2021-02-08 12:13:12
Разное

Кто такие уйгуры, и насколько реален бойкот Игр-2022 в Пекине?

Кто такие уйгуры, и насколько реален бойкот Игр-2022 в Пекине?Под угрозой оказалась не только Олимпиада в Токио, но и зимние Игры-2022 в Пекине. И дело не в ковиде. Накануне 180 правозащитных организаций призвали к бойкоту Олимпиады в Китае. Неужели мы возвращаемся в 1980-е, когда спорт политизировался до предела, а бойкоты были обычным делом?

На прошлой неделе президент МОКа Томас Бах совершал инспекционный визит в Китай — и именно к этому была приурочены призывы бойкота Игр в Пекине. Хотя три месяца назад не менее внушительная группа правозащитных организаций уже выступила практически с идентичными лозунгами. Просто тогда на это практически никто не обратил внимания, так как вовсю развивалась сага с выдворением Дональда Трампа из Белого дома, поглощавшая все инфоресурсы.

Впрочем, началось это не вчера. Ни для кого не секрет, что США в официальных документах назначили Китай соперником, объявили торговую и экономическую войну. Бытует мнение, что конфликт начал президент Трамп. Но это не более чем миф. Если мы посмотрим, какие санкции принимались в отношении Китая, то законопроекты вносили представители обеих партий, а голосования в конгрессе зачастую были единогласными. Ведь тот, кто голосовал против, рисковал прослыть агентом Китая. Первым же залпом полноценной экономической войны, пожалуй, следует считать публикацию в авторитетном журнале "Блумберг" в 2018 году, где со ссылкой на источники в спецслужбах утверждалось, что всемирно известная компания "Хуавей" внедряла микрочипы в свои устройства с целью шпионить по заказу китайского правительства.

Правда, ни одного такого чипа разоблачители не предоставили, за что публикацию высмеяли технари, включая даже компанию "Эпл". По их словам, внедрить в устройство какой-то чип, чтобы его нельзя было обнаружить, невозможно. Но маховик уже был запущен. "Хуавей" обвинили в работе на военных Китая. А госсекретарь США Майк Помпео лично объездил десятки стран с требованием свернуть уже начавшееся сотрудничество с компанией по 5G. Компанию подвергли всевозможным санкциям, дочь владельца и одного из директоров "Хуавей" Мэнь Ваньчжоу взяли под домашний арест в Канаде. Черные списки китайских компаний ширятся каждый день: Тикток, ZTE, Сяоми и так далее.


Хотя многие думали, что Байден отменит ряд антикитайских законов времен Трампа, новая администрация уже дала понять, что планирует их только расширять. Просто вместо грубой риторики Трампа ставка будет сделана на создание альянсов и критику с состоянием прав человека в Китае. Что мы сейчас и видим на примере призыва к бойкоту Олимпиады в Пекине. США уже довольно плотно вовлекли в "союз демократий" Индию, Австралию, Великобританию, Японию и ряд стран помельче. На прошлой неделе, к удивлению всех, санкции против одной из китайских компаний ввел президент Украины Владимир Зеленский. Налицо попытка воссоздать блоки, который были характерны для послевоенного мира вокруг США и СССР.

Впрочем, есть проблема. Для большинства стран главный торговый партнер ныне — Китай, а не США. И терять этот рынок никто не хочет. Показательно решение ЕС прямо накануне Нового года заключить торговое соглашение с КНР. Это стало большим ударом для администрации Байдена. Поэтому ключевым полем борьбы становится информационное. Вот здесь Австралия, Британия и другие страны готовы оказать посильную помощь в рассказах своих СМИ о том, какие ужасы творятся в Китае.

Хотя в обращении правозащитников указано, что репрессиям подвергаются гонконгцы, монголы, тибетцы, основной упор делается на уйгуров, составляющих большинство в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Большинство читателей наверняка понятия не имеют, что это за территория. По площади она равна примерно пяти Германиям, однако плотность населения там одна из самых низких в мире — в виду обилия пустынь, степей и гор. Сложнейший с точки зрения логистики регион — собственно, по этой причине мир узнал о нем (как и о Тибете) только к концу 19 века.

Это действительно самая проблемная провинция КНР. Прежде всего потому, что две основные национальности — китайцы-ханьцы (9 миллионов) и уйгуры-мусульмане (более 12,5 миллионов) имеют очень разные традиции. Собственно, на этой почве и стали возникать конфликты. Особенно — начиная с 1980-х годов, когда из соседних Пакистана и Афганистана в регион стал проникать исламский радикализм ваххабитского толка, наложившийся на стремление уйгуров создать национальное государство без иноверцев. По-настоящему ситуация накалилась к 2000-м: десятки терактов фиксировались каждый год. Наиболее громкие — взрывы автобусов, попытка угона самолета в стиле 9-11, въезд на машине в толпу людей на площади Тяньаньмынь. В 2014-м случилась резня на ж/д вокзале в Куньмине, когда несколько человек с тесаками стали резать всех подряд — убили 31 и ранили 140. Именно с тех времен в Китае на всех вокзалах и станциях метро стоят металлодетекторы, и даже с перочинным ножом вход воспрещен.

