2019-03-25 21:42:40
Интервью

Александр Куль. Поиск себя

Александр Куль. Поиск себяДаже несведущий в белорусском баскетболе знает, кто такой Александр КУЛЬ. Центровой феерической молодежной сборной, выигравшей золотые медали чемпионата Европы-1994, а затем национальной команды, за которую выступал в течение шестнадцати лет с перерывом на учебу в Америке.


Лидер университета Джорджа Вашингтона, после неудавшегося драфта в НБА вернулся в Старый Свет и играл в чемпионатах Турции, Греции, Польши, Кипра. В 1999 году был признан лучшим баскетболистом Беларуси. После окончания игровой карьеры в “Минске-2006”, с которым стал четырехкратным чемпионом страны, зарекомендовал себя успешным менеджером. Да и креативное название “Цмокi- Мiнск” — его рук дело. Однако обстоятельства сложились так, что стан “драконов” пришлось покинуть. Пробовал себя проявить в “Falcon Club”, но сотрудничество, увы, долгоиграющим не вышло. Сегодня Александр на перепутье. Ждет предложений, а телефон предательски молчит…


— Ты по-прежнему безработный или что-то уже нашел?
— Ха, официально пока что настоящий тунеядец. Обличающие документы еще не пришли, но есть перспектива, что в ближайшем будущем пополню эти ряды.

— Раз чувство юмора не испарилось, не все так плохо...
— Ищу, где себя проявить. Занимаемся с друзьями небольшим проектом.

— Это связано с баскетболом?
— Нет. Там я не востребован.

— Прискорбно, что не у дел человек, столько сделавший для отечественного баскетбола.
— Здесь, как у медали, две стороны. Можно сказать: плохо, что такого крутого специалиста не ценят. А можно по-другому: его опыт и специализация не подходят организациям, которые могли бы предложить работу.

— В последнее время ты был руководителем фитнес-клуба и академии тенниса и сквоша в “Falcon Club”. Почему сотрудничество прервалось?
— Меня туда, скорее всего, брали как кризис-менеджера. То есть человека, который придет, все поменяет — и сразу посыплется дождь из золотых монет. Мое видение ситуации было несколько иным. С теми целями, которые устанавливают инвесторы — а они не соотносятся с возможностями людей в нынешней экономической ситуации в стране, — нереально все круто развернуть. Я считал, что сейчас, может, лучше немного недобрать, но спланировать и получать реальные результаты в более долгой перспективе. У руководителя же была другая точка зрения: нужно решить все горящие вопросы, не забывая о долгосрочных. Поэтому и расстались. По-джентльменски.

— После того как тебе предложили сменить работу в Центре экономического развития и спортивного маркетинга “Цмокаў”, которая приносила удовольствие, похоже, ты так и не нашел себя. Или я не прав?
— Да, там чувствовал себя комфортно. И при баскетболе, хотя уже не играл, и было понимание, как можно развивать клуб. Если бы моя баскетбольная карьера сложилась так, что, уходя на “пенсию”, мог приобрести клуб, то, конечно, диктовал бы свои условия. Клуб же государственное учреждение, учредитель — Мингорисполком, и там есть люди со своим представлением о том, как ему развиваться, кто и чем должен руководить. Кстати, трудиться тренером по ОФП мне тоже нравилось. Конечно, под жестким руководством Игоря Грищука вольностей и самодеятельности не позволялось. Зато на второй сезон, когда работал с резервной командой и детьми из ДЮСШ, получалось неплохо. От тренеров слышал только позитивные отзывы. В принципе можно было и дальше двигаться в этом направлении, но получил предложение от “Falcon Club”, и не смог от него отказаться. Поэтому пришлось уйти из клуба.

— Обратной дороги нет?
— Нельзя войти в ту же реку дважды. Разговаривал с Юрием Ивановичем Шаколой, он обрисовал вариант возвращения. Благодарен председателю клуба, что меня “не футболят”. Но пока не смог принять его предложение. Не говорю, что никогда не вернусь в “Цмокi”. Закончится сезон, летом там будет что-то перестраиваться — кто знает, возможно, и для меня найдется место. Если к тому времени с головой не окунусь в другую тему.

