2003-12-29 12:00:18
Прочее

ТРЕНЕР 80-ЛЕТИЯ. Вездесущий Сан Саныч

ТРЕНЕР 80-ЛЕТИЯ. Вездесущий Сан Саныч

Александра БОРИСОВА в “ПБ” очень много. И это неудивительно: человек, названный лучшим мужским тренером за 80 лет существования баскетбола в Беларуси, в этом самом баскетболе фактически вездесущ. На его плечах — бессменный чемпион последних лет “Гродно-93”, единственный клуб, представлявший нашу страну в еврокубках, национальная сборная и пост председателя тренерского совета. Как ни странно, в ряду многочисленных интервью у Сан Саныча не было возможности вернуться в прошлое и рассказать о своей карьере. Исправить этот пробел мы решили в форме автобиографии, предоставив слово самому Борисову.




ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Александр БОРИСОВ. Родился 9.04.49. Мастер спорта. Заслуженный тренер Республики Беларусь. Выступал за минский “Спартак” (“Буревестник”) — 1967-74. Второй тренер женского “Горизонта” (Минск) — 1974-80. Главный тренер женского “Инждорстроя” (Кишинев) — 1980-85. Главный тренер РТИ (Минск) — 1985-87 (дубль), 87-95 (основа), “Динамо” (Москва, Россия) — 1995-97, РШВСМ-РУОР (Минск) — 1997-98, “Гродно-93” — с 1998-го. Вице-чемпион России — 1995, чемпион Беларуси — 1993, 95, 99-2003, вице-чемпион Беларуси — 1994. Обладатель Кубка Беларуси — 2001-03. Главный тренер сборной Беларуси — 1995-98, с 2001-го (18 побед, 23 поражения). Во главе молодежной сборной Беларуси в 1994 году стал чемпионом Европы.


На площадке с Едешко


В баскетболе оказался благодаря брату Виктору, который старше меня на четыре года. Выступал за могилевскую команду детской спортивной школы на спартакиадах учащихся и мог бы стать профессиональным спортсменом, ведь в 1967-м меня вместе с Лешей Шукшиным и Женей Иланским позвали в минский “Спартак”, предшественник РТИ. Хотя знаю, что было приглашение даже из Ленинграда, от Кондрашина, который только-только принял питерскую команду. Тогда ведь, при Союзе, разбирали игроков еще по результатам первенства школьников.


Вскоре спартаковский клуб в Минске переименовали в “Буревестник” и передали радиотехническому институту, а я играл в нем до 1974 года, причем в 1972-м получил звание мастера спорта. Партнерами были такие известные личности, как Едешко, Крисевич, Пастушик и другие. Почему закончил играть так рано? На то были причины. Я всегда фанател по баскетболу, но однажды тогдашний тренер “радиотехников” Панин, к мнению которого всегда относился очень уважительно, предпочел сделать ставку на других. Можно было попробовать себя в иной команде, но я решил “завязать”.


Ученик Халипского


Хотел было уехать в родной Могилев, найти место в детской спортшколе, но Халипский, который тогда уже работал с “Горизонтом”, пригласил к себе. Дескать, к маме с папой ты всегда успеешь, помогай лучше мне. Семен Львович знает меня с детства, знаком с моими родителями — он ведь тоже из Могилева. Халипский как раз затеял реорганизацию команды, привлекал молодых девчонок — тогда стали раскрываться Ивинская, Губа — и, видимо, решил, что я как бывший баскетболист смогу вдохнуть в игру “Горизонта” свежую струю. Так, 14 августа 1974 года я стал профессиональным тренером.


А в 1977-м мне поручили готовить молодежную горизонтовскую команду. Провели первый турнир в Латвии, выполнили поставленные задачи, а затем в 78-м в старшей возрастной категории впервые в истории заняли второе место на Союзе. Так мы трижды кряду выступали в финалах молодежного первенства СССР, а заодно я помогал Халипскому в команде мастеров. Благодаря успехам горизонтовской молодежи у меня хватало предложений стать главным, да и сам в 31 год стал задумываться о самостоятельной работе. Потому принял предложение переехать в Кишинев, где базировался клуб “Инждорстрой”, обладавший солидными традициями.


