2003-06-05 13:45:23
Чемпионат Беларуси

ЛУЧШИЙ ИГРОК ЧЕМПИОНАТА БЕЛАРУСИ. Капитан большого плавания

ЛУЧШИЙ ИГРОК ЧЕМПИОНАТА БЕЛАРУСИ. Капитан большого плавания

Еще год назад вряд ли кто-то предполагал, что MVP чемпионата Беларуси может быть назван Владимир ШАРКО. Капитан “Гродно-93” привычно воспринимался исполнителем ролей второго плана вплоть до завершившегося сезона, в котором ему довелось стать лидером чемпиона страны. Игра плеймейкера “93-х” и национальной сборной — яркая иллюстрация того, что в баскетболе важны не только снайперские качества: средняя результативность Владимира в белорусском первенстве — 11,2 очка. Но какими цифрами можно оценить, скажем, перехват на последних секундах сложнейшего первого матча финальной серии плей-офф?




Неделю назад Шарко исполнилось 29 лет. Это возраст, который сложно назвать порой расцвета для среднестатистического спортсмена. Тем не менее именно на нынешнее время фактически пришелся пик карьеры лауреата нашего опроса, побывавшего на днях в редакции “ПБ”.


ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Владимир ШАРКО. Родился 27.05.74 в Минске. Рост 200 см. Разыгрывающий защитник. Первые тренеры — Герман и Виталий Радюки. Выступал за “Энку” (Минск) — 1992-94, “Гродно-93” — 1994-97, 98-2003, “Урал-Грейт" (Россия) — 1997-98. Шестикратный чемпион (1996, 1999, 2000, 2001, 2002, 2003), двукратный серебряный (1995, 1997) и бронзовый (1993) призер первенства Беларуси. Трехкратный обладатель Кубка Беларуси (1998, 2001, 2002). Участник “Матчей всех звезд” чемпионата Беларуси (2000-2003). Избирался в символические пятерки чемпионатов страны (1995/96, 96/97, 2002/03). Лучший игрок чемпионата (2002/03). В сборной Беларуси — 26 встреч, в среднем 3,5 очка. Дебют в сборной — 27.11.96 в Минске в матче против Греции.


Играл как обычно, помогли обстоятельства


— Не назвал бы свой возраст порой расцвета. Мне кажется, все последние годы делаю работу одинаково. В этом сезоне повезло: представилась возможность больше поиграть. У Сан Саныча Борисова были нелады с нашим легионером, Жидрунасом Валуцкисом, соответственно на мою долю пришлось больше времени на площадке.


— Прошедший чемпионат тебе все же довелось начинать в качестве резервиста. Видимо, изменений не ожидал?


— Судя по последним годам, сложно было рассчитывать на изменение статуса.


— Спокойно относишься к роли “скамеечника”?


— В ней нет ничего зазорного. Даже в НБА разыгрывают приз лучшему “шестому”. Есть игроки, для которых выход на замену — часть работы. Я уже вышел из возраста, когда хотелось вырваться вперед, кому-то что-то доказать. Возмужал, повзрослел, амбиции улеглись.


— То есть, как любит повторять резервист “Юты” Андрей Кириленко, важно не кто начинает матч, а кто его заканчивает?


— Со словами Кириленко, честно говоря, не знаком. Для меня не столь важно выходить в стартовой пятерке или играть в концовке встречи. Просто рад, когда удается удачно войти в игру, показать тренеру, что он может на тебя рассчитывать в ключевой момент матча.


— Согласись, на доверие Борисова тебе сложно жаловаться. Даже будучи запасным в “Гродно-93”, ты всегда получал вызов в сборную.


— Здесь есть множество нюансов. Возможно, Сан Саныч просто не видел альтернативы в белорусском чемпионате. Тренер находился перед тяжелым выбором: от него одновременно требовался результат и в клубе, и в сборной. А в “Гродно-93” акцент делался на легионеров. И тренера можно понять: когда иностранцу платят хорошие деньги, к нему и больший спрос. Нельзя ведь, чтобы дорогостоящий легионер сидел “на банке”.


— Но в этом году так и получилось.


— Обстоятельства... Судя по всему, пригласили не того легионера.


— Жидрунас не вписывался в концепцию Борисова?


— Скорее всего. Он с самого начала не совсем понимал, чего от него хочет тренер, и через пару месяцев это непонимание переросло в разногласия. Что, впрочем, дало мне шанс…


Капитан должен вести народ за собой


— Несмотря на свой статус, все годы в “Гродно-93” ты проводишь в ранге капитана.


— Просто заслужил авторитет еще до отъезда в Россию. По крайней мере, среди игроков — про тренеров и руководство не скажу. Поэтому, когда вернулся, мне единогласно вернули капитанство. И Борисов не возражал: в этих вопросах мы с Сан Санычем всегда находили общий язык.


— Что для тебя значит быть капитаном?


— В любой момент матча, как бы тяжело ни было, сражаться и вести за собой ребят.


— То есть тебе присуще хладнокровие, умение проявить себя в сложной ситуации? Ведь капитаном, наверное, выбрали не за то, что ты такой хороший парень и у тебя в гостях всегда весело?


