2021-07-19 17:48:18
Разное

"Собрания проводили на детской площадке". Три Натальи — об олимпийской молодости

"Собрания проводили на детской площадке". Три Натальи — об олимпийской молодостиВ преддверии Токио-2020 белорусские олимпийцы разных созывов вспоминают о своем уникальном опыте на Играх.

Под разными флагами с надписью BELARUS

Наталья ШИКОЛЕНКО, серебряный призер Олимпийских игр-1992, чемпионка мира-1995 в метании копья, лучшая спортсменка Беларуси 1995 года, лауреат премии "Белорусский спортивный Олимп".

— На Олимпийские игры-1988 в Сеул я не попала и оттого пережила глубокое разочарование.

К Играм в Барселоне подошла в высокой готовности. Для нас это была особенная Олимпиада. В декабре 1991-го не стало Советского Союза, страны, в которой мы родились и выросли. Вместо СССР появилось СНГ, Содружество независимых государств. Для спортсменов высокого класса перемены были не очень заметны. Все, что было запланировано для подготовки к Играм, — сборы, соревнования — проводились, как обычно.

Уже весной в Леселидзе метала на 68-69 метров, выиграла матч сборных СНГ и Германии. В июле в Москве проходил чемпионат Содружества. Победила с рекордом 70,36, улучшив достижение Татьяны Бирюлиной. После соревнований нас оставили на базе в Подольске. Там и смотрели по телевизору открытие Олимпиады-1992. Нас отправили в Испанию ближе к соревнованиям.

Выступать на Олимпийских играх — мечта любого спортсмена. Поэтому пребывала тогда во взволнованном состоянии. Отправлялась в Барселону с замиранием сердца! Однако была твердо уверена, что выступлю хорошо.

В Олимпийской деревне команды жили в семи-девятиэтажных домах. Команда СНГ занимала девятиэтажку. Я жила в трехкомнатной квартире вместе с Таней Ледовской, российской средневичкой Леной Романовой и спринтершами эстафеты четыре по сто метров: Марина Транденкова из Питера, украинка Ольга Брызгина и наверное Оля Назарова...

Чтобы отвлечься от мыслей о предстоящем старте, приобрела себе электронную приставку "гейм-бол". Тогда была очень популярна электронная игра "Марио". Многие в нее играли, и я тоже.

Квалификационные соревнования проходили 30 июля. Я их прошла без проблем: метнула на 62 или 63 метра и отобралась в финал, который был назначен на 1 августа, а это мой день рождения.

Метала я хорошо, однако для победы не хватило всего восьми сантиметров. Выиграла немка Сильке Ренк. Конечно, я была рада медали, но серебро все же придавало привкус горечи. Известно: серебряных призеров чествуют не так, как победителей. Позже это отразилось на пенсии. Она у меня обычная, без доплаты, как у чемпионов...

Вернулась в квартиру за полночь. Чтобы не будить девчонок, свет не включала. Но, как только зашла он вспыхнул: девочки в простынях уже ждали меня с шампанским. В общем, отпраздновали день рождения и награду. Медаль по традиции окунули в бокал и все из него отхлебнули. Может, и зря. Серебро оказалось заразительным. Все мои подруги по квартире стали, как и я, серебряными медалистками. Замечу, что развал Советского Союза не нарушил нормальных дружеских отношений в объединенной команде СНГ. Армяне, узбеки, литовцы, россияне, все болели друг за друга, помогали и поддерживали.

До отлета домой была там еще три дня. Съездила на экскурсию по Барселоне. Особенно впечатлил неоготический храм Святого Семейства. Красиво и величественно!

Каждый день вечером во дворе дома, в котором размещалась наша команда, на детской площадке проходило собрание команды, на котором чествовали чемпионов и призеров, вручали цветы, подарки, значки и удостоверения заслуженных мастеров спорта СССР. Их вручал вице-президент МОКа Виталий Смирнов. Где-то лежат дома бесполезные...

Выступали мы тогда под нейтральным флагом, хотя на открытии Игр представители всех стран СНГ использовали уже свою символику. У нас государственным тогда был бело-красно-белый флаг, его нес кто-то из ребят гандболистов. Мне тоже выпала честь нести этот флаг — в 1993-м на открытии чемпионата мира по легкой атлетике в Штутгарте. Я тогда была капитаном сборной Беларуси и, кстати, обратила внимание, что следом за мной несут табличку с названием Weisrusland. Мне это очень не понравилось, и я тут же обратилась к начальнику нашей команды Энтину. Михаил Семенович, свободно владеющий немецким, оперативно донес до организаторов мое удивление. После этого появилась другая табличка, но все равно не та, что нужно. Я попросила: "Неужели нельзя просто написать название BELARUS на латинице?!" С третьей попытки нашу просьбу удовлетворили. Горда, что немного причастна к тому, что теперь название нашей страны пишется и произносится, как должно.