От женщин к дублю РТИ


Уровень баскетбола в Молдавии, конечно, оставлял желать лучшего, дружина находилась на 14-м месте и балансировала на грани вылета из второго дивизиона в переходный турнир. Трудности не страшили — хотелось себя проявить. Мы добрались до пятого места, но оно оказалось потолком. Потом наступил перестроечный период как в клубе, так и во всей стране. Мне даже вежливо посоветовали уехать из Молдавии, просто потому, что я там оказался чужаком.


В 1985 году, когда мы были в Москве на Спартакиаде народов СССР, ко мне подошел Алексей Алексеевич Шукшин (в то время — ассистент тренера сборной Союза, готовившейся к чемпионату мира) и предложил возвращаться в Минск, работать с дублем РТИ. С тех пор переквалифицировался в мужского тренера.


Переход к мужскому баскетболу получился довольно легким. Моими подопечными были Клемезь, Светник, Король, Дайнеко… В Белгороде мы уступили 5 очков только питерскому “Спартаку”, за который выступали Кисурин, Пашутин, Беляев, Заманский. Год поработал с дублем, занял с ним пятое место на Союзе, а в 1987-м команду оставил Алексей Шукшин, и мне предложили занять его место.


Перспективы и побеги


Начался самый страшный период в моей тренерской карьере. Ребята получили возможность уезжать за границу, но вопросы переходов были практически не отрегулированы. Грязи в этих делах было очень много. Да и морально приходилось тяжело. То на тренера сыплются обвинения, дескать, от тебя убегают, то на ребят — мол, не патриоты, за длинным рублем погнались. Это сейчас зарабатывать деньги за рубежом совершенно нормально. Попытались мы навести порядок. Позвонили полякам, чехам, предупреждали покупателей, чтобы договаривались сначала с клубом. В то же время хотелось сохранить классное поколение ребят… 1993 год — мы играем с “Барселоной” во Дворце спорта. А на подходе новые имена — Куль, Мещеряков, Кривонос, Ольшевский, Лашкевич. Что делать? Короче, решили: если будут предложения у Дайнеко, Клемезя, Светника, отпустим без проблем. А молодежь устроили в училище. Кстати, нисколько не умаляю роли в этом деле занимавшегося с ребятами Тайца.


И стали готовиться к чемпионату Европы. В то же время проходило становление национальной команды, которая, правда, больше проигрывала, но в ее рядах набирались необходимого опыта те же Куль и Кривонос. Ребятам было легче потом на том самом молодежном чемпионате Европы, который мы выиграли в 1994-м.


Конкурент ЦСКА


Правда ли, что меня пригласили в московское “Динамо”, чтобы заполучить Дайнеко? Валера и Руслан Бойдаков тогда были в волгоградском “Аквариусе”. А я — со сборной в Турции. Приехал туда менеджер “Динамо” Борис Каюмов и говорит: “Саша, мы проводим работу с вашими игроками, как ты считаешь, они согласятся?” — “Боря, если вы ставите высокие задачи, предлагаете приличные условия, конечно, они приедут в Москву”. На этом фактически разговор был исчерпан. А на следующий день приходит: “А если мы тебя пригласим?” — “Конечно, я поспособствую”. Правда, позже узнал, что к тому моменту у ребят уже были контракты.


Период работы в московском “Динамо” — полтора года — вызывает, пожалуй, самые приятные воспоминания. Ведь под моим руководством были спортсмены высочайшего уровня… Почему не сложилась карьера в Москве? Думаю, Александр Яковлевич Гомельский просто почувствовал конкуренцию для своего ЦСКА. Нет, отношения между нами были и остаются нормальными, теплыми. Он всегда в глаза улыбался, мол, ты классный тренер, можешь возглавлять любую сборную. Но за спиной говорил: “На кой этот белорус здесь нужен?” Когда “Динамо” вышло в финал и в серии с армейцами до трех побед дотянуло до пятого матча, мне честно сказали: “Если ты выиграешь, в Москве не задержишься”. Это не сыграло решающей роли: просто было сделано все, чтобы сенсации не произошло. Тогда и почувствовал, что работать там не дадут, потому продлевать контракт не стал. Можно ли было остаться в России? Конечно. Звали в “Спортакадемклуб”, в питерский “Спартак”, но там были действующие тренеры, а смещать коллег мне не хотелось.


