2019-04-08 21:44:25
Интервью

Олимпы Борисова. Отдыхать скучно

Олимпы Борисова. Отдыхать скучноВ отечественном баскетболе нет более титулованного специалиста, чем заслуженный тренер Беларуси Александр БОРИСОВ. Десятикратный чемпион страны во главе столичных РТИ и “Виталюра”, а также “Гродно-93”.


Серебряный призер первенства России с московским “Динамо”. Двенадцать лет руководил национальной сборной, а с “молодежкой” в 1994-м сотворил оглушительную сенсацию, выиграв золото чемпионата Европы. Сегодня Сан Саныч отмечает 70-летие, с чем мы его искренне поздравляем, присоединяясь к здравицам многочисленных учеников. В преддверии круглой даты поинтересовались у них, какие черты характеризуют Борисова. И юбиляр их прокомментировал.


Обладает хорошей интуицией
— Когда я начинал, допускал немало ляпов. Это неизбежно. Но на ошибках учишься. Интуиция приходит с опытом, особенно когда работаешь самостоятельно, полностью отвечаешь за результат, за игроков — да в принципе за все. Ситуация заставляет крепко думать, искать варианты, прогнозировать. Без скрупулезной подготовки надеяться на голую интуицию, какое-то мгновенное озарение — глупо. Да, в каких-то моментах оно может случиться, и тебе крупно повезет. Но только раз-другой, не больше. Интуиция — тонкая материя, одним подобное чувство свойственно, другим нет. Против природы не пойдешь. Вроде бы много лет работает тренер, но чуйки не хватает. А в баскетболе таких ситуаций множество: вовремя взять тайм-аут, просчитать соперника и выбрать верную тактику в концовке, сделать правильную замену. Порой со стороны она смотрится нелогичной, а вышедший на “поляну” игрок выстреливает.

Считается успешным тренером
— Возможно, это прозвучит нескромно, но я могу считать себя успешным. Не беру медальные достижения — просто мне посчастливилось поработать на хорошем уровне. Если туда приглашают, значит, ценят твои профессиональные качества. Особо выделил бы три отрезка. Это работа с национальной командой, московским “Динамо” и “Гродно-93”. Откровенно говоря, сборная — заноза в сердце. Не смогли пробиться на топ-чемпионат. Причин несколько, и самая серьезная — недоезд игроков. Постоянно от этого страдали: одних не отпустили клубы, кто-то не приехал по иной причине. Это сейчас система налажена, федерация строго следит, ФИБА резервирует “окна”. А раньше... Всегда мечтал, чтобы собрались все сильнейшие. Когда в 1995-м удалось выступить оптимальным составом, на квалификации в Македонии заняли первое место, пробились в полуфинальный раунд, получили классных соперников. В Афинах даже грозных греков переиграли. Жаль, в заключительном матче уступили Израилю и не попали в тройку, которая вышла на чемпионат Европы-1997.
Московское “Динамо” — это бренд. Ехал туда с волнением. Но выступили достойно. До последней игры суперфинала рубились с ЦСКА. В Кубке Европы дошли до полуфинала. А на следующий год я еще успел поиграть в Евролиге. Вот это уровень! Сражались с “Эфесом”, “Партизаном”, “По-Ортезом”, “Севильей”, “Бенеттоном”. Очень интересно.
“Гродно-93” до моего прихода выиграл чемпионат Беларуси, поэтому повторить этот результат — не такая уж серьезная мотивация для меня. Сказал руководству: ”Ставим задачу выйти на международный уровень“. Председатель облисполкома Александр Иосифович Дубко здорово нас поддерживал, да и спонсор по тем временам был неплохой. Начали пробиваться через квалификации, попали в Кубок Корача плюс в Северо-европейскую лигу, основанную Шарунасом Марчюленисом. В ней, кстати, были довольно жесткие условия, и Гродно их выполнил. Играли в Ледовом дворце, был приобретен баскетбольный помост, приходило много зрителей. Отработал там шесть лет, и об этом периоде остались самые теплые воспоминания.