Но апогеем стала все же резня 5 июля 2009 года в Урумчи. На фоне слухов, распространявшихся в фейсбуке, что далеко на востоке страны в городе Гуанчжоу двух рабочих-мигрантов из Синьцзяна линчевали за изнасилование девушки, уйгуры вышли на демонстрацию в Урумчи и начали громить магазины и бить до смерти всякого, кто похож на ханьца. Итог — 197 погибших и тысячи раненых. В ответ власти ввели в город войска и на полгода отключили интернет во всей провинции. Фейсбук, кстати, с той поры заблокирован во всем Китае...


Долгое время китайские власти пытались бороться с терроризмом консервативными методами, уже постфактум преследуя тех, кто совершал преступления или распространял идеологию ненависти. Но где-то с 2015 года решено было испробовать новую комплексную стратегию. Наряду с жесткими мерами по отношению к любым признакам религиозного экстремизма, корнем проблемы была признана экономическая отсталость региона в целом и бедственное положение уйгуров в частности. Если китайцы-ханьцы в большинстве были образованы и имели работу, то многие мусульмане порой не имели минимального образования и даже не знали китайского языка, что закрывало перед ними двери и отрезало, несмотря на льготы и квоты, от огромных возможностей, порожденных экономическим ростом. Армия безработных пополняла отряды ИГИЛ и других экстремистских организаций. Внушительная разница в доходах между немусульманами и мусульманами во многом создавала питательную среду для ненависти и радикализма. Несмотря на то, что отдельные уйгуры добиваются успеха, например Дильраба считается одной из главных актрис страны, есть представители меньшинства в сборной по футболу и так далее, были и массы неустроенных людей.

Собственно, именно поэтому в Синьцзяне стали открываться центры перевоспитания, в которых уйгуров и других мусульман обучали китайскому языку, при необходимости — профессии, социализации, планированию деторождения и каким-то другим вещам. На Западе эти учреждения окрестили концлагерями, с утверждениями что там содержатся от одного до трех миллионов человек, которых там "пытают, заставляют есть свинину, а женщин стерилизуют". В действительности, конечно, такие цифры логистически невозможны. Но кого это волнует? Сначала правозащитники называли обучение китайскому языку "культурным геноцидом" — дескать, это попытка уничтожить идентичность уйгуров. Но сейчас прежний госсекретарь США Майк Помпео и нынешний Энтони Блинкен уже стали использовать термин "геноцид".

Когда первые лица США говорят в таких выражениях, становится понятно, что это серьезный виток информационной войны. И Олимпиада в Пекине окажется в самом ее центре. Нынешнее обращение правозащитных организаций — только начало. Каждый месяц давление будет нарастать. Как на самих чиновников, так и на спонсоров и спортсменов. В частности, недавно рекламные контракты с многострадальной компанией "Хуавей", которую на сей раз обвинили в слежке за уйгурами, под давлением различных НКО разорвали футболист Антуан Гризманн и лыжница Тереза Йохауг. Только на этой неделе с призывами о бойкоте Игр выступили активисты в Норвегии, Японии и ряде других стран. С пресс-конференциями и пресс-релизами — все как полагается.

Могут ли отменить Олимпиаду в Пекине из-за этих обвинений? Вероятность подобного развития событий близка к нулю. И в лучшие времена найти хозяина именно для зимних Игр проблематично. А уж в нынешнюю коронавирусную эпоху — и подавно! Ковид — куда более серьезная опасность, и она все еще нависает и над летней, и над зимней Олимпиадами... Кроме того, это будет катастрофа прежде всего для МОКа. Собственно, поэтому представители организации всячески игнорируют призывы правозащитников. Кроме того, МОК уже давно живет в подобной атмосфере, поэтому предусмотрел для стран, участвующих в бойкоте, санкции в виде недопуска на следующую Олимпиаду. Да и слишком мало времени остается до Игр в Пекине...


Учитывая, что численность уйгуров с 1950 года выросла с 2,5 миллионов до 12,5 миллионов, заявления о геноциде выглядят, прямо скажем, натянуто. Все, что предъявляется общественности, требует серьезной проверки достоверности.

Возможно, основная цель — вовсе не бойкот, а сделать токсичным само слово Китай, закрепить за ним реноме злостного нарушителя прав человека, возможно, устроить какие-то акции на самих Играх. В общем — испортить имидж КНР настолько, насколько это возможно. Чтобы как можно больше союзников привлечь на сторону США в нынешней холодно-горячей войне с "тоталитарным, агрессивным и угрожающим свободному миру Китаем".

Едва ли тех, кто это делает, волнует жизнь простых жителей Китая и США. Синьцзян, кстати, в отличие от былых времен, полностью открыт для путешественников. За прошлый год его посетило 200 миллионов человек: индустрия туризма стала одним из главных механизмов поднятия доходов местных жителей. Безопасность обеспечивается множеством камер и блок-постов. И, к слову, за последние четыре года — ни единого теракта...



Комментарии (78)