2014-03-20 21:39:13
Интервью

Знать наших. Виктор Зайцев: верь мне, мама

Знать наших. Виктор Зайцев: верь мне,  мамаНесмотря на молодость, полусредний минского СКА Виктор ЗАЙЦЕВ уже не первый сезон входит в число видных персонажей гандбольного чемпионата страны. Незаурядный талант парня с “двухметровой” фактурой востребован и тренерами национальной сборной Беларуси. В ее составе Виктор отнюдь не в роли статиста побывал на январском чемпионате Европы в Дании.



— На протяжении нескольких сезонов главная команда страны живет в режиме регулярных, раз в полтора-два месяца, сборов. Насколько, на твой взгляд, оправдана подобная практика?
— На двести процентов. Европейский гандбол постоянно развивается. И на уровне сборных поспеть за прогрессом сложно, если игроки будут собираться раз в полгода. Частые сборы позволяют отлаживать взаимопонимание. Мы тверже усваиваем тренерские требования, учимся и развиваемся. Плюс сохраняем в рабочем состоянии былые наработки. А это немало, даже если отсутствуют легионеры. Быть вместе, в постоянном тонусе — супер. Молодые ребята роют землю. Всем хочется проявить лучшие качества. На себе чувствую, насколько серьезная конкуренция в сборной. Это здорово подхлестывает. Раньше ведь как было? Смотрели в рот лидерам, а за ними никого не было видно. Сейчас иначе. Пробиться в состав очень трудно. Много талантливой молодежи.

— Ощущаешь себя полноправным, железным бойцом нынешней обоймы Юрия Шевцова?
— Ну, соглашаться было бы самонадеянно. И скромность здесь ни при чем. Место в сборной не забронировано ни для кого. Стараюсь добросовестно работать и не оболь- щаться успехами. Стоит только на денек возомнить о себе слишком многое — и непременно поплатишься.

— Шевцов активно использует тебя в атаке не столько как полусреднего, сколько линейного. Тяжело было переквалифицироваться в бойца переднего фронта?
— Вообще-то навыки игры в линии у меня есть. Скажем, доводилось выступать на этой позиции в молодежной сборной. Но в клубе в основном действую на девяти метрах. Поэтому определенные сложности Юрий Анатольевич мне, честно говоря, создал. Хотя на чемпионате Европы пробы в роли линейного прошли вроде бы неплохо, обедни не испортил. Однако не скажу, что эти функции мне очень уж по душе. Самое главное — непросто перестроиться, близко к сути уловить специфические нюансы. Впрочем, тренерские решения не обсуждаются.

— В ипостаси осевого защитника чувствуешь себя, полагаю, увереннее?
— Это точно. Играть в центре обороны мне не привыкать. Если откровенно, в защите мне вообще намного удобнее, чем в нападении. Независимо от занимаемой позиции.

— Каково это, на объявлении выездного состава на чемпионат Европы услышать свою фамилию?
— Непередаваемые эмоции! Тебе двадцать один год, а ты едешь на топ-турнир. Огромную радость, даже гордость. Для меня это было большим достижением — сыграть в соревновании сильнейших взрослых сборных планеты, рядом со звездными мастерами. Ведь в бытность игроком юношеской и молодежной команд ни в какие финальные стадии топ-турниров пробиваться мне не доводилось. А здесь такая компенсация! Летал на крыльях!

— Как считаешь, объективно заслуживал этой поездки? Или включение в ростер было определенным авансом?
— Ох, вы снова провоцируете меня на публичную самооценку... Отвечу банально: так решил тренер. Я работал, стремился показать все, что умею. Не филонил, прислушивался к тренерским указаниям, замечаниям. И если оказался в составе — значит, заслужил. Само собой, порадовало, что и на турнире не застрял на “банке”.