На молодежном ЧЕ-1994 перехитрил испанцев
— Так и было. Вышли в полуфинал со второго места в группе и попали на сборную Испании, которая считалась главным претендентом на золото. В составе полно ребят, игравших в известных испанских клубах. До нас они всех разрывали с разницей в двадцать очков. Что для них Беларусь? Ясно, что ощущали себя явными фаворитами. Для нас же был успех, что пробились в четверку. Но аппетит, как говорится, приходит во время еды. Почему не посражаться? Индивидуально испанцы нас превосходили. Но мы не заваливались, проигрывали десять-двенадцать очков. В перерыве посоветовался с Михаилом Алексеевичем Тайцем, моим коллегой: личная защита не дает эффекта, а если стать “зоной”? Плюс сработал психологический аспект. Раздевалки рядом, хорошо слышно, какая веселая атмосфера в испанской. А наши хлопцы сидят, понурив головы. Пришлось взбодрить их зажигательной речью. Каюсь, с ненормативной лексикой. Мол, послушайте, что творится за стеной. Испанцы уверены, что уже победили. И в этом наш шанс. Второй тайм защищались на половине возле нашей скамейки. Стал на колено и подсказывал. “Зона” была для соперников сюрпризом — оказались к ней не готовы. И мы потихонечку начали доставать их. Обычно слежу за коллегой. Вначале тренер чинно сидел на лавке, потом встал, занервничал. А когда мы вырвали концовку, увидел в глазах испанцев трагедию. На пресс-конференции их капитан чуть не плакал. После игры они расспрашивали: “Беларусь — это где вообще?” Кстати, должен отметить отменное судейство. На заключительном ужине подошел к столику, где сидели арбитры, и поблагодарил за квалифицированную работу. Они даже захлопали, наверное, не ожидали. Ну а в финале с Италией нас было уже не сдержать — парни находились на колоссальном эмоциональном подъеме.

Обжигался на доверии подопечным
— Не сказал бы, что сильно обжигался. Но было. В основном это касалось сборной, когда известные нам баскетболисты не приезжали. Понимаю, когда травма или не отпускает клуб. А если объективных причин нет, однако игрок на вызов не откликался, это было крайне неприятно. Фамилии называть не стану. Зачем? Ребята сами знают и наверняка спустя годы жалеют, что так поступали.

Нетерпим к разгильдяям
— Однозначно. Я с детства очень любил баскетбол, не пропускал тренировки, внимательно слушал тренера, добросовестно пытался все выполнять. И позже, став тренером, такого же серьезного отношения требовал от подопечных. Если видел, что рвение у баскетболиста отсутствует и мои старания его переубедить напрасны, переставал обращать на него внимание. Но часто приходилось терпеть. Ведь не имел выбора игроков, чтобы безболезненно можно было избавиться от такого. Даже в московском “Динамо” была обойма из семи-восьми баскетболистов, остальные слабее.

Гордится учениками, ставшими тренерами
— Мне радостно, что они пошли по этой стезе. Знаю, порой, закончив играть, ребята заявляют: “Чтобы я был тренером, таким, как этот из нашей команды? Да никогда в жизни!” К сожалению, не все тренеры — достойный пример, и это отталкивает подопечных от вхождения в профессию. Не стану себя расхваливать, но, вероятно, работал правильно. Только из нашей золотой “молодежки” сколько выросло тренеров: Андрей Кривонос, Дмитрий Кузьмин, Руслан Бойдаков, Егор Мещеряков, Алексей Пынтиков, Олег Юшкин, Геннадий Кузнецов. Больше половины сборной! И парни уже достигли многого. Национальную сборную возглавляли Кривонос и Бойдаков, сейчас там в качестве ассистента Мещеряков, в женской — Пынтиков. Из “Динамо”: Сергей Базаревич — главный тренер сборной России, Дмитрий Шакулин, Игорь Грачев тоже трудятся на хорошем уровне. В Гродно кто возглавляет команды? Мои ученики — Андрей Василевко, Юрий Черняк, недавно Кузьмин принял “Олимпию”. Из РТИ — Сергей Светник, Игорь Корниенков, Николай Бузляков — все при деле. А какое имя сделал себе в Польше Игорь Грищук! Столько последователей — я счастлив!

Не умеет отдыхать
— Мой большой недостаток — не мог переключаться с работы на отдых. Так сложилось за много лет: сезон — клуб, лето — сборная. Круглогодичный цикл. И настолько привык, что не понимал, чем занять появившееся свободное время. Люди ждут с нетерпением отпуска, строят грандиозные планы. Я не такой. Мне скучно отдыхать. Проходит неделя, вторая — и начинаю хандрить. Не хватает баскетбола! Хорошо, у меня супруга — бывшая спортсменка, все понимает. Бесконечно благодарен Светлане Ивановне за терпение. Сборы, соревнования, тренировки — все это отнимало много времени. Домашнее хозяйство, воспитание двух дочек — почти все легло на ее плечи. Живем вместе сорок три года. Но должен заметить, что сейчас мне очень комфортно дома. Наверное, связано с тем, что слишком много ездил, пресытился. Как-то с внучкой посчитали, где был, — получилось больше сорока стран. И все это связано с баскетболом. Бесцельно путешествовать не по мне.

Страдает, что редко видится с дочками и внучкой
— Верно. Дочери привыкли: когда были маленькими, нечасто меня видели, сейчас тоже. Обе живут за рубежом — одна в Америке, другая — в Германии. Так сложилось. Но современная связь стирает границы, позволяет в любой момент благодаря тому же скайпу пообщаться. Так что не страдаю, но скучаю.

