2006-02-03 18:48:48
Интервью

ПОРТРЕТ. Елена Швайбович: я растворилась в детях

ПОРТРЕТ. Елена Швайбович: я растворилась в детях

Машина, взобравшись на обледеневшую горку и скользнув на вираже, свернула вправо. Улица Звездная. Именно ее мы ищем с фотокорреспондентом Александром Стадубом, напросившись в гости к очень хорошему человеку. Разыскивая глазами на фасадах разнокалиберных коттеджей табличку с нужными цифрами, поймал себя на мысли: а ведь в жизни многое символично. В частности, то, что загородный дом замечательной белорусской баскетболистки, олимпийской чемпионки Барселоны Елены ШВАЙБОВИЧ находится на улице именно с таким названием. Какая-нибудь там Абрикосовая или Тенистая были бы явно не к месту. Лена нас ожидает. Хотя, когда созванивались, по-дружески предупредила: “Болею, поэтому выгляжу нефотогенично. Ну да ладно — приезжайте. А то уже готова сорваться в Ростов, муж ждет не дождется...”





Трехлетний Матвей и Ванюша, который старше братишки на полтора года, встретили гостей своеобразно. Сначала характер показал один, наотрез отказавшись появляться в кадре, затем очередь покапризничать перешла к младшему. Но изменения в настроении оказались мимолетными, и уже через десяток минут вокруг мирно беседовавших взрослых развернулись настоящие маневры. Оказавшаяся в эпицентре боевых действий мама Лена периодически напускала на себя сердитый вид, но он совершенно не пугал малышей, ибо в глазах ее плескалось море любви и ласки...

ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”
Елена ШВАЙБОВИЧ. Родилась 3.02.66 в Минске. Заслуженный мастер спорта. Выступала за команды “Горизонт” (Минск) (1984-92), “Олимпия” (Познань, Польша) (1992-94), “Динамо” (Москва, Россия) (1994-2000). Чемпионка Польши (1993, 94) и России (1998, 99, 2000), серебряный призер чемпионатов СССР (1989) и России (1996), бронзовый призер чемпионата России (1995, 97). Финалист Кубка Ронкетти (1992), участник “финала четырех” Евролиги (2000), бронзовый призер Кубка европейских чемпионов (1993). Выступала в составах юниорской, молодежной, национальной сборных СССР, СНГ и Беларуси. Серебряная медалистка чемпионата Европы среди молодежи (1984), чемпионка мира среди молодежи (1985), чемпионка Европы (1989), серебряный призер Игр доброй воли (1990), чемпионка Олимпийский игр (1992).

Путь в неизвестность

— Честно говоря, удивился, узнав, что ты сменила Москву на Ростов. С чего это вдруг такие жизненные перемены?
— Мой муж, Александр Хожайнов, работает начальником баскетбольной команды “Локомотив-Ростов”. А где быть верной жене, если не рядом? Мы там уже третий сезон. Саша с другом детства Андреем Ведищевым решили организовать в Ростове сильный клуб. Все лето пробыли в городе, нашли солидных спонсоров. И дело закрутилось. Сразу начали с суперлиги, что говорит о потенциале команды. Восьмое место в таблице, по-моему, вполне достойный показатель для коллектива, которому от роду всего ничего.

— Муж ехал на работу, а ты?
— По сути, в пустоту. Другая жизнь, когда не с кем поделиться, пообщаться. Тяжело было, чего скрывать. Целыми днями с детьми возилась. Сейчас уже легче. Под- росли. Да и вообще, существует эффект третьего года, когда человек адаптируется в чужом городе. Ситуация изменилась кардинально: появились знакомые, друзья.

— Вырвалась из заточения в четырех стенах?
— Да. Комментирую баскетбол на местном телевидении — в прошлом году представители регионального канала “Спорт” сделали мне такое предложение. Первое время еле языком ворочала: трансляции шли в прямом эфире, страшно. Даже рядом с журналистом было боязно, долго не могла освоиться. Но постепенно втянулась, даже вошла во вкус. Так что с работой мне повезло, случайность помогла.

— Случайность ли? Не думаю, что в Ростове есть еще олимпийские чемпионы по баскетболу.
— Действительно, ко мне отношение очень теплое. Не раз давала интервью для газет и телевидения. Баскетбол в Ростове пока не может похвастать достижениями, особенно женский, поэтому я на виду.

