2017-01-03 21:32:19
Прочее

Шведская стена. Здесь хоккеисткам не платят ничего. История белоруски, которая играет в чемпионате Швеции

Шведская стена. Здесь хоккеисткам не платят ничего. История белоруски,  которая играет в чемпионате ШвецииГде только не отыщешь соотечественников! Оказывается, белорусское представительство есть даже в женском чемпионате Швеции. 18-летняя Юлия МАРКЕВИЧ, до недавних пор вратарь “Лександа”, а с недавних — “Фэрьестада”, имеет тамошнее гражданство и когда-то, не исключено, сыграет за “Тре крунур” на Олимпиаде.


Но на свет она появилась в Минске и еще не успела забыть русский язык, хотя и немного стесняется не слишком богатого словарного запаса. Однако, признаться, не каждый белорус может изъясняться столь грамотно и рассудительно — тем более в юном возрасте. Мы проговорили по скайпу без малого час. Изумительной красоты девушка, которая вычурно выглядит на фоне грубоватых на лицо шведок-одноклубниц, оказалась более чем приятным собеседником…


Швеция

Когда мне было пять, родители по работе переехали в Швецию — в город Эскильстуна. По какой работе — даже не знаю. В подробности тогда не вдавалась. Изначально я около двух лет занималась в местном клубе “Линден” фигурным катанием. Но потом, когда исполнилось восемь, увидела хоккеистов. И, наверное, сработали отцовские гены. Папа в молодости некоторое время занимался хоккеем в Беларуси. Мне тоже понравилось — захотела попробовать. В Эскильстуне как раз была команда девочек от пяти до десяти лет. Первые два года играла в нападении, а потом стала вратарем. Всегда нравилась вратарская аммуниция: щитки, ловушка, маска... Дела пошли неплохо, поэтому решила продолжать. Первый матч за “Линден” в дивизионе 1 сыграла уже в двенадцать или тринадцать лет.
Пацаны
В Швеции школьная система не такая, как в Беларуси. С первого по шестой класс учишься в начальной и промежуточной школах. С седьмого по девятый — в высшей. А затем еще три года гимназии, где уже выбираешь конкретное направление. Плюс в гимназии можно заниматься различными видами спорта.
Девять классов я отучилась в Эскильстуне. Но в восьмом поиграла за другой клуб — “Седертелье”, который расположен в пятидесяти километрах. Команда там была неплохая, а наша как раз распадалась — на тренировки ходило совсем мало человек. Когда по окончании сезона снова вернулась в “Линден”, выступала год за пацанов-восемнадцатилеток, хотя мне было только пятнадцать-шестнадцать. Городок небольшой — сто тысяч населения. Естественно, знала ребят- хоккеистов. И однажды капитан юношеской команды сказал, что у них в сезоне будет только один вратарь: “Поговорю с тренером. Хочу, чтобы ты играла за нас”. Тренер сказал прийти на тренировку и показать себя. Я пришла и осталась. В Швеции девочкам не запрещено играть среди парней. Единственное ограничение — не быть старше их на два или более лет. А поскольку я была моложе, то проблем не возникло. Каково девчонке в мужской раздевалке? Первое время стремно. Но потом ребята приняли за свою — как пацана.
Честно говоря, тот сезон дал мне больше, чем все остальные. Очень многому научилась! Поначалу приходилось нелегко. Все- таки пацаны сильнее, быстрее... Но через несколько месяцев втянулась и набралась бесценного опыта. Хотя поучаствовала лишь в двух матчах. И в жизни, и в хоккее я ко всему отношусь очень ответственно. А выступать за парней, да еще старше тебя, — здесь ответственность возрастает в несколько раз! Поэтому сразу сказала тренеру: “Тренироваться очень хочу, готова быть на подхвате. Но играть — нет”. Тем не менее он уговорил, практически заставил выйти против двух не очень сильных клубов лиги. Помню, пришлось побороться с волнением. Это тоже здорово помогло — сейчас гораздо легче настраиваться на матчи. Чувствую себя увереннее. Кстати, тогда пропустила всего три шайбы. Ребята молодцы — помогли.