— Надеюсь, так и есть. А насчет хладнокровия… Просто, как я уже говорил, пытаюсь вести за собой народ, и ребята, очевидно, это чувствуют.


В Пермь зовут на свадьбу даже через пять лет


— Расскажи о своем уральском периоде. Как в Перми оказался?


— Совершенно случайно. С Сережей Светником попали на просмотр в один из российских клубов. Поехали в Пермь на турнир, где я сыграл довольно успешно. Это и стало поводом для приглашения. Сезон прошел удачно: в своей зоне Суперлиги мы потерпели только два поражения. Хотя команда была в начальной стадии становления. Сергей Кущенко, который теперь руководит ЦСКА, начал серьезные финансовые вливания, “Урал-Грейт” стал подниматься на тот уровень, на котором находится сейчас. Обидно, что в четвертьфинале плей-офф мы по собственной глупости уступили очко “Спортакадемклубу” по сумме двух встреч. Коллектив был хороший, со всеми отличные отношения. Кстати, товарищ из той команды зовет через две недели на свадьбу в Пермь. И это по прошествии пяти лет!


— Чего же не остался?


— На следующий год бюджет клуба стал гораздо больше, и в команду стали приглашать более классных, маститых игроков. Из прежнего состава оставили только троих.


РТИ был не слабее, помог характер


— Давай вернемся к прошедшему сезону: чем он для тебя запомнился?


— Во-первых, мы снова стали чемпионами. Причем выиграть было гораздо тяжелее, чем предыдущее первенство: сезон выдался слишком длинным, накопилась усталость, и, честно говоря, все только и ждали скорейшего окончания игр. Из проведенных матчей выделю поединок с “Алитой” в Гродно. В моей практике не было такого, чтобы, проигрывая 15 очков перед последней четвертью, удавалось переломить ход встречи и добиться победы. Которая, кстати, сохранила клубу место в еврокубках. Приятные моменты были и в сборной — победы над Польшей и Эстонией. Знаю, к результатам болельщики относятся по-разному, но мы показали, что умеем побеждать.


— Чем объяснишь, что “Гродно-93” пришлось так нелегко в финале белорусского первенства? Сказалась сила соперников или свои кадровые проблемы?


— Конечно, потеря Ромы Сафронова очень серьезная. Ведь в том же Кубке чемпионов он был половиной команды. Это наш основной центровой, который делал результат в нападении и здорово помогал в защите. А потом еще и Жора Кондрусевич “сломался”… Так что, по-моему, в финале РТИ по составу нам не уступал: ни по именам, ни по равномерной комплектации — ветераны, молодежь, “прослойка”.


— Благодаря чему тогда победили?


— За счет характера, духа победителей. Жаль, конечно, что уравнивание сил произошло из-за наших потерь — уровень чемпионата, увы, не растет. Зато болельщики наконец получили удовольствие, ведь борьба в финале была намного интереснее, чем в предыдущие годы. Правда, стоит заметить, что в Гродно кое-кто приходит на матчи с фигой в кармане, радуясь нашим неудачам.


В Саратове выиграть все равно не дали бы


— Любопытно, почему в городе к вам так изменилось отношение? Ведь еще года три назад “Гродно-93” даже на рядовых играх внутреннего чемпионата собирал полный зал.


— К сожалению, многим людям присуща черная зависть. Дескать, клуб живет хорошо, имеет деньги, приглашает легионеров. Значит, есть смысл болеть, чтобы было... хуже. К тому же в городе есть товарищи, которые могли бы быть при команде, но по той или иной причине оказались в стороне… Известно, что от любви до ненависти всего шаг. Скажем, выигрываем в еврокубках — все довольны, а проиграем — стыдно на улице показаться. К тому же многие неправильно соизмеряют наши возможности и соперников. У большинства европейских клубов намного большие бюджеты и соответственно другой уровень.


— Между прочим, о командах другого уровня и запоминающихся моментах. Пожалуй, стоит вспомнить гостевой матч с “Автодором”, в котором ты набрал 31 очко, а “Гродно-93” проиграл всего “минус 4”.


— Ехали в Саратов абсолютно раскрепощенными, без ответственности за результат. После “минус 40” дома знали, что за поражение никто нам голову не оторвет. К тому же в том матче нами руководил второй тренер, Евгений Дмитриевич Пустогвар. Он тоже к игре отнесся легко, позволил нам действовать в свое удовольствие. Сан Саныч всегда немного нагнетает обстановку, что некоторых игроков сковывает. В Саратове же ничего подобного не было, и у команды вдруг все стало получаться. Соперник от нас такого явно не ожидал.


— И вы едва не выиграли…


— Сам знаешь, чуть-чуть не считается. Впрочем, победить нам все равно не позволили бы: в этот день “Автодор” проводил 100-й матч в еврокубках…


— Небось из раздевалок выходили — шли мимо накрытых столов.


— Вот ты смеешься, а все почти так и было. Только столы у них наверху стояли, на втором этаже: мы заходили, видели.