— А в тренеры податься не собираешься?
— Когда-то в Ростове была женская команда, я еще против нее играла в составе московского “Динамо”. Мысль о восстановлении ее статуса витает в воздухе. Правда, сейчас в составе одни школьницы. Но есть хорошие девочки. В прошлом году сразу четверых пригласили в Самару — школа работает плодотворно. Буду ли тренером? Вряд ли. Возможно, займусь организационной работой. Хотя зарекаться не стоит: все-таки есть чувство, что могу много полезного дать этим детям, научить их чему-то.

Саша — рисковый человек

— Твой супруг — бывший баскетболист?
— В детстве занимался баскетболом, но когда пришла пора решать, идти ли в спортинтернат, он в отличие от Ведищева не пошел. Родители настояли — нужно учиться. Закончил школу, институт, получил юридическое образование. Но фанатом баскетбола остался на всю жизнь. Человек он очень интересный. Чем только в жизни не занимался! И успешно: если ставил перед собой цель, обязательно ее добивался. У него в Москве был хорошо отлаженный бизнес — автомобильный сервис. Да еще в центре города, представляешь, какая там конкуренция? Но все это оставил партнеру и сорвался в Ростов.

— Отчаянный поступок. Он тебя, наверное, своей целеустремленностью и обаял?
— Не знаю… В его пользу говорило многое. Знаешь, для женщины всегда важно, чтобы она чувствовала заботу, стремление мужчины сделать тебя счастливой.

— Судя по всему, и на новом месте у мужа дела спорятся.
— Саша молодец, команду раскручивает по полной программе, в Ростове настоящий баскетбольный бум. Идеи из него буквально фонтанируют. В прошлом году выпустили очень красивый перекидной календарь. Фотографии сделаны в старом вагоне, ребята снимались в шубах из модного салона на голое тело. У Куделина шуба была просто уникальная — его фото разместили на титульном листе. Игорь вообще любимец публики.

— Представляю, как расхватали эти календари дамы.
— В момент разошлись! Мужчины наши красавцы — фигуры что надо. Потом Саша устроил фотосессию в нижнем белье, еще снимались в роли античных героев. У нас есть журнал “Эго. Стиль успешного мужчины”. Так вот в нем каждый месяц представляли игроков. Начали с тренера Ацо Петровича. Такие классные фото получились! Серб во время матчей ведет себя потрясающе. Эмоции бьют ключом, мимика, жесты, даже на колени падает. И это при том, что у него рост под два метра и он отнюдь не худенький. Артист! Да и как специалист он любому сто очков форы даст. Вместе с ассистентом и земляком Миланом Котарацем после каждого матча в этот же вечер (!) делают видеонарезку показательных моментов, разбирают игру буквально по кусочкам. А перед следующей встречей у них уже готова другая кассета, и на собрании по каждому из соперников дают характеристики, отмечают сильные и слабые стороны, объясняют, как против него действовать. А какая дисциплина на тренировках! Каждая минута насыщена работой, никаких расслаблений. Если Петрович делает паузу и разрешает попить водички, то ребята, будто стадо бизонов, несутся на водопой. Минутная передышка, и опять пахота. Раньше, когда с командой работали Цинман и Самарский, ничего подобного не наблюдалось, баскетболисты имели значительно более комфортный режим. Зато сейчас приятно заглянуть в турнирную таблицу.

— Слушаю тебя и по-хорошему завидую. У нас на дуэль лидеров “Виталюра” и “Гродно-93” в твой родной зал “Горизонт” от силы пару сотен болельщиков набивается.
— О, с посещением матчей у нас полный ажур. Зал уютный, играть комфортно. Полторы тысячи мест никогда не пустуют. Перед сезоном пустили в продажу годовые абонементы, так желающих их приобрести оказалось больше, чем могут вместить трибуны. Кстати, у нас уже намечено строительство нового комплекса: зал, гостиница, магазины, развлекательный центр. Суперпроект!