— Тебе принадлежала идея нетривиального хода по переименованию “Минска-2006” в “Цмокi-Мiнск”. Пришлось убеждать тогдашнего директора Константина Шереверю, или он легко согласился на ребрендинг?
— Как без убеждения? Ведь пока новое имя не закрепится в умах, всегда найдутся критики. Мне удалось разложить все по полочкам, обозначить плюсы, которые может принести переименование. Намного перспективнее работать с брендом, пробуждающим любопытство и фантазию. Не раз приходилось слышать, что люди заинтересовались баскетболом и даже стали фанатами после того, как услышали новое название клуба, оценили, что оно значительно интереснее сухого “Минск-2006”.

— Знаю, судьба “Цмокаў” тебе небезразлична. В воскресенье команда наконец-то выиграла в Лиге ВТБ, хотя до этого потерпела десять поражений. Почему, на твой взгляд, она нынче выглядит столь неубедительно?
— Не имея полной информации, могу рассуждать как простой болельщик. В середине сезона произошла смена тренера. Мера вынужденная — нужна была встряска. Хорошо знаю Ростислава Вергуна, высокого о нем мнения. С кем бы он ни работал, способен выдать отличный результат. Однако сейчас ему не завидую. Крайне сложно добиться прогресса с командой, которую не собирал, да еще с ограниченным бюджетом. Приведу пример греческого “Ариса”, в котором когда-то играл. Тренер не устраивал инвесторов — купили за сумасшедшие деньги другого, а тот привел с собой четырех дорогостоящих баскетболистов, с помощью которых клуб вышел на новый уровень. “Цмокi” не имеют серьезных финансовых возможностей, чтобы по ходу сезона значительно укрепить состав. Исходя из этого глупо требовать от Вергуна результата. Если же думать о перспективе, то ситуация довольно благоприятная. Надеюсь, Ростиславу предоставят кредит доверия, позволят летом укомплектовать состав под свои идеи. Будет любопытно наблюдать за обновленной командой.

— В плей-офф она уже не попадет, так, может, не стоит цепляться за результат, а оставшиеся матчи использовать в качестве полигона для молодежи?
— Результат в любом случае важен. Но необходимо и наигрывать молодых. Как увязать эти две задачи — решать тренеру. Никто другой не знает лучше всю кухню изнутри. Уверен, Вергуна больше одолевают мысли о том, какую команду он будет строить на будущий сезон. И уже из этих перспектив он может принимать решение, кому давать больше игрового времени, с кем стоит распрощаться, а кого обязательно нужно удержать. Кстати, то, что продлен контракт с хорошо проявившим себя, но получившим травму Абрамсом, подтверждает мои предположения.

— “Цмокi” — базовый клуб сборной, поэтому Крутиков совмещал посты тренера там и там. Однако сейчас положение иное: команду возглавляет специалист другой формации, взгляды которого на баскетбол отличаются. Конфликт неизбежен?
— Не хочется, чтобы он случился, но опасения имеются. В тренерских подходах Вергуна и Крутикова действительно больше различий, чем точек соприкосновения. Любопытно, как федерация разрулит эту ситуацию. Оставит все как есть или, может, создаст тренерский микс, в котором один будет ассистировать другому. Если они захотят работать в одной упряжке. Это как реалити-шоу: вышла интригующая закрутка, и все с нетерпением ждут следующей серии.

— В августе сборная проведет очередной квалификационный раунд, и он существенно отличается от предыдущих компактностью — все игры с Данией и Албанией будут проведены за две недели. Этот вариант более удобен для белорусов, чем с “окнами” через полгода?
— Без сомнений. Режим подготовки совершенно иной. Баскетболисты собираются не за два-три дня до матча, освежают в памяти комбинации и играют кто во что горазд, а смогут провести большой сбор. Да, придется обойтись без полноценного отдыха после сезона, но парни профессионалы, понимают, что ради высокой цели следует чем-то жертвовать. Зато месяц, а то и полтора у них будет возможность поработать с тренерским штабом, который потенциально может быть обновлен, а в таком случае видоизменится и схема игры. Независимо от того, кто будет руководить сборной, делаю на нее ставку. При качественной подготовке у нее высокие шансы пробиться дальше.