На второй моей Олимпиаде в Атланте довелось быть участницей парада открытия. Тогда мы впервые выступали на Олимпийских играх, как представители суверенной Беларуси, уже под красно-зеленым стягом. До начала парада всех участников разместили на бейсбольном стадионе, находившемся рядом с главной ареной Игр. Мы сидели два с половиной часа и наблюдали за происходящим на большом экране. Потом нас повели на парад. Проходя по стадиону, обратила внимание, что над полем нависает большое количество тросов, на которых закреплены и по которым скользят подвесные и летающие телекамеры. Сказала тогда: "А вдруг кто-нибудь зацепит их копьем или диском?!" Накаркала! Будто прицелилась... В третьей финальной попытке именно мое копье вонзилось в трос и стало причиной неудачи. Мне, правда, судьи позволили переметнуть, но я уже выплеснулась в том злосчастном "снайперском" броске. Это было четверть века назад...


С Карлом Льюисом о том, о сем — по-английски

Наталья ГУАРНЕРИ (СОЛОГУБ), участница Олимпийских игр в Сиднее и Афинах, призер чемпионатов мира-2004-2006 в эстафетном беге 4х100 и 4х400 метров.

— Наиболее яркие впечатления остались от Игр в Австралии. Тогда, в 2000-м, еще не было принято прилетать на Олимпиаду за пару дней до стартов. Считалось, что для акклиматизации нужно существенное время. Это объяснялось в первую очередь восьмичасовой разницей во времени между Минском и Сиднеем. Поэтому мы улетали в Австралию всей командой, по-моему, за пару дней до открытия олимпийского форума и оставались там до самого закрытия. Насколько я помню, жили в Олимпийской деревне около трех недель.

Деревня поразила размером, организованностью и разнообразием дополнительных сервисов: можно было постричься, поиграть в бильярд, поплавать. И уж совсем для нас в то время были в диковинку — интернет кафе! Запомнилось, что американцы уже вовсю пользовались мобильными телефонами, причем у всех они были одинаковые — Motorola. Эта компания была одним из спонсоров Олимпиады.

Сами австралийцы оставили впечатление приветливых, улыбчивых людей, готовых в любой момент прийти на помощь. Так вышло, что в сам Сидней я так и не выбралась. Зато посетила знаменитый зоопарк, в котором широко представлена фауна всех континентов. Там с одной из площадок открывался великолепный вид на залив и знаменитую сиднейскую оперу.

В Деревню продолжали приезжать команды. Любопытно было просто наблюдать за скоплением таких разных по внешнему виду и ментальности людей. И все, невзирая на языковые различия, пытались общаться! В одном месте все менялись значками! Можно было встретить всемирных знаменитостей и запросто подойти к ним.

Мне было проще, так как я уже тогда довольно сносно говорила по-английски. Мы с Леной Будник набрались смелости и подошли к великому Карлу Льюису. Фото с ним хранится в домашнем архиве. Удивляло, насколько звезды просты и доброжелательны в общении. Тот же Льюис — без высокомерия и позерства. А ведь он — живая легенда!

В целом, Олимпийские игры — это незабываемый опыт, не только в профессиональном смысле, это редчайшая возможность увидеть и узнать большое количество разных культур, языков, менталитетов в сжатый срок и в уникальных обстоятельствах.

Сами соревнования вживую поразили масштабом и звуком! Выходишь на дорожку — и оглушает гул трибун! Помню, посмотрела туда однажды и сразу поняла, что впредь этого делать не нужно: в один момент можно утратить концентрацию и провалить свой этап в эстафете. Мы, эстафетчицы, Лена Будник, Ира Хлюстова, Аня Козак и я долго ждали своего выступления. Поэтому когда дождались, испытали огромный эмоциональный подъем и ощущение сбывшейся мечты: наконец-то! Мы бежим на Олимпиаде! Несло, будто на крыльях! А я еще и пыталась оглядываться! Много потом было в моей карьере чемпионатов мира (с точки зрения организации они более профессиональны), причем трижды на всепланетных форумах мы финишировали призерами. Однако нигде не было такого острого ощущения глобальности события, как в Сиднее.