В глазах американок был ужас

— Если не против, давай перебросим мостик в твое игровое прошлое. Уникальное достижение: тебе ведь пришлось поиграть за три сборные: СССР, СНГ и суверенной Беларуси.
— Я плавно переходила с одной ступеньки института сборных на другую — юниорская команда, молодежная, вторая. Но когда в 1989 году наконец-то попала в национальную дружину СССР, чувствовала себя самым счастливым человеком. В ее составе провела замечательное время. В принципе сборная СНГ была ее близнецом. Отличалась разве только тем, что с ней мы добились блестящего результата — выиграли Олимпиаду. А вот мысли и эмоции, которые испытывала в составе сборной Беларуси, не сравнить. Конечно, понимаешь, что защищаешь честь страны, но все не то: цель, которая стоит перед командой, уровень соревнований, состав, да и отношение к сборной. О последнем даже говорить не хочется, до сих пор стыдно вспоминать, как мы готовились. А ведь при этом даже умудрялись кое у кого выигрывать.

— Победу на Олимпиаде, конечно же, считаешь пиком карьеры?
— А как иначе? Чемпионы мира, Европы периодически обновляются, а вот чемпионом Олимпийских игр становишься навечно. Потому-то к завоеванию этого титула стремится любой спортсмен. Сколько у нас замечательных баскетболистов, завоевавших награды на всевозможных соревнованиях, но так и не покоривших Олимп. Для них в моральном плане это — большой урон. Поэтому я благодарна судьбе за такой подарок.

— К тому времени Союз уже развалился, и сборная в таком интернациональном составе могла больше не собраться. Ощущение того, что в Барселоне у вас был последний шанс выиграть что-то стоящее, подстегивало?
— Еще как! Кстати, команда у нас тогда подобралась действительно классная. Такого замечательного микроклимата, искренних отношений между игроками я не помню ни до ни после. У нас была цель, причем реальная, и мы шли к ней, изо всех сил помогая друг другу.

— Создание такого микроклимата — заслуга главного тренера?
— Без сомнений. Евгений Яковлевич Гомельский — прекрасный психолог. В женском коллективе работать непросто, а для него девичьи души — как раскрытая книга. Он создал такую атмосферу, что мы были одним целым, ни у кого даже мысли не рождалось подсчитывать, кто сколько минут проводит на площадке, почему в “пятаке” выходят те игроки, а не эти. О конкуренции никто не вспоминал.

— И все-таки она была?
— Только накануне Олимпиады. Когда же были объявлены фамилии двенадцати счастливчиков, все успокоились. С корабля не спишут, ведь он уже ушел в плавание.

— Любопытная напрашивается аналогия. В 1988-м золотая олимпийская команда Александра Гомельского начала турнир с поражения от Югославии. А четыре года спустя уже дружина Евгения Гомельского пошла по той же тропке — в дебютном матче уступила Кубе.
— Ведь что обидно: до Олимпиады с кубинками мы встречались раз пять и выигрывали по 20-30 очков. Наверное, не настроились. Хотя кубинки тогда прыгнули выше головы, показали нам, где раки зимуют. Видно было, что мы для них превосходный раздражитель.

— История о том, как Гомельский выводил вас из состояния грогги после кубинского конфуза, стала уже притчей во языцех.
— Но ведь какой гениальный психологический ход! Кто бы еще догадался угостить игроков вином? Да еще в момент, когда мы перед собранием готовились к страшной головомойке. И тут такое! Тоска-печаль сразу улетучилась. Теперь нам сам черт был не страшен.

— Американская сборная, пожалуй, была пострашнее черта. Ведь до этого восемь лет никому не уступала. Полагаю, главным поединком женского олимпийского турнира стал отнюдь не финал, а предварявшая его ваша схватка с американками.
— Пресса расхваливала их на все лады. По аналогии с мужской “Dream Team-1”, демонстрировавшей чудеса баскетбола, женскую сборную США называли “Dream Team-2”. Американки чувствовали себя фаворитками. И вдруг такое потрясение. У меня на всю жизнь запечатлелись в памяти глаза этих девочек, когда они проигрывали нам концовку матча и искренне не понимали, что происходит. А их тренер вообще была в шоке.

— Как я помню, вы взяли верх не только благодаря характеру, но и умело выбранной тактике.
— Да, к той встрече подготовились блестяще. Делали все для того, чтобы соперницы чувствовали себя не в своей тарелке. Сбивали темп, жестко прихватывали лидеров. Ну, конечно, не обошлось и без удачи.

— После эйфории от исторической виктории над США можно было и не собраться на финал.
— Нет, проиграть Китаю мы уже просто не имели права. Хотя поединок и сложился очень трудно, но мы ни разу не позволили китаянкам даже сравнять счет. Победили заслуженно.

