2016-01-19 21:47:10
Матч моей жизни

Александр Храпковский. Последний вагон

Александр Храпковский. Последний вагонАлександр ХРАПКОВСКИЙ носил славу умелого защитника. Впрочем, на стыке веков в еще флагманском минском “Динамо” других и не держали, а уж капитанскую повязку точно доверяли лишь избранным. За пять сезонов в футболке “бело-голубых” центрбек собрал всю коллекцию медалей чемпионата Беларуси и чуть не дотянул до Кубка.


Но вот напасть: все эти годы у Храпковского никак не складывалось со сборной. Только в 27 лет, когда динамовский отрезок карьеры уже затягивался, возглавивший клуб Эдуард Малофеев приметил, что Александр годен помочь главной команде страны. Это было время больших ожиданий после впечатляющего отборочного цикла к чемпионату мира-2002. И сюрпризная победа в весьма представительском коммерческом турнире “Кубок LG”, который россияне затеяли, дабы подготовить свою сбор
ную к поездке в Японию и Южную Корею, только укрепила болельщицкие надежды. Храпковский в этом успехе исполнил заметную роль...

Мечты и шансы

— Я воспитанник динамовской СДЮШОР-3. Оттуда вышли Хацкевич, Белькевич, Глеб и многие другие классные белорусские игроки — дети асфальта, как нас называют. Естественно, всегда мечтал выступать в родном клубе. Но получилось так, что сначала отправился в “Строитель” из Старых Дорог. В то время это был один из немногих клубов, где футболист мог совмещать спортивную карьеру и службу в армии. Затем вернулся в “Динамо-Юни”, когда команда выступала в третьем дивизионе. Вышли во второй — провел там еще год. Только после этого, в 1997-м, Иван Григорьевич Щекин пригласил в основу. Своеобразный был человек. Когда я пришел к руководству “Юни”, там предупредили: “Ты знаешь, куда идешь. Может, не хочешь?” Ответил: “Однозначно хочу!” Так мечта и сбылась!
Иван Григорьевич взял на первый же сбор в Австрию — для молодого это уже выше крыши. Хотя при нем в итоге сидел на скамейке. Только с приходом Анатолия Николаевича Байдачного попал в состав. Серега Яскович получил травму, и мне представился шанс. Начал регулярно выходить на поле. До конца сезона наиграл не так много — десять матчей. Однако в тот чемпионский год золотую медаль все равно получил, потому что выступал за молодежную сборную. Состав у “Динамо” подобрался приличный, посчастливилось сражаться бок о бок с Володей Журавлем, Андреем Лавриком, Андреем Островским... Хотя победа далась непросто. Отставали от “Белшины” на семь очков, но победили в очной встрече, и дальше пошло по накатанной. Иван Григорьевич после этого настойчиво звал в “Шахтер”, в который затем ушел. У “Динамо” как раз поменялись руководство, состав — было не понятно, чего ждать в будущем. Закрались сомнения. Но все же решил остаться — и нисколько не жалею. Собрал затем все награды чемпионата. Не сложилось только с Кубком Беларуси.
Многие партнеры в ту пору уезжали в Россию. Я же пришел в команду позже других, надо было сначала заявить о себе здесь, в родном клубе. Впервые реальная возможность уехать подвернулась в 2001-м. Отправились с Виталием Леденевым в Израиль — в “Хапоэль” из Хайфы. Все сложилось хорошо, подписали контракты. Но по возвращении на родину узнали, что “Динамо” возглавил Эдуард Васильевич Малофеев. Если честно, очень хотелось с ним поработать. До такой степени, что готов был бросить эту израильскую затею. В итоге и бросать не пришлось — клубы не договорились об условиях трансфера, и мы остались. Опять же — жалеть не о чем. Наверняка приход Малофеева поспособствовал и моему попаданию в сборную. Васильич видел динамовцев каждый день. Решил подключить к обойме меня, Володенкова, других ребят, которые чем-то приглянулись.
До этого я однажды уже получал приглашение в национальную команду — еще при Михаиле Никифоровиче Вергеенко. В сентябре 1999-го на матчи с Уэльсом дома и Швейцарией в гостях. Но на поле так и не вышел, поэтому дебют состоялся уже при Эдуарде Васильевиче — в 27 лет. Понятно, для каждого футболиста, по крайней мере в то время, защищать честь сборной — это мечта. Но меня не мучило, что не вызывают. Надо было доказывать своей игрой — только она решает. Иван Иванович Савостиков в свое время призывал в “молодежку” из первой лиги. Поэтому верил — при должной работе шанс выпадет.