На олимпийской дорожке мы оставили все, что обрели на тренировках, и установили национальный рекорд — 3.2631. Так обрадовались! Обновить рекорд страны на Олимпийских играх — об этом можно было только мечтать! Увы, счастье длилось недолго. По итогам трех забегов наше время оказалось девятым, а в финал отбирали лишь восемь лучших квартетов...

У каждого своя Олимпиада. Моя выдалась вот такой — с широким спектром разнообразных впечатлений и синусоидальной гаммой чувств.


За две олимпийские бронзы — рассрочка на 40 лет

Наталья ГЕЛАХ, бронзовый призер Олимпийских Игр в Афинах-2004 и Пекине-2008 в двойке распашной (вместе с Юлией Бичик), трехкратная чемпионка мира по академической гребле.

— Я участвовала в трех Олимпиадах (Сидней, Афины, Пекин). Но, конечно, более всего запомнилась афинская. Соревноваться на родине Олимпийских игр — радость особенная. Чтобы подчеркнуть преемственность олимпийской истории и роль Древней Греции, греки даже слоган придумали соответствующий: "Олимпийские игры, добро пожаловать в родной дом!"

Соревновательный график не позволил побывать в Олимпии, зато, когда мы отсоревновались, отправились на экскурсию по Афинам, побывали в знаменитом Парфеноне. Мы так делали и Сиднее, и в Пекине: после соревнований — на экскурсии, чтобы хотя бы галопом пробежаться знаковым достопримечательностям.

А вот в церемониях открытия ни разу участия не принимала. Расписание гонок "академиков" так составлено, что уже назавтра в десять утра мы с Юлей выходили на дистанцию. Спортсменам лучше смотреть эти церемонии по телевидению: больше увидишь и меньше устанешь.

Гребной канал в Афинах был не самый комфортный. Он искусственный, вырытый специально к Играм. Туда задувал очень неприятный ветер с моря. Поэтому гонки начинали пораньше, чтобы минимизировать эту неприятность.

В Пекине была другая проблема — смог. Хотя китайцы на время Игр закрыли большинство промышленных предприятий, чтобы очистить воздух. Как нам говорили, китайцы благодаря Олимпиаде, наконец, увидели небо.

Но мы все равно были не в восторге. Обычно на каналах видишь всю двухкилометровую. трассу, а в Пекине хорошо просматривались лишь первые 500 метров а дальше — дымка.

На Олимпийские игры я попала благодаря своему наставнику Олегу Васильевичу Гомонову. Главный тренер сборной Синельщиков искал партнершу для Юли Бичик и пробовал в двойке многих гребчих, но все неудачно. Гомонов уговорил Синельщикова посмотреть в тандеме меня. И все сложилось!

Владимира Васильевича нет на свете уже пять с половиной лет. Он был непростой человек: ко всем у него были претензии, и у всех — к нему. Говорили, что он недообразован, нередко скандалил. Может, и так. Однако Синельщиков обладал даром находить талантливых людей, объединять их вокруг себя, нацеливать на высокий результат и вести к нему. Так он нашел многих спортсменов и тренеров, и, конечно, доктора Кириллова, который теперь успешно трудится с легкоатлетами. А в академической гребле без Владимира Васильевича и Аркадия Павловича сейчас по, моему, дела идут не так успешно. В Афинах у нас две мужские четверки гребли, причем парная лодка финишировала шестой, это высшее достижение в нашей мужской гребле.


В Олимпийской деревне поразили кубинцы. На дверях подъездов все команды вывешивали национальные флаги. Но кубинцам этого было мало. Они растянули на три этажа, которые занимали, полотнище с изображением Фиделя Кастро.

Одним из основных мест международного общения была олимпийская столовая на три тысячи мест. Там готовили блюда трех кухонь — греческой, еропейской и азиатской. Выбираешь, что хочешь, причем столовая работала круглосуточно. В Сиднее, помнится, в меню были осьминоги и мясо кенгуру. Мясо, как мясо, ничего особенного. Выберешь блюда и к кому-нибудь подcаживаешься. если позволяют. Тут и начинались застольные беседы, для которых и переводчики не нужны были. Олимпийской деревне было много "макдональдсов", в них, в основном, американцы посиживали.

Квартира? Нет, насколько помню, квартиры подарили только чемпионам афинских Игр — Юле Нестеренко и Игорю Макарову. А я за свою двухкомнатную выплачиваю в рассрочку, рассчитанную на 40 лет. Если доживу до 73-х, тогда она станет моей. Говорила об этой проблеме с председателем Брестского горисполкома Рогачуком. Александр Степанович обещал подумать... Но вы же знаете, сколько обычно ждут обещанного? Вот и я знаю...



Комментарии (0)