— На происходившее вокруг наверняка смотрел большущими глазами?
— Еще бы! Антураж, атмосфера, накал! Примерился к планке современного гандбола, его ведущих представителей. И не просто примерился — рубился с ними! Вот где можно было реально сопоставить уровни национальных чемпионатов. Сравнение с хорватами, шведами, французами, конечно, пока не в нашу пользу.

— Сильно трясло от волнения?
— Поначалу. Стартовая игра, против хорватов, выдалась очень тяжелой эмоционально. Впервые оказался на таком турнире и, не скрою, сильно волновался. Но все прошло с финальной сиреной. На последующие матчи выходил уже спокойнее, без дрожи в коленях. Волнение было, но не паническое, а такое — конструктивное, мобилизующее. Рвать и метать.

— На волне наблюдавшегося в стране гандбольного подъема аппетиты белорусских болельщиков не на шутку распалились. Были даже нотки разочарования вашим выступлением в Дании. Дескать, провожали на рубль, а сыграли на копейку: всего одна победа в шести встречах...
— Так всегда происходит: стоит добиться каких-то успехов — от команды и дальше ждут громких результатов. Однако объективно мы не были способны на сенсацию. Показали если не максимум возможностей, то близкий к ним результат. Бороться можно со всеми. Но выигрывать у таких грандов, как, допустим, французы, пока нереально. Хотя это не значит, что мы не станем и к этому стремиться. Если подытожить, стыдно было только за один поединок — против сборной России.

— Но еще раньше была заработана индульгенция: белорусы обыграли черногорцев...
— И для нас, и для балканцев это был ключевой матч. Настраивались запредельно. Если честно, предчувствия были хорошие. Вышли на площадку с огнем в глазах. Были одним целым. Знали: не имеем права оступиться. И разве та победа была такой уж маленькой?

— А какой матч оставил самый глубокий след в твоем сердце?
— Не стану разделять игры по значимости и ощущениям. Запомнились все. Каждый соперник интересен, с оригинальным обликом. И все были очень сильны. Признаюсь, напряжение и ответственность немного сковывали. В моем возрасте сражаться с такими командами — потрясающая школа. Драйв незабываемый! Этот чемпионат Европы — отдельная и пока самая яркая глава в моей спортивной биографии.

— В этой главе была невероятно драматическая страница, стоившая жутких душевных терзаний и болельщикам, и команде. А в особенности — Диме Камышику. Имею в виду встречу с поляками, в которой еще за пяток минут до сирены сборная Беларуси вела с перевесом в пять мячей, а на выходе не удержала даже ничью...
— Да, прошляпили победу. А прицепом и очко упустили… А Диму за ту ошибку никто не упрекал. Но он очень переживал. Ходил сам не свой, почти ни с кем не разговаривал. Мы старались Камыша поддержать. Разве ж он один был виноват в том поражении? Наваждение какое-то. Реально опыта не хватило. И удачи. Зато отличный урок получили. Причем и молодежь, и старшие ребята. Вот уж поистине: век живи — век учись.

— Белорусские гандбольные сборные во все времена славились прекрасной внутрикомандной атмосферой. Нынешний созыв — не исключение?
— А разве не заметно? Коллектив действительно очень дружный. Никакого негатива в отношениях. Молодым подсказывают, помогают. Нет расслоения ни по возрасту, ни по клубной принадлежности. Естественно, в ходе тренировок или игр случается общение на повышенных тонах. Но пустой ругани, конфликтов нет. Все споры по делу. Это, кстати, тоже следствие частых сборов.

— Как команда восприняла итоги жеребьевки плей-офф чемпионата мира и перспективу снова сразиться с черногорцами?
— Не худший и не лучший жребий. Все понимают, что будет тяжело. Полагаю, заведомого фаворита в этой дуэли нет.