Шок и мандраж

У сборной тогда позади остался отбор на чемпионат мира-2002, начиналась подготовка к новому циклу. Прошла жеребьевка — достались Чехия, Голландия, Австрия и Молдова. Я особо не просчитывал варианты. Попадание в обойму еще не означало, что сыграю в официальных матчах. Вызвали на спарринг с Венгрией — да, уже гордость, радость. Однако требовалось дальше доказывать Малофееву и не питать больших иллюзий.
По правде сказать, дебютный матч с венграми в голове совсем не отложился. Видимо, провел на поле немного времени... Двадцать минут? Ну вот. Зато следующий вызов через месяц на “LG Cup” в Москву и подробности того турнира хорошо помню. Прочитал недавно в интервью Георгия Петровича Кондратьева, что 27 — это расцвет футболиста. Но и тогда казалось, и сейчас: поучаствовав в “ Кубке LG”, я запрыгнул в последний вагон уходящего поезда. Вряд ли потом получил бы еще шанс. Счастье, что Малофеев приметил и предоставил возможность проявить себя.
Россия тогда готовилась к чемпионату мира-2002, поэтому собрала в Москве приличных соперников. Помимо белорусов, Украина и Югославия — очень сильные на тот момент сборные. Все, кроме хозяев, жили в одной гостинице, поэтому мы видели, как команды готовятся. От нас же никто особо не требовал результата — приехали поучаствовать. Тем более в полуфинале играли с подопечными Романцева. Помню, пригласили в посольство Беларуси в Москве, где напутствовали на победу. Однако объективно трофей в решающем матче должны были оспорить Россия и Украина, которая привезла Шовковского, Реброва, Гусина, Калиниченко… Но мы взяли и хлопнули россиян! Сложный матч. Я вышел на замену уже в концовке при счете 1:1, когда валил дождь. Так и закончили вничью, а в серии пенальти до меня очередь не дошла — и слава богу. Хотя пробили по восемь ударов. Оставались я, Володенков и Тумилович. Гена, конечно, чудеса творил. Как, впрочем, и Нигматуллин. Поэтому серия и затянулась.
Когда узнал, что в финале с Украиной выйду в основе, испытал шок. Ребята потом говорили: после того как Эдуард Васильевич назвал мою фамилию в стартовом составе, я буквально побелел. После установки надо идти в автобус, а ноги подсознательно тянуло в номер, ничего не хотелось. Мандраж приличный, хоть это даже не отборочный матч. Ну а что, в такой компании играть всегда волнительно. Штанюк, Гуренко, Кульчий, Ромащенко… Не хотелось подвести партнеров. Я общался в основном с Виталей Володенковым, чаще всего проводили время в номере. Понимали, что нас просто взяли в обойму, так сказать, прокатиться в Белокаменную, и никто не ждал, что будем делать погоду. Но когда входишь в игру, отдаешь одну передачу, другую — становится спокойнее. И ребята помогают.
В принципе тот матч сложился удачно и для меня, и для команды. Малофеев отрядил роль правого центрального защитника. Тогда ж играли по схеме 3-6-1. Андрюха Островский страховал, а мы со Штанюком действовали по нападающим. У Украины были быстрые Ребров и Воробей. Раз закончили “на ноль” — выходит, с задачей справились.
Хотя легко точно не пришлось. На первых минутах соперник имел некоторое преимущество, однако мы быстро выравняли игру, и поединок проходил на встречных курсах. Белорусы использовали свои моменты — украинцам этого сделать не дали. Как мячи забивали, уже особо не помню. Один Валик Белькевич организовал — его лучшим футболистом турнира признали, вручили DVD-проигрыватель. А второй на счету Глеба. Кажется, он с центра поля убежал в контратаку один на один.
Тот “LG Cup” стал первым и, сдается, пока последним турниром, который сборная Беларуси выиграла. Неожиданно и приятно. Как уже говорил, приехали поучаствовать. До сих пор есть фотография, где Гена Тумилович держит громадный чек на шестьдесят тысяч долларов, которые причитались за первое место. Сколько перепало спортсменам, уже не скажу, но, кажется, поделили поровну, вне зависимости от наигрыша.