Гимназия

Два с половиной года назад, когда пришла пора выбирать гимназию, я перебралась из Эскильстуны в Лександ, поступив на направление экономики. Живу одна — своя квартира, машина. Выбрала Лександ в первую очередь из-за хоккея — здесь хороший клуб. Основная команда выступает в сильнейшей женской лиге — SDHL (Svenska damhockeyligan. — “ПБ”.) и держится там в середине таблицы. Вторая команда — в дивизионе 1, следующем по рангу.
Но и сама гимназия очень престижная. Особенно экономическое направление. Здесь в последний год ученики объединяются в группы. Каждой выделяется определенная сумма денег, чтобы открыть свое дело. Реальный бизнес, который выживает наравне с другими, только имеет пометку “UF-fцretagande” — это значит, что организован группой подростков в рамках школьной программы. Нас на практике учат, как вести предпринимательство. Придумываем идею, развиваем, продаем, стараемся получить доход… В конце года все вырученные средства делятся между компаньонами. Таким образом молодежь стимулируют открывать свое дело, что в Швеции очень приветствуется. И гимназия Лександа по доходности от предприятий своих учеников стабильно входит в топ-10 в стране. Теоретически после окончания учебы бизнес можно оставить и продвигать дальше. Только уберется приставка “UF-fцretagande”. Тогда придется заплатить какой-то взнос в бюджет коммуны и соответственно появятся налоги.
Со мной в группе еще три человека. Вместе мы организовали на хоккейной арене услуги по присмотру за детьми во время матчей. То есть родители, собираясь на игру “Лександа”, могут взять ребенка с собой и оставить его в детской комнате, где есть игрушки, телевизор, “Play Station” и многое другое. А после матча малыши могут встретиться и пообщаться с хоккеистами. Правда, пока мы ничего не заработали, но, надеюсь, в минусе не окажемся. Хотя на самом деле не так важно, какой доход получишь. Преподаватели говорят, что главное для них — видеть, как ученики стараются, применяют различные методики ведения бизнеса. За это готовы поставить хороший балл, который потом пойдет в аттестат. Также трижды в неделю у нас хоккейные тренировки плюс игры. За это я тоже получаю очки, которые потом вместе с баллами за учебу учитываются при поступлении в университет.
Какие еще предметы есть в гимназии? Шведский язык, математика, физкультура, религия…

“Фэрьестад”

Все это время я играла за вторую команду женского “Лександа” из дивизиона 1. В Швеции почти все, кто еще не закончил гимназию, выступают там. Если только ты не суперталант. Вот у нас есть Майя Перссон — 2000 года рождения, но уже в основе. Весь прошлый сезон я тоже тренировалась с главной командой, однако шанса дебютировать в SDHL так и не получила. О причинах распространяться не хочу — это личное.
Не знаю, насколько в целом уровень дивизиона 1 уступает SDHL — надо судить по отдельным командам. Вот, например, лидер нашей лиги “Фэрьестад” из Карлстада, который в этом сезоне одержал десять побед из десяти, ничем не хуже клубов элиты. И в марте, скорее всего, будет играть в переходных матчах за право подняться на высший уровень. А вот вторая команда “Лександа”, конечно, отстает.
К слову, буквально на днях я перешла как раз в “Фэрьестад”. Так что Новый год встречаю в новом клубе. Там мною интересовались и желали видеть в составе. А я, естественно, хочу повышать уровень. Тренер сказал, что сейчас в его расположении один вратарь, которая в клубе уже много лет. Изначально обещал дать шанс обеим, а потом ставить в основу ту, которая лучше проявит себя в течение недели перед конкретным матчем.
Гимназию я еще закончу в Лександе — здесь же буду тренироваться. А на игры ездить в Карлстад. Надо ведь получить все оценки, чтобы летом поступить в университет. В какой — пока окончательно не решила. Можно подавать заявки максимум в двадцать разных институтов. Рассматриваю три различных направления в университете Карлстада — смотря куда пройду. Хороший город, близок по духу к студенческому Гетеборгу. И отличный вариант, если останусь в “Фэрьестаде”.

Популярность

Конечно, в Швеции женский хоккей куда популярнее, чем в Беларуси. Но здесь девушкам вообще не платят, даже в SDHL. Параллельно надо либо учиться, либо работать. Поэтому очень многие заканчивают, когда достигают 23-24 лет. Начинается работа, личная жизнь, дети... Платят только хоккеисткам сборной Швеции и то лишь на протяжении одного года перед Олимпиадой. Их собирают, дают зарплату и готовят к Играм. Правда, суммы все равно мизерные — около шести тысяч шведских крон в месяц. На эти деньги здесь не проживешь. Хватит максимум на оплату жилья и бензин.
Зрителей на матчах тоже немного. На женский “Лександ” ходят в основном родственники и друзья спортсменок. На последнем матче против “Фэрьестада” собралось 300-400 человек, в том числе тренеры сборной Швеции.
А вот на матчах мужского “Лександа”, который выступает в элите, всегда полная арена — шесть тысяч зрителей. Это больше, чем людей в городе. Народ съезжается с окрестностей и даже из Стокгольма и Гетеборга. Лександ — очень маленький населенный пункт. Досуг один — сходить в продуктовый магазин. В городе три улицы, три продуктовых магазина, два магазина одежды с неизвестными брендами, заправка и арена. Ближайший “Макдональдс” в сорока минутах езды на машине.

