродливым на турнире, — ответил я, — И вообще забил скорее не я, чем я.

— Ничего подобного! — заявил Ондрей Зламал из пражской "Славии". — Если так считать, то я лишаюсь голевого паса. Так что, по-моему, нормальный гол. Бывают и хуже.





Стремительный прогресс в нашей игре связан не в последнюю очередь с тем, что Вангелис Петсос из "Панатинаикоса" начал командовать, кому вместо кого выходить на замену. И сам смотрелся на поле неплохо. После того, как стал забивать не только Фигу, дела у нас пошли на лад. Правда, пару раз сам португалец промахнулся из выгодных ситуаций. Потому что целился исключительно в "девятки". Вот это были удары! "Мы даже промазать так, как он, не можем", — думали остальные каждый сам про себя.

Последний матч с "черными" мы провели вообще отлично. Эти "All Blacks" — очень сильная банда. Костяк — из бывших югославов, которые играют как звери даже без звезд. Но мы два раза выходили вперед и в итоге ничью все-таки отстояли. Она позволила нам спустить на последнее место команду Платини.

— Луиш, — сказал я Фигу, — по-моему, если бы ты просто бил по воротам с любой дистанции каждый раз, когда получишь мяч, у нас было бы гораздо больше шансов на победу.

— Я к такому футболу не приучен. Я должен отдавать, — улыбался Фигу. — Тем более каждый должен почувствовать, что играет со мной. А для этого нужно действовать на пасах.





— Well done, guys, красавцы! — резюмировал наши мучения Дэвид Гилл. — Вижу, что у нас огромный потенциал. И самое главное — командный дух. Вряд ли другая дружина оправилась бы после двух таких болезненных поражений. Думаю, главная причина нашего успеха в последних матчах в том, что Луиш под конец все-таки начал играть нормально.

Все засмеялись. Фигу тоже.







Комментарии (0)