— А как ты воспринял недавнее известие о кончине “Динамо”?
— Это был шок. А потом он сменился недоумением. Никто толком не понял, как такое могло случиться с успешным клубным хозяйством. И почему отсутствовала реакция со стороны федерации? Теперь вот думай, что происходит в белорусском гандболе. Потери такого бойца отряд не может не заметить. По существу, в Беларуси был один клуб по-настоящему европейского уровня, достигший высоких результатов на международной арене. Во многом благодаря “Динамо” о нашей стране снова заговорили, как о гандбольной державе. И вдруг все пошло прахом… Буду объективен: сейчас остается связывать еврокубковые надежды только с БГК имени Мешкова. А внутри страны конкуренция ощутимо ослабла. Но ничего не попишешь, надо привыкать к новым-старым реалиям. Хотя интереснее и полезнее сражаться за чемпионство с двумя мощными командами.

— А как насчет злорадства? Все-таки почил в бозе мощный конкурент в споре за национальные титулы...
— В глубине души какой-то таракан шевельнулся: теперь ведь можно подняться в чемпионате строкой выше. Да и надежды выиграть Кубок Беларуси стали реальнее. Но это в глубине души. А здравый смысл подсказывает: радоваться нечему. Лишились классного соперника, отличного практикума. Это удар по всему белорусскому гандболу. Замечу, мы, армейцы, всегда сохраняли с динамовцами нормальные отношения вне площадки. Можно сказать, дружили. Так что это общая беда.

— Теперь главная интрига в чемпионате Беларуси фактически переносится на противостояние брестчан и вашего СКА...
— Не думаю, что сейчас возможно “повалить” мешковцев. Они основательно усилились бывшими динамовцами. Теперь это настоящая “банда”. Хотя СКА и не таких бил. Точно поборемся!

— С выбором вида спорта в детстве быстро определился?
— Да. Родом я из славного города Бобруйска. В гандбол пришел в десять лет. Толк во мне разглядел тренер Анатолий Николаевич Фильков. Через четыре года переехал в столичное училище олимпийского резерва, к Виктору Петровичу Косинскому. Потом взяли в СКА. Короче, стандартная схема.

— Когда-то попадание даже в дубль легендарного клуба почиталось за достижение. Проникся ситуацией?
— Еще бы! Самооценка и цели полностью изменились. Столкнулся с совершенно другим тренировочным процессом и ритмом жизни. Сразу было очень тяжело. Во всех отношениях — нагрузки, психологическая перестройка. Благо коллектив в СКА прекрасный, молодой. Влился без проблем.

— А ты вырос не в спортивной семье?
— Отчасти. Мама в молодости серьезно занималась легкой атлетикой, старший брат — теннисом, боксом. Не на профессиональном уровне, но увлеченно. Поэтому предпосылки посвятить жизнь спорту у меня были.

— Не все родители с легким сердцем отпускают неоперившихся детей в свободное плавание…
— Моя мама не исключение. Поначалу она была против моего отъезда в Минск, в интернат. Пришлось провести разъяснительную беседу. Можно сказать, настоял на своем решении. Она все поняла, приняла и поверила. Теперь остается давать маме как можно больше поводов гордиться сыном. И учебу не запускать — ведь по этому поводу она особенно переживала.

— Грызешь гранит не только гандбольных наук?
— Без хорошего образования нынче никак. Средним специальным уже обзавелся — закончил тренерско-преподавательские курсы при училище олимпийского резерва. А в этом году поступил в педагогический университет имени Максима Танка. Специальность — менеджмент в спорте и туризме. Считаю, интересно и перспективно. Но, понятно, на сегодня в моей жизни ведущее место занимает все-таки спорт.

— Прошлый сезон — самый успешный в твоей развивающейся карьере?
— Так и есть. Сенсационно выиграли серебро в чемпионате Беларуси, завоевали Кубок вызова. К слову, триумф в еврокубке подарил дополнительный бонус — получили звания мастеров спорта международного класса. Может, для кого-то это всего лишь корочка. А для меня — весомое достижение. Надеюсь, не последнее.



Комментарии (0)