Томми Сало

К слову, генеральным менеджером в мужском “Лександе” долгое время работал Томми Сало. По-моему, в прошлом сезоне его уволили. Не могу сказать, пересекались ли мы, поскольку даже не знаю, как он выглядит. Слышала только, что знаменитость. Когда белорусы победили на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити шведов, мне было всего четыре года. Естественно, ничего не помню о тех событиях. Да и потом не интересовалась. Но если Сало пропустил с центра площадки, могу только посочувствовать. У меня в карьере тоже есть один гол, который до сих пор не забывается. Случилось это лет в одиннадцать-двенадцать. Девочка бросила от чужой синей линии, а я неправильно подставила клюшку, и шайба рикошетом отскочила в сетку. Было очень стыдно. И папа тогда сильно злился. Он всю жизнь мой личный тренер. Очень многому научил, особенно в первые годы после того, как решила стать в ворота. Показал уйму различных упражнений, которыми по-прежнему пользуюсь. Кстати, папа и подтолкнул к смене амплуа. Сказал: “Юля, будешь вратарем”. В “рамке” у меня лучше получалось, чем в поле.
Сейчас, если заглядываю к родителям в Эскильстуну, тоже прошу, чтобы папа съездил со мной на каток, посмотрел, указал на ошибки. Во многом благодаря ему нахожусь на нынешнем уровне. Кстати, у меня есть младший брат, которому тринадцать лет. Тоже занимается хоккеем и его тоже многому учит отец.

Национальность

Когда приезжаю в Беларусь к бабушке и дедушке, то они называют меня шведкой. А когда в Швеции встречаюсь с друзьями, то для них я русская. Хотя русский язык уже начинаю забывать — общаюсь только по телефону с родителями и всего минут пять в день. Вообще у меня двойное гражданство. Но здесь чувствую себя комфортнее. Очень большой контраст по сравнению с Беларусью — разница видна во всем.
Знаю, что пару лет назад в Минске тоже существовала женская хоккейная команда. Как-то наткнулись с папой в интернете. Тогда даже думали при случае, когда будем на родине, заглянуть, посмотреть, может, там уровень “ого-го-го!” — лучше шведского. Но не успели.

Внешность

В Беларуси многие родственники и знакомые спрашивают: “Может, тебе лучше в модельный бизнес податься, а не в хоккей?” (Смеется.) Ну не знаю — мне хоккей нравится. Парни, конечно, удивляются, когда знакомятся: “Ты хоккеистка? Нет, не верю…”

Синяки

Когда играла с пацанами, все время ходила в синяках — никакая амуниция не спасала. Девчонки, разумеется, не так сильно бросают, поэтому сейчас проблем нет. Хотя есть отдельные уникумы. Но за эти годы и защита стала лучше.
Вообще вратари в женском хоккее тоже своеобразные. У меня, правда, серьезных заморочек нет. Единственная: за два часа до матча и во время самой игры лучше не подходить и не трогать. Должна быть полностью сосредоточена — в своем маленьком мире. Еще перед стартовым вбрасыванием повторяю одно и то же движение клюшкой.

Будущее

Вообще дальше в приоритете у меня учеба. Конечно, здорово чего-то добиться и в хоккее, но это увлечение никогда не будет обеспечивать. Если только немного прославит. Да, хотелось бы когда-нибудь и за сборную Швеции сыграть, однако здесь предполагать сложно. Поэтому надо получить достойное образование и хорошую работу. Главное, что мне дал хоккей — это переезд в 16 лет в Лександ. Рано начала самостоятельную жизнь, научилась брать ответственность на себя. Четыре месяца назад даже пошла на работу в магазин. Так как мне уже исполнилось восемнадцать, платили очень даже неплохую сумму. Видела это серьезным подспорьем. Правда, с переходом в “Фэрьестад” уволилась и вновь переключила приоритет с учебы и работы на учебу и хоккей.



Комментарии (0)