2004-02-11 15:12:35
"МИГ И СУДЬБА" Василия Сарычева

"Спартак" (Минск) — "Байя" (Бразилия)

"Спартак" (Минск) — "Байя" (Бразилия)

Через год на чемпионате мира в Швеции бразильский футбол ждет триумф. А пока летом 1957-го ведущие клубы кудесников мяча рыскали по Европе, примеряясь к соперникам из Старого Света. Владевший титулом чемпиона одноименного штата клуб “Байя” прибыл в Минск, проведя перед этим товарищеские встречи в Москве (2:1 с “Торпедо”) и Ленинграде (3:4 от “Зенита”), а до того выиграв четыре матча в Чехословакии, два в Дании и один в Бельгии.




О проявленном к поединку болельщицком интересе лучше слов говорят трибуны, о серьезности подхода – просматривающиеся на верхотуре проходов фигурки милиционеров в характерных форменных галифе. Участники действа припоминают, что предматчевая церемония была несколько затянута гимнами, которых прозвучало три: Бразилии, БССР и Советского Союза. Цветы в руках спартаковцев, предназначенные соперникам, через минуту перекочуют от последних к сидящим на трибуне детишкам. В свою очередь бразильцы вручат белорусской команде алое полотнище с надписью “Привет советским спортсменам”.


Чтобы минчане не ударили лицом в грязь, из Москвы прислали тренера Александра Пономарева – знаменитого в прошлом торпедовского бомбардира Пономаря, неповторимо забивавшего ударом с носка. Прикомандированный наставник активно взялся за дело и даже принял непосредственное участие в тренировочном спарринге, забив два мяча – оба пыром. В короткий срок Пономарев поставил минчанам игру, а заодно укрепил психологию: выходя на поле, спартаковцы, с их слов, бразильцев не боялись.


Редкие, всего три года как начавшиеся практиковаться в белорусской столице, международные матчи нельзя было назвать опытом: спартаковцы принимали второразрядные команды Польши, Швейцарии, Китая, не сопоставимые в классе с той, что залетела в наши края 11 июня 1957 года. И нас вряд ли обманет просматривающаяся на снимке раскованность лиц отдельных футболистов, диссонирующая с сосредоточенностью партнеров. Слева направо перед нами тренер Николай Шевелянчик, Геннадий Абрамович, Юрий Мохов, Эмиль Микулец, Владимир Павлович, Юрий Ермаков, Геннадий Хасин, Михаил Радунский, Анатолий Ковалев, Александр Иванов, Дмитрий Дубровский, Николай Блашко, Леонид Ероховец, Алим Гиршин, Леонид Демин, Яков Рудерман, Владимир Гончаров.


Продвинутой по тем временам игровой схеме бразильцев 3-3-4 минчане противопоставили старорежимную “дубль-вэ”, которую продолжал играть весь Союз. Через год кудесники ошеломят мир революционной тактикой 4-2-4 – той самой, что наряду с высочайшей техникой принесет им статуэтку богини Нике, но и предшествующее построение покажется нашим почти откровением.


Белорусам посчастливилось открыть счет на 15-й минуте: Павлович от лицевой линии прострелил в центр штрафной, и Ероховец с ходу направил мяч в ворота – 1:0. На энтузиазме хозяева провели еще ряд атак, в ходе которых с трех метров пробил мимо Хасин, появлялись на ударных позициях Дубровский, Никуленко, Ероховец, Ковалев. А потом все встало на места: прибравшие нити игры гости закрутили такую карусель, что минчане были вынуждены прижаться к штрафной всей командой и лишь беспорядочно отмахивались. Спасением стало то, что феноменальный, лучший в жизни матч сыграл Юрий Мохов. У вратаря пошел фарт, подобный которому трудно представить. Гости отборные, все под метр девяносто, с отличной игрой головой, спартаковцы рядом с ними выглядели клопами. Понятно, что на штрафную раз за разом шли по-бразильски выверенные, отработанные передачи – но в воздух вспархивала маленькая птичка, перед изготовившимися к удару форвардами мелькало что-то черное, и мяч пропадал. Народ на трибунах неистовствовал. Рассказывают невероятный, нигде больше не виденный эпизод: мяч после рикошета идет в угол пустых ворот, однако летающий вратарь совершает немыслимый бросок назад-наискось и рукой прижимает мяч к штанге, а после выбрасывает в поле!


На 77-й минуте накал достигает апогея: судья назначает одиннадцатиметровый. Мяч устанавливает капитан бразильцев Жувеналь, однако Мохов обыгрывает и Жувеналя. Вратарь качнул корпусом в одну сторону, а бросился в противоположную, хитрость, интуиция и фарт сплелись воедино – удар отражен, но... прямо на бьющего. Все застыли в оцепенении, замер в “рамке” вскочивший Мохов, а бразилец сделал паузу и улыбнулся. Переложил мяч, замахнулся – Мохов двинулся по замаху вроде как падать, а следом снова метнулся в другую сторону, и удар пришелся в него!


Такой эмоциональный подъем, наверное, бывает раз в жизни, и все же счастье не бесконечно. Перед самым финальным свистком Мохов парирует хлесткий удар Вассила, кандидата в национальную сборную и лучшего в матче, но набежавший Ролисо добивает мяч в сетку – 1:1.


После игры уходившего со стадиона окольными путями расстроенного Мохова встретил военный. Пожал руку и сказал, что у них за такое дают Героя. Тень того матча витала над вратарем до трагического обрыва карьеры. Однажды Мохову сказали: “Юра, фильм про тебя!” Любопытство пересилило, и не без опасений, не подначивают ли, голкипер отправился в кинотеатр. По сюжету картины следователь вел допрос подозреваемого: “Где находились в такой-то день?” – “В Минске”. – “Что делали?” – “Был на футболе”. – “Хорошо, кто в воротах стоял?” – “Мохов, конечно”.


А вскоре в матче с “Черноморцем” Юрию сломали два ребра. И когда впервые в своей истории белорусская команда отправилась за рубеж (Хрущев совершал турне по соцстранам, а минские футболисты ехали следом и проводили матчи), в воротах стоял Эмиль Микулец, а Мохов сидел в запасе и держался за бок. Вернувшись в строй через пару месяцев, покоритель бразильцев Микульца из состава все же вытеснил: мощный уроженец Закарпатья сильно выглядел в “рамке”, но игру не читал, а Мохов со скромной антропометрией летал между штангами и над штрафной. Играли тогда в три защитника, с большущими щелями, в которые то и дело просачивались нападающие, и вратарю приходилось постоянно выскакивать из ворот, бросаясь в ноги. Ног нападающий, как правило, не убирал, и вратарь через раз бился головой о колени или щитки, сотрясения исчислялись десятками. В такие минуты все плыло, и, приходя в себя, голкипер подумывал иной раз, что, наверное, до старости не доживет...


...По окончании матча старший тренер гостей Лорензи высказал удовлетворение результатом. А судья Лемешич отметил, что много поездил по Европе, но такой объективной публики не встречал ни в одной стране.


Тем же вечером республиканский спорткомитет дал в ресторане “Беларусь” банкет, на котором не знавший промахов пенальтист Жувеналь подарил своему обидчику Мохову нейлоновую рубашку, каких в Минске тогда не знали. А председатель богатого в советские времена “Белсовпрофа” Горячкин, заядлый болельщик, премировал команду деньгами, причем самый толстый конверт вручил голкиперу. Две тысячи дореформенных рублей точно вписались в цену холодильника “Днепр”, продолжающего служить владельцу по сей день.





Комментарии (0)