В Польше купалась в лучах славы

— Выбор олимпийской чемпионкой познаньской “Олимпии”, довольно среднего по европейским меркам клуба, многих озадачил.
— Дело в том, что контракт с “Олимпией” я подписала еще до Барселоны — в мае. Президент клуба все сделал хитро. Но я не жалею о том, что поехала в Польшу. Такого болельщицкого обожания и поклонения, которое я пережила там за два года, не чувствовала больше нигде. Даже через несколько лет после того, как покинула страну, меня не забыли. Помню, ехали с “Динамо” из Калининграда на еврокубковый матч в Гданьск. На границе заходит в наш автобус таможенник: “Ну, и где то ест наша пани Швайбович?” Все просто обалдели. Было безумно приятно. И позже, когда ездили в Польшу с мужем, столько было встреч — люди узнавали, интересовались моей жизнью, желали удачи…

— Приятные ощущения от игрового периода в “Олимпии”, вероятно, усиливало то обстоятельство, что в команде была большая белорусская диаспора: ты, Лиля Малая, Лена Мишина и Семен Львович Халипский.
— Ленка добавилась к нам на второй год. Первый же выдался очень тяжелым. Впервые оторвались от мам и пап, уехали на чужбину, где поначалу все было непривычным. Плюс навалилась огромная ответственность: в случае неудачи в прессе всех собак вешали на нас с Лилей. Здорово, что рядом находился Халипский.

— В 1994 году ты перешла в московское “Динамо”. Однако как-то призналась, что судьба могла сложиться по-иному — на руках у тебя был билет до Берлина.
— Два года в Польше вымотали изрядно, физические и психологические нагрузки были колоссальными. Чемпионат страны, участие в Кубке Ронкетти, потом в Кубке европейских чемпионов, бесконечные переезды. Устала до такой степени, что вообще подумывала бросить баскетбол. Все лето отдыхала в Минске, начала строить этот дом. Продержалась так до ноября. А потом меня нашел один человек из Германии, я уж и не вспомню его фамилию, сделал предложение. Я ему толкую, что полгода не тренировалась. А он: “Ничего, ближайшая игра только через неделю. Ты нам нужна. Подписываем контракт, сумма такая-то”. В общем, уболтал. Буквально за день мне открыли визу, билеты купили. Но ему нужно было по срочным делам сгонять в Москву, я же через день должна была прилететь в Берлин, где он меня собирался встретить. А вечером вдруг позвонила Овечкина и настойчиво позвала к себе в “Динамо”. И я решилась. С тех пор чувствую вину перед немцами, поступила-то некрасиво...

— Вероятно, финансовые аргументы “Динамо” оказались весомее?
— На самую малость. Но дело не в этом. Во-первых, Москва — та же родина. А во-вторых, хорошенько поразмыслив, испугалась перспектив. Ведь ожидания немцев были наивными: вот приедет олимпийская чемпионка, и мы все выиграем. На меня смотрели как на локомотив, который тянул бы за собой команду. А каким я могла быть лидером в разобранном состоянии? Хотя, не знаю. Не позвони в тот день Овечкина, все было бы по-другому…

— Но сложилось так, как сложилось, и в “Динамо” ты провела второй по продолжительности после “Горизонта”, зато самый насыщенный на награды отрезок — шесть великолепных сезонов.
— Действительно, каждый год команда завоевывала медали, трижды — золотые. Выступали в Евролиге, где пришлось соперничать с европейскими грандами. Есть что вспомнить.

— И все-таки время вешать на гвоздик баскетбольные ботинки пришло. Овечкина быстро смирилась, что теряет лидера, или все-таки пыталась тебя переубедить и задержать в команде?
— Возраст уже поджимал, да и тяжело было. В чемпионате России еще ничего, можно играть — тогда его уровень был не таким высоким, а вот в Евролиге приходилось туго. Честно предупредила Овечкину, что это мой последний сезон. Она — женщина, может, поэтому отношение к игрокам совершенно не такое, как у мужчин. Ну, где еще мужья не просто допускаются на сбор команды, а специально приглашаются тренером? Овечкина очень лояльно относилась к вопросам дружбы и любви. Рожайте, выходите замуж. Главное, вовремя предупредите. Поэтому, когда я сказала о решении завершить игровую карьеру, отнеслась с пониманием. Даже шикарные проводы мне устроила. В ноябре на кубковом матче с французами. Наши, правда, проиграли, и проводы прошли не с тем настроением, на которое рассчитывали. Но все равно было очень трогательно. От белорусской федерации приезжал Малашенко, привез медаль от президента. Кстати, как думаешь, кто был изображен на ней? Хоккеист!

— Вероятно, тебе хотели намекнуть, что пришла пора становиться на коньки и брать в руки клюшку... В отличие от Беларуси в России олимпийские чемпионы имеют особый статус, получают достойную пенсию. На тебя, обладающую российским паспортом, эти льготы распространяются?
— Конечно. В России, ты правильно сказал, олимпийские чемпионы в почете. Я тесно общаюсь с Ирой Сумниковой, работающей в федерации баскетбола. Так вот она рассказывает, что они проводят множество мероприятий с участием ветеранов. Приглашают на презентации, организовывают встречи с молодежью, просто вывозят на природу на уик-энд. Молодцы. Олимпийская пенсия — пятьсот долларов. Но платят не только олимпийцам. Чемпионы мира, Европы тоже получают, но меньшую сумму. Это очень важно для поддержки людей, отдавших спорту лучшие годы. Они чувствуют, что не напрасно теряли здоровье, о них помнят, уважают. Ладно, мое поколение успело заработать хоть что-то. А каково тем, кто приносил спортивную славу стране в годы, когда жили за железным занавесом? Тогда о высоких гонорарах не мечтали, а слово “контракт” считалось едва ли не ругательным.

— Наше государство до такого, увы, пока не доросло. Да и вообще, национальная федерация не очень-то балует олимпийских чемпионов вниманием. Разве что на празднование 80-летия белорусского баскетбола пригласила.
— На вечере в Витебске положительных эмоций получила очень много. Столько памятных встреч с тренерами, бывшими партнерами! Все здорово организовали, а нам уделили столько внимания, что было даже неловко.

Сыновья спасли от депрессии

— Рождение ребенка продлевает молодость маме, а двоих — вдвойне.
(Смеется). По-моему, эту формулу вывели хитрые мужчины. Знаешь, я сильная женщина, но когда на меня свалились заботы о детях, пришлось нелегко. Спасибо маме, здорово помогала. Маленькими они плохо спали, вот и курсировала всю ночь — от одного к другому. Но это все в прошлом. Сейчас забот поубавилось, подросли.

— Обычно для спортсменок рождение ребенка является некоей психологической преградой. Ты ее преодолела легко?
— Так ведь я к тому времени уже ушла из баскетбола. Скажу о другом. Каждому после ухода из спорта приходится пережить сложный период. Вчера занимался любимой работой, был востребован, а сегодня ты никто. Вокруг вакуум. Чем заняться, как жить? Многие не выдерживали психологического пресса, ломались. Так вот я считаю, что мне повезло. Бог послал нам Ваню, когда мы с мужем почти потеряли надежду. А вслед и Матвея, что стало для нас не менее приятным потрясением. Сыновья избавили от горьких дум и душевных терзаний, спасли в тяжелейший период адаптации к обычной жизни. Даже не представляю, как жила бы без детей. Я ценю каждую минуту, проведенную с ними. Хотя бывают, конечно, моменты, когда достанут. Но все равно, любой день — подарок судьбы. Ведь такого в жизни уже не будет. Лет через пять скажут: “Мама, не целуй, не обнимай нас, нам это не нравится”. Дети растут очень быстро… Когда Ванюшу мы отдали в сад, Матвей каждое утро ревел: “Хочу тоже в сад!” И когда через полгода освободилось место, с радостью пошел. Но был в группе самым младшим. Дети, естественно, подтрунивали над ним, а он все обижался: “Мама, эта девочка говорит, что я маленький. Скажи, это неправда. Я — большой!” Очень уж хочется ему быстрее повзрослеть…

— Ты счастлива?
— Без сомнений. Любимый муж, сыновья, друзья. Я вообще к жизни отношусь оптимистично. В любом человеке, с которым сводит судьба, стараюсь найти что-то притягивающее. И потому считаю, что плохих людей нет.

P.S. Сегодня Елена Швайбович отметит юбилей. Поздравляем!






Комментарии (0)