Настойчивость и отставка

Именно после того матча получил приглашение в саратовский “Сокол”. Видимо, действительно здорово сыграл. В раздевалке подошел Саша Кульчий: “Иди, тебя там ждут”. Кульчий выступал в московском “Динамо”, причем на ведущих ролях. Наверное, поэтому через него и обратились. Я вышел — стояли президент и спортивный директор саратовского “Сокола”. Спросили, есть ли желание попробовать силы в российской премьер-лиге. Я испытал очередной шок — второй за день. Было приятно. Обменялись контактами, предупредил, что мне еще надо закончить Академию физвоспитания — как раз через месяц сдавались госэкзамены. Из Саратова звонили практически каждую неделю — перенаправлял в клуб, чтобы “Сокол” договаривался с “Динамо”. Откровенно говоря, очень прикипел к родной команде и не порывался сломя голову уезжать. Знал всех работников, персонал, тренеров, игроков... Но россияне в итоге проявили настойчивость, подкупили конкретикой. Тем более брали из Минска сразу четверых футболистов: меня, Артема Челядинского, Виталю Володенкова, Петю Качуро. Такой компанией ехать веселее. Посовещавшись, решили рискнуть. Самое главное: сразу обещали место в составе. Приехали за три дня до матча очередного тура с “Сатурном”, и тренер Леонид Ткаченко сказал: “Будете играть”. Получилось с корабля на бал. Вышло недурно — закончили “на ноль”. Это придало уверенности. В коллективе приняли замечательно. Поначалу держались своей “бандой”, но, когда чуть притерлись, пару раз сыграли, сблизились и с остальными ребятами. Хоть команда и занимала последнее место, это все равно был широкий шаг вперед. Удалось сразиться с ЦСКА, со “Спартаком”... В общем, с элитой. Да и к зарплате, чего скрывать, серьезная финансовая прибавка. Правда, “Сокол” вылетел из топ-дивизиона. Могли победить на выезде “Крылья Советов” 1:0 или зацепить “Спартак” 2:2, а дома провалить встречу с “Торпедо” — 0:4. Получалось: то давали себе надежду, то сами же ее и отбирали. Хотя и первая лига уже тогда была приличного уровня.
После “Кубка LG” стал регулярно получать вызовы в сборную. Играл нечасто, но находился в команде. В начале отборочного цикла вышел в основе против чехов в гостях, в следующий раз появился на поле с Австрией при 0:4. Тот приснопамятный матч, который завершил эпоху Малофеева в сборной.
Эдуард Васильевич не давал себе спуску и требовал, чтобы каждый работал по максимуму. Вкладывал в дело душу и того же ждал от подопечных. Не важно, матч это или тренировка. Хотя нельзя сказать, что Васильич был каждый день разный. Многим, возможно, приедались его тренировки, пафосные установки, эмоции. Случалось, что занятия проводил Валерий Стрельцов, он же руководил командой во встрече с Голландией на старте отбора. Разные были ситуации, все мы люди. Когда человек выкладывается на сто процентов, но нет результата, естественно, он может, скажем так, и приболеть.
Малофеева сменил Анатолий Николаевич Байдачный, который в свое время доверил мне место в основе “Динамо”. При новом тренере завершали отборочный цикл матчами с Чехией и Молдовой. Операция “Крот”? Помню, как обвиняли Валеру Шанталосова в том, что он стоял за сдачей этих матчей. Вряд ли такое могло быть. Пусть я и не входил в когорту ведущих футболистов, но, думаю, хоть какая-то информация дошла бы. Мы потом встречались, и честно говорил, что ничего подобного не слышал и не знаю.
Некоторое время Николаич еще вызывал меня, взял на турнир на Кипр. Но там я сыграл свой последний, одиннадцатый, матч — против Румынии. Почему-то, как и первый с Венгрией, он в памяти вообще не отложился. А затем уже у Байдачного, видимо, появилось другое видение состава. Так мой роман со сборной и закончился. Пусть непродолжительным получился — около двух лет, но все равно огромный опыт. Ведь именно сборная дала новый толчок в развитии карьеры. Вскочив тогда в последний вагон, смог еще поиграть в более сильном чемпионате...

ТАБЛО
“LG CUP”-2002
Финал
БЕЛАРУСЬ — УКРАИНА — 2:0
МОСКВА. 19 мая 2002 года. Стадион “Динамо”. 5000 зрителей.
СУДЬЯ: П.Мальжинскас (Литва).
БЕЛАРУСЬ: Тумилович — ХРАПКОВСКИЙ, Островский, Штанюк — Шунейко, Кульчий (Ковба, 51) — Гуренко (к) (Яскович, 91+), А.Глеб (Володенков, 88), Белькевич, Макс.Ромащенко (Омельянчук, 83) — Хацкевич (Кутузов, 80).
УКРАИНА: Шовковский — Дмитрулин (Задорожный, 80), Головко (к), Федоров, Несмачный — Ващук (Скрипник, 61), Калиниченко, Гусин (Попов, 69), Мусолитин (Шищенко, 61) — Воробей (Зотов, 77), Ребров (Кормильцев, 56).
ГОЛЫ: 1:0 — Белькевич (48, пас — Макс.Ромащенко). 2:0 — А.Глеб (63, пас — Белькевич).
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Хацкевич (69, за откидку мяча после свистка), Гуренко (70, за удар соперника по ногам).



Комментарии (0)