— Кстати, в том матче ты сыграл здорово, вот только штрафные бросал хуже, чем с игры…


— Я еще на тренировке понял, что кольца в зале не очень удобные. Даже сказал ребятам, что издалека тут легче попасть, чем со штрафного. Получилось, сам себя настроил на промахи: если бы не думал об этом, наверняка все было бы нормально.


До двух метров дорос только на первом курсе


— У тебя нестандартный, технически неправильный бросок…


— Видимо, так учили. Хотя в первые годы я попадал неплохо, и, очевидно, тренеры решили ничего не менять. Ведь позже исправить все это очень трудно.


— Специально работаешь над повышением точности?


— Ничего особенного не делаю — только те упражнения, которые дают на тренировках. Разве что могу после занятий остаться в зале и немного побросать. Количество переходит в качество.


— Говоря о необычности, нельзя не упомянуть, что при двухметровом росте ты играешь разыгрывающего защитника. Как так получилось, и не пытались ли тебя переучить на каком-нибудь из этапов карьеры?


— Мои первые тренеры всегда стремились работать на перспективу и потому не мешали высоким игрокам развивать способности, которые у них уже имеются. Что касается меня, то я начал расти только в последнем учебном году, а в спецклассе был одним из самых маленьких. Даже когда школу заканчивал, мой рост был 193-194 сантиметра, а еще 6-7 добавил на первом курсе института физкультуры. Получилось, вытянулся чуть позже остальных.


— Разве удобно защищаться против маленьких игроков?


— Я привык, особых сложностей не испытываю. Конечно, бывают “малыши” особенно юркие, но с ними тяжело при любом росте. Зато не каждый маленький смело через меня бросит, мне же, напротив, атаковать удобнее. Да и на отсутствие скорости не жалуюсь.


— Можешь оценить свои сильные и слабые стороны?


— Об этом, наверное, лучше спросить у специалистов. Если разобраться, желательно улучшить почти все — и точность броска, и ведение, и технический арсенал. Хотелось бы за счет этого иметь возможность смелее действовать на площадке.


В июле предпочел бы отдых. Как и остальные


— В июле сборной Беларуси предстоит довольно тяжелый период: сбор, два турнира. Готов пожертвовать отпуском ради работы с национальной командой?


— Честно говоря, с огромным удовольствием провел бы полноценный отпуск. Если рассуждать о сборной, то есть много нюансов. В частности, по составу. У многих ребят туманные планы на будущее, и потому они предпочли бы заняться трудоустройством, ведь это важно и для сборной. Безусловно, плюс в том, что появляется шанс поработать вместе, поиграть, но, уверен, торчать две недели в Египте хочется не всем.


— С другой стороны, можно проявить себя в серьезных международных матчах…


— Нашими соперниками будут солидные сборные, которые готовятся к финальной стадии чемпионата Европы. Игроки будут рвать и метать, чтобы доказать право на место в составе. Нам же доказывать нечего. Боюсь, как бы при таком неоптимальном составе мы не получили оплеуху, удар по имиджу сборной Беларуси. Поэтому еще неизвестно, что лучше.


— А может, состояние расслабленности пойдет вам на пользу, как в Саратове?


— Не исключено. Хотя обольщаться в борьбе с Литвой, Россией, Украиной не стоит. Мы даже шутили: почему египтяне еще “югов” не пригласили?


— Все равно, наверное, интересно сражаться с сильными соперниками в товарищеских матчах?


— Интересно, конечно. Но я, к примеру, уже вышел из возраста, когда спортивный интерес превалировал над мыслями о будущем, трудоустройстве или возможности нормально провести отпуск с семьей.


За Беларусь буду играть, пока нужен команде


— Оцени выступление сборной в полуфинальном раунде.


— Начали слабо, но концовка добавила оптимизма. А если бы еще не упустили победу над Латвией…


— Итог закономерный?


— По этому поводу уже были дебаты на страницах “Прессбола”. Думаю, я как член сборной не вправе высказывать свое мнение. Мое дело играть, стараться добиться победы.


— После матча с Польшей вы с Димой Кузьминым что-то говорили о завершении карьеры в национальной команде. Насколько это серьезно?


— Говорил-то в основном Дима. Что касается меня... Нисколько не расстроился бы, если бы тренеры дали шанс молодым, перспективным игрокам. Тому же Сергею Чарикову, который, рассказывают, неплохо выступал в Германии. Конечно, для меня всегда на первом месте стояла честь страны, и если нужен сборной — нет проблем. Другое дело, что устал выступать в роли этакого затыкающего дыры: хочу либо играть, если достоин, либо оставаться дома. К тому же, по-моему, этот вопрос не является столь уж существенным. Я не принадлежу к числу лидеров сборной, потому мое наличие либо отсутствие не сильно меняет общую ситуацию.


— Какова ситуация с твоим дальнейшим пребыванием в стане “Гродно-93”?


— Все покрыто туманом. Как я понял из последних разговоров с руководством, ситуация может полностью измениться в любую сторону. Причем, скорее всего, в худшую.


— Альтернатива гродненскому варианту есть?


— Как говорил известный киногерой, будем искать...





Комментарии (0)