Воспитанные “сборники”


Следующий цикл игр национальной сборной, в которой заправляли Дайнеко и Грищук, получился, наверное, лучшим в истории. Пробились в полуфинал, там неплохо смотрелись. Но с тех пор начался сложнейший период: по сей день не удается собрать команду в оптимальном составе. Не знаю, вина это моя или беда. Помните, как в прошлой квалификации завалили первый круг? А во втором приехали сильнейшие и разгромили всех соперников.


Считаю, в любом случае мы смотримся достой- но. Многие сборные готовятся к турнирам месяцами, а мы — за два-три дня. Нужно ведь и схему игры поставить, и настроить баскетболистов… Хорошо хоть в свое время ребята были подготовлены в человеческом плане. В сборной России, к примеру, игрокам дают сто долларов суточных во время сборов, а у нас — практически ничего. Даже за получение экипировки члены национальной сборной платят половину стоимости! Как такое возможно? Наши ребята воспитаны нормально, претензий не предъявляют. Жаль только, что некоторые люди этим пользуются. Да, я понимаю, есть футбол, хоккей, и я с уважением отношусь к своим коллегам в этих видах спорта. Но баскетбол был и будет одним из самых популярных в мире.


В этом году я присутствовал на финале чемпионата Европы в Стокгольме. Как приятно было видеть заполненный до отказа 15-тысячный дворец! Даже шведы, обожающие хоккей, с большой симпатией относятся к баскетболу. Моя минская квартира — в Малиновке, и я постоянно вижу, как пацаны бросают мяч в кольцо во дворе. Нельзя это убивать! С уважением и интересом отношусь, к примеру, к легкой атлетике, слежу за соревнованиями, но здесь — игра! А игра присуща всем, это человеческая натура…


Да, сегодня мы не на высшем уровне. Но и в других игровых видах нет существенных достижений. Все успехи — история, я ведь не кичусь золотой медалью чемпионата Европы 1994 года. А у нас есть и современный успех — серебро девочек-кадеток — огромное достижение! Говорят: покажите результат, и мы обеспечим финансирование. Но ведь для результата тоже необходима основа.


Тренеру нужна практика


Совмещение постов главного тренера сборной и клуба — нормальное явление. Не так важно заинтересовать наставника национальной команды материально. Он как любой работник должен иметь постоянную практику. Только тогда ты сможешь вести игру, принимать правильные решения. Не представляю, как можно ограничиваться поездками по регионам, просмотрами, переговорами. Я так не могу. Многое зависит от личности тренера. Во главу угла он должен ставить дело, а не стремление обогатиться. Получается ли это у меня? Думаю, да. Многие коллеги предлагают забрать игроков в “Гродно-93”, чтобы те прогрессировали. Но сейчас в этом нет смысла, ведь клуб не выступает в еврокубках. Да, мы ограничиваемся первенством страны, но, скажем, для Свиридова и Зайцева все равно полезнее перейти в “Гродно-93”. Уверен, в профессиональном плане они делают шаг вперед. Пусть они не так ярко выглядят, как в Витебске, но зато добавляют в организации игры, приближаются к уровню национальной команды. У нас нет ни одной прошлогодней комбинации, полностью перестроена защита. При этом взаимодействия подразумевают участие основы сборной, то есть гродненцы исполняют роли Егора Мещерякова, Саши Куля, Арсения Кучинского.


За одного битого...


Вот уже шестой год руковожу “Гродно-93”. Мы стремились создать лучший клуб в стране, пользоваться возможностью выступления на международной арене. К нам предъявлялись требования, мы их решали. Отремонтировали гостиницу, купили помост, оборудование для Ледового дворца… И вот в этом году мы впервые остались без еврокубков. Слова руководства: “Нам неудобно, что вы проигрываете”. Но ведь, чтобы побеждать, надо развивать, а не разрушать! “Сан Саныч, что вам нужно, чтобы команда взяла верх над соперниками не три раза в десяти матчах, а пять?” — “Давайте приобретем еще одного хорошего игрока”. Но это мечты.


Шесть лет в Гродно. Много? Может быть. Однако Халипский с одной командой проработал 20 лет. Плохо это или хорошо? Не знаю. Но смена обстановки, конечно, необходима. Хотя не хочу говорить про конкретные периоды. В НБА, к примеру, постоянная ротация кадров идет. Там на одном месте держатся только великие. Я на такую роль пока не претендую.





Комментарии (0)