Зарплату вкладывал в теннисное развитие дочки
— Однажды Аркадий Эйдельман, увидев мою дочь, сказал: “Давай ее к нам в автозаводскую секцию”. Так и пошло. Когда переехали в Малиновку, начали возить Олю во Дворец тенниса. Там тренировал Марат Николаевич Зверев. Стала мастером спорта, ездила по турнирам. Должен заметить, что теннис очень затратный вид спорта... А потом ее пригласили в американский университет Вирджиния. Посоветовались, решили попробовать. Училась, играла. Да так и осталась там жить. Вышла замуж, получила еще и медицинское образование, работает в госпитале.
У старшей со спортом не сложилось. В детстве часто переезжали, не до этого было. Юля окончила институт иностранных языков. Профильным был немецкий, и она по обмену попала в Германию. Там захотела получить еще одно образование — поступила в Боннский университет. Живет в Дюссельдорфе, воспитывает дочь.

Абсолютно городской человек
— Дачу не признаю. Не дачи, а передачи были для меня на первом месте. Баскетбол. Остальное — по остаточному принципу. Я действительно абсолютно городской человек. Все семьдесят лет ему не изменяю. Не понимаю прелести “фазенды”. Среди грядок буквой “Г” стоять? А на шашлычок мы и так можем на природу выбраться.

Оптимист по натуре
— Да, это я. Считаю, тренер по сущности своей не может быть пессимистом. Как это: не верить в себя, в свою команду? Зачем тогда заниматься этим ремеслом? Да, не все коллеги одаривают лучезарной улыбкой. Но внешность — не показатель. Даже мрачный по натуре тренер в душе все равно оптимист. Уверен.

Неудовлетворенные амбиции игрока подтолкнули к тренерской работе
— Совершенно верно. Анализирую, и убеждаюсь, что многие успешные тренеры не состоялись как сильные баскетболисты. Есть здесь глубинная связь. Свою мечту я просто чуть изменил. Все равно в баскетболе, только в ином амплуа.

Убежден, что Куль должен был заиграть в НБА
— Очень на это надеялся. Когда Саша собрался за океан, его университетский тренер Джаверс убеждал меня: “Поверь, сделаю из него второго Юинга”. В НБА играл такой великий центровой. В то время Америка была голубой мечтой. Получить престижное образование и играть в сильнейшей студенческой лиге мира, которая может стать трамплином для профессиональной карьеры. Что я мог тогда сказать? Флаг в руки. Хотя было обидно на несколько лет терять для сборной такого игрока. В итоге получилось не совсем то, что хотелось. Не стану никого обвинять, но, уверен, Куль не до конца себя реализовал.

Болезненно переносит поражения
— Ничего не мог с собой поделать: сильно переживал. Но старался искать причину неудачи в себе. Тренер иногда и не виноват. Все висит на волоске: проиграли потому, что баскетболист не забросил на последних секундах. Начинаю в себе копаться: почему его выпустил, не взял минуту, не ту замену сделал, не так построил игру? Бессонная ночь обеспечена. А когда побеждаешь, все быстро проходит: пережил эйфорию, получил поздравления от друзей и уже думаешь о следующей игре. Радость делится на многих. Как говорят: у победы много родственников, а поражение — сирота. Вот его и приходится переживать в одиночку.



Умеет воздействовать на арбитров
— Всегда искал с ними контакт. Понимал, что арбитр имеет большое значение. Технические получал крайне редко. Хотя я тренер довольно-таки крикливый. Игра, эмоции. На судью не наезжал, а старался в спокойной манере высказать свое видение эпизода. Для него сигнал: тренер все видит. Возьмите Итудиса: он без умолку беседует с арбитром. А Обрадович вообще король! Когда выигрывает, может даже по плечу судью похлопать, а если “горит” — почти не умолкает. Но на том уровне арбитры не каратели. Видел на чемпионате Европы, когда они останавливали игру, чтобы успокоить тренера, объяснить, почему было принято то или иное решение. Уважаю таких.

Жалеет, что не поработал в Лиге ВТБ
— Досадно, но в мое время не было такой лиги, одной из сильнейших в Европе. Какие команды, какие тренеры! Я всегда учился у коллег. В советское время не стеснялся подсмотреть что-то новенькое у Кондрашина или Гомельского. А сколько личностей встречалось в женском баскетболе: Карнитис, Гетманис, Берлин, Ячменев, Швам! После игр всегда общались, и меня, самого молодого, хорошо принимали. Мне очень повезло.

Не чувствует тяжести лет
— Увы, уже не могу подобного утверждать. Если бы сейчас мне предложили стать главным тренером, отказался бы. Знаю: это огромная ответственность, работа отнимает очень много времени, сил, здоровья. Я перенес болезнь, к счастью, выкарабкался. Помогать молодым тренерам — вот это сейчас мое занятие. Курирую ДЮСШ, работаю председателем тренерского совета, куда входят все ведущие тренеры клуба. Благодарен, что востребован в “Цмоках”. Чувствую себя здесь как рыба в воде.



Комментарии (0)