— Ты работал с молодежью: по отношению к делу она сильно отличается от игроков твоего поколения?
— Кардинально. Совсем другие люди, совершенно другая психология, иные ценности, способы достижения цели. Все другое. Они не понимают, что мотивировало нас, когда мы играли за сборную в 90-е — начале 2000-х. Баскетбол старой школы сейчас попросту не работает. Уверен, даже лучшие тренеры девяностых, тот же покойный Михаил Алексеевич Тайц, с нынешней молодежью не справились бы. Не поняли бы, чего она хочет и как ее мотивировать. К чему веду? Надо делать ставку на молодых тренеров, которые получают знания на современном уровне, изучают передовые тенденции развития мирового баскетбола.

— Тебя нередко привлекают на телевидение в качестве комментатора. Чем это интересно?
— Каждый раз — как возвращение в родной мир. Не претендую на то, что я опытный комментатор. Я ведомый, на подпевках. Обычно приглашают Дмитрий Герчиков или Алексей Пынтиков, а под крылом таких гуру чувствую себя спокойно. Смотреть за игрой и делиться своим видением интересно. Не слышал отзывов о том, хорошо ли у меня получается. Леша и Дима, конечно же, не скажут правды: мол, городил какую-то ересь — они же не хотят потерять второго номера. Безусловно, мне далеко до ребят, их комментарий льется как песня. Но поддержать диалог, по-моему, удается неплохо.

— Волнуешься перед эфиром?
— Когда впервые позвали, сильно волновался. Холодный пот, затык в речи, не знал, что сказать. Сейчас спокоен.

— “Цмокi” нынче выступают так, что без критики не обойтись. Игроки не обижаются?
— Естественно, кому-то что-то не нравится. Бывало, до нас доходило пожелание руководства: зачем столько критики? Но если мы замечаем явную ошибку, обязательно скажем. Это субъективное мнение, так сказать, элитных диванных критиков, которым дано право вещать на всю страну. Оно может расходиться с мнением тренера — это нормально. Когда болельщик слышит из “ящика”, какой классный баскетбол, а видит совершенно противоположное, возникнет вопрос: а где комментатор получает зарплату? Если клубный телевизионный канал — это объяснимо, критика допустима в рамках корпоративной этики. А если берем людей, которые обязаны комментировать непредвзято, сдерживающих рамок существовать не должно. В итоге у любого недовольного телезрителя есть возможность отключить звук. Как говорится, не нравится эта музыка — слушайте другую.

— Хотелось бы закольцевать наш разговор темой выбора дела по душе. Бывшие баскетболисты по-разному строят послеспортивную жизнь. Скажем, Андрей Свиридов, с которым ты когда-то улетел учиться в Америку, стал киноактером. Тебя подобное не привлекает?
— Меня — нет. А за Андрея очень рад. Его желание, образно говоря, покорить Голливуд, пусть и не до конца сформированное, проявлялось к концу учебы в университете. Знаю, что в киноиндустрии он прошел тяжелый путь, шипов было больше, чем роз. Не так, что вдруг чудесным образом стал звездой телесериалов. Долго пытался заявить о себе в Америке, затем переориентировался на Россию. И там у него выстрелило. Андрей находится на своем месте, занимается тем, что нравится. Точно по системе Икигай с четырьмя кружками. Первый — люблю делать, второй — умею делать, третий — то, за что мне платят, четвертый — то, что нужно людям. Если все четыре кружка нахлестываются друг на друга, это идеальный вариант. Значит, ты счастливый человек. У меня подобное сочетание наблюдалось, когда играл в баскетбол. Но я верю, что к нему еще приду.